Представитель в Республике Карелия
Свободный доступ к продуктам
Свободный доступ

Бесплатно для специалистов химической промышленности    Вебинары и семинары    Бесплатно для специалистов фармацевтической промышленности

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации

Комментарий к общей части

Комментарий к разделу I Уголовный закон

Комментарий к главе 1 Задачи и принципы Уголовного кодекса Российской Федерации


Уголовный кодекс открывается главой, в которой установлены исходные начала уголовно-правового регулирования: определен круг источников уголовно-правовых предписаний, раскрыто содержание принципов уголовного права, сформулировано общее понятие о юридическом факте, порождающем уголовно-правовые отношения.

Исходя из этих общих положений, уголовное право может быть представлено в качестве отрасли публичного права, которое на основе конституционных и общепризнанных международно-правовых принципов обеспечивает в обществе баланс свободы и безопасности, причем как за счет установления пределов свободы граждан в реализации принадлежащих им прав и возможностей ради интересов общей безопасности, так и за счет ограничения государства в выборе правоохранительных мер в интересах соблюдения прав и свобод граждан.

Идее баланса и гармонии подчинены все предписания комментируемой главы, которые в совокупности призваны обеспечить в сфере противодействия преступлениям уголовно-правовыми средствами баланс национальных интересов и международно-правовых обязательств, личности и государства, интересов потерпевшего и лица, совершившего преступление, справедливости сурового воздаяния и гуманизма, формальной определенности запрета и индивидуальных проявлений преступного поведения и т.д.

В этой связи особое значение приобретает утвердившееся в науке суждение о том, что положения гл.1 УК своим адресатом имеют не только граждан, находящихся в юрисдикции России, но и само Российское государство, составляя основу формирования его уголовно-правовой политики.

Эти же положения, с учетом содержания конституционных приоритетов, позволяют сформулировать цель такой политики - обеспечение безопасности сбалансированных интересов личности, общества и государства от актуальных и потенциальных криминальных угроз.

Литература

ALIGN="justify" ID="P0010" CLASS="formattext topleveltext">

1. Елинский А.В. Проблемы уголовного права в конституционном измерении. М., 2012.

2. Мальцев В.В. Принципы уголовного права и их реализация в правоприменительной деятельности. СПб., 2004.

3. Ображиев К.В. Система формальных (юридических) источников российского уголовного права. М., 2015.

4. Пудовочкин Ю.Е. Учение об основах уголовного права. М., 2012.

5. Филимонов В.Д. Охранительная функция уголовного права. СПб., 2003.

Комментарий к статье 1. Уголовное законодательство Российской Федерации


Законодательство и постановления Пленума Верховного Суда РФ

1. Указ Президента РФ от 31 декабря 2015 г. N 683 "О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации" // СЗ РФ. 2016. N 1 (ч.II). Ст.212.

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" // БВС РФ. 1996. N 1.

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" // БВС РФ. 2003. N 12.

4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. N 21 "О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней" // БВС РФ. 2013. N 8.

1. Комментируемая статья определяет круг формальных источников Российского уголовного права, относя к ним прежде всего Конституцию РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права и федеральное уголовное законодательство.

CLASS="formattext topleveltext">

2. Ядро системы уголовного законодательства составляет Уголовный кодекс РФ - принятый в установленном порядке, отражающий волю народа, соответствующий Конституции РФ, а также общепризнанным принципам и нормам международного права федеральный, кодифицированный уголовный закон, который целостно, системно и исчерпывающим образом определяет перечень деяний, признаваемых преступлениями, и уголовно-правовые последствия их совершения.

Кодекс как нормативный правовой акт, занимающий особое положение в системе уголовного законодательства:

- представляет собой федеральный закон, т.е. принятый парламентом посредством демократических процедур нормативный правовой акт, отражающий согласованное мнение большей части населения страны относительно оснований и пределов ограничения их конституционных прав в интересах безопасности;

- обладает высшей юридической силой по отношению к иным нормативным актам в сфере установления преступности деяний, общих принципов и правил ответственности, содержания и порядка назначения наказания и иных мер уголовно-правового характера;

- является кодифицированным актом; новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в него (новые законы следует считать включенными в Кодекс с момента вступления их в юридическую силу).

3. В состав уголовного законодательства входят оперативные законы о введении в действие Уголовного кодекса РФ или отдельных его положений. К их числу относятся прежде всего Федеральный закон РФ от 13 июня 1996 г. N 64-ФЗ "О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации" и Федеральный закон РФ от 28 декабря 2004 г. N 177-ФЗ "О введении в действие положений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации о наказании в виде обязательных работ", Федеральный закон РФ от 5 мая 2014 г. N 91-ФЗ "О применении положений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации на территориях Республики Крым и города Федерального значения Севастополя".

4. Уголовное законодательство включает в себя постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ об объявлении амнистии. Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, такое постановление является уникальным актом, поскольку предусмотрено Конституцией РФ, распространяется на индивидуально не определенный круг лиц и деяний, по существу допускает отказ от реализации ранее примененных или подлежащих применению норм УК РФ.

ALIGN="justify" ID="P002E" CLASS="formattext topleveltext">

5. Замыкают систему уголовного законодательства постановления Правительства РФ, в которых по прямой отсылке к УК РФ или без таковой раскрывается содержание отдельных признаков уголовно-правовых норм (например, постановление Правительства РФ от 6 февраля 2004 г. N 54 "О медицинском освидетельствовании осужденных, представляемых к освобождению от наказания в связи с болезнью"). Участвуя непосредственно в регулировании уголовно-правовых отношений, Правительство РФ тем не менее, исходя из принципа разделения властей, не вправе, как и другие органы исполнительной власти, устанавливать не предусмотренные федеральным законом основания уголовной ответственности.

6. В российской правовой системе действует презумпция соответствия отраслевого законодательства Конституции. Между тем эта презумпция опровержима.

При рассмотрении судами уголовных дел следует оценивать содержание уголовного законодательства на предмет его конституционности и во всех необходимых случаях применять Конституцию РФ в качестве акта прямого действия. Суд, разрешая дело, применяет непосредственно Конституцию, в частности: а) когда закрепленные нормой Конституции положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения; б) когда Конституционным Судом РФ выявлен пробел в правовом регулировании либо когда пробел образовался в связи с признанием не соответствующими Конституции нормативного правового акта или его отдельных положений с учетом порядка, сроков и особенностей исполнения решения Конституционного Суда РФ, если они в нем указаны.

Придя к выводу о несоответствии Конституции РФ подлежащего применению уголовного закона, суд не вправе применить его в конкретном деле и обязан обратиться в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке конституционности этого закона.

7. В отечественной правовой системе презюмируется соответствие уголовного законодательства РФ общепризнанным принципам и нормам международного права и международным договорам РФ.

Под общепризнанными принципами международного права следует понимать основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо, а под общепризнанными нормами - правила поведения, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательных. Указанные принципы и нормы должны содержаться в письменных правовых источниках, в частности в документах ООН и ее специализированных учреждений, в международных пактах, конвенциях и иных документах.

Под международным договором следует понимать международное соглашение, заключенное РФ с иностранным государством (или государствами), с международной организацией либо с иным образованием, обладающим правом заключать международные договоры, в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования.

В соответствии с ч.4 ст.15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы; если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Данное правило следует понимать и применять в единстве с предписаниями принципа законности, согласно которым преступность и наказуемость общественно опасных деяний определяется в РФ только Уголовным кодексом. Если международные договоры предусматривают признаки составов уголовно наказуемых деяний, они не могут применяться судами непосредственно, за исключением случаев, когда норма УК прямо устанавливает необходимость применения международного договора РФ (например, ст.355 и 356 УК РФ).

8. При применении норм уголовного законодательства, норм и принципов международного права особое значение имеет прецедентная практика Европейского Суда по правам человека.

Правовые позиции Европейского Суда по правам человека, которые содержатся в его окончательных постановлениях, принятых в отношении РФ, являются обязательными для судов. С целью эффективной защиты прав и свобод человека судами должны учитываться правовые позиции Европейского Суда, изложенные в ставших окончательными постановлениях, которые приняты в отношении других государств-участников Конвенции. При этом правовая позиция учитывается судом, если обстоятельства рассматриваемого им дела являются аналогичными обстоятельствам, ставшим предметом анализа и выводов Европейского Суда.

Однако ни Конвенция о защите прав человека и основных свобод, ни основанные на ней правовые позиции Европейского Суда по правам человека не отменяют для российской правовой системы приоритет Конституции РФ и поэтому подлежат реализации только при условии признания высшей юридической силы именно Конституции РФ. Если постановление Европейского Суда по правам человека, вынесенное по жалобе против России, основано на толковании положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, приводящем к их противоречию с Конституцией РФ, такое постановление не может быть исполнено.

9. В ряду источников уголовного права особое место занимают постановления Пленума Верховного Суда РФ. Конституционное правомочие Пленума Верховного Суда РФ давать судам разъяснения по вопросам применения законодательства в целях обеспечения единства судебной практики направлено на поддержание единообразия в толковании и применении норм права судами и является одним из элементов конституционного механизма охраны единства и непротиворечивости российской правовой системы, реализация которого в процессуальном регулировании обеспечивается установленной законом возможностью отмены судебных постановлений, в том числе в случае их расхождения с постановлениями Пленума Верховного Суда РФ, содержащими разъяснения по вопросам судебной практики.

После принятия постановления Пленума Верховного Суда РФ, в котором разъясняется смысл той или иной нормы права, применение судами в ходе рассмотрения дела конкретных правовых норм должно соотноситься с разъяснениями, данными в постановлении Пленума Верховного Суда РФ; иное может свидетельствовать о судебной ошибке, допущенной при разрешении дела.

Судебная практика

1. В силу положений ст.15 Конституции РФ и ч.3 ст.1 УПК РФ, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законодательством РФ, то применяются правила международного договора: постановление Президиума Верховного Суда РФ от 25 июня 2014 г. N 4-П14ПР // БВС РФ. 2014. N 10.

2. Установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела является основанием для возобновления производства по делу ввиду новых обстоятельств: постановление Президиума Верховного Суда РФ от 29 сентября 2007 г. N 290-П07 // БВС РФ. 2008. N 2.

3. Нарушение п.1 ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судами РФ уголовных дел о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, явилось основанием для возобновления производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств и отмены приговора: постановление Президиума Верховного Суда РФ от 25 сентября 2013 г. N 158-П13 // БВС РФ. 2014. N 4.

4. Признание Конституционным Судом РФ положений ч.1 ст.10 УК РФ, ч.2 ст.24, ч.2 ст.27, ч.4 ст.133 и ст.212 УПК РФ, лишающих лицо, в отношении которого уголовное преследование прекращено на досудебной стадии уголовного судопроизводства вследствие принятия нового уголовного закона, устраняющего преступность и наказуемость инкриминируемого ему деяния, реализации им права на реабилитацию, не соответствующими Конституции РФ, послужило основанием для возобновления производства по уголовному делу и отмены судебных решений: постановление Президиума Верховного Суда РФ от 9 апреля 2014 г. N 341-П13 // БВС РФ. 2014. N 10.

Комментарий к статье 2. Задачи Уголовного кодекса Российской Федерации


Законодательство

1. Указ Президента РФ от 31 декабря 2015 г. N 683 "О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации" // СЗ РФ. 2016. N 1 (ч.II). Ст.212.

2. Концепция общественной безопасности в Российской Федерации, утв. Президентом РФ 14 ноября 2013 г. N Пр-2685 // СПС...

1. Статья определяет задачи Уголовного кодекса, а следовательно, место и роль уголовного права в системе обеспечения национальной безопасности. Традиционной стала нормативная постановка перед уголовным правом двух задач: охранительной и предупредительной, реализация которых составляет выполнение юридических функций отрасли. Наряду с этим наука аргументирует достижение уголовным правом и иных, общесоциальных задач: воспитательной, ценностно-ориентационной, социально-интегративной, обеспечения справедливости.

2. Охранительная задача уголовного права заключается в охране уголовно-правовыми средствами таких социально значимых объектов, как права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок и общественная безопасность, окружающая среда, конституционный строй РФ, мир и безопасность человечества.

Средствами решения охранительной задачи уголовного права являются: определение основания и принципов уголовной ответственности, криминализация и пенализация деяний, установление иных уголовно-правовых последствий совершения преступлений.

ID="P004C" CLASS="formattext topleveltext">

3. Предупредительная задача уголовного права заключается в использовании уголовно-правовых средств в общей системе государственных мер, направленных на выявление, устранение, ослабление или нейтрализацию причин и условий преступлений, а также в удержании отдельных людей от совершения преступлений. Уголовный закон выступает крайним средством, последним аргументом власти в предупреждении преступлений, когда предотвращение вреда с помощью иных правовых средств оказывается невозможным.

В Общей части УК предупредительный эффект заложен в предписаниях о добровольном отказе от преступления, об обстоятельствах, исключающих преступность деяния, о деятельном раскаянии как основании освобождения от уголовной ответственности, о принудительном психиатрическом лечении лиц, совершивших общественно опасные деяния в состоянии невменяемости и т.д. В Особенной части УК РФ профилактическую нагрузку несут предписания об ответственности за поведение, препятствующее раскрытию преступлений, за вовлечение тех или иных лиц в совершение преступлений или антиобщественных действий, за преступления, служащие криминогенными условиями, благоприятствующими совершению более тяжких преступлений, предписания о специальных случаях деятельного раскаяния. Значительный предупредительный эффект имеет также последовательная реализация идеи неотвратимости уголовно-правового реагирования на каждое совершенное преступление.

Комментарий к статье 3. Принцип законности


Законодательство

1. Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. // Международные акты о правах человека: сб.док. / сост. В.А.Карташкин, Е.А.Лукашева. М., 2000.

2. Конвенция Совета Европы о защите прав человека и основных свобод 1950 г. // Совет Европы и Россия: сб.док. / отв.ред. Ю.Ю.Берестнев. М., 2004.

3. Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека 1995 г. // СЗ РФ. 1999. N 13. Ст.1489.

ALIGN="justify" ID="P0058" CLASS="formattext topleveltext">

1. Согласно комментируемой статье преступность и наказуемость общественно опасного деяния, иные уголовно-правовые последствия его совершения определяются только уголовным законом. Однако суть принципа законности не столько в том, чтобы именно в УК непосредственно закрепить все, что так или иначе относится к уголовному праву, сколько в том, чтобы признаки преступного поведения и наказание за него были установлены на момент совершения того или иного общественно опасного деяния с достаточной полнотой и ясностью, и чтобы все лица, к которым обращены требования уголовного закона, могли реально ознакомиться с содержанием закона с тем, чтобы привести свое поведение в соответствие с его требованиями.

2. Такая интерпретация принципа основана на понимании закона и законности, представленном в практике Европейского суда по правам человека и Конституционного Суда РФ. В постановлении Европейского Суда по правам человека от 21 января 2003 г. по делу "Веебер (Veeber) против Эстонии" (N 2) (жалоба N 45771/99) указывается, что Конвенция о защите прав человека и основных свобод в общей форме закрепляет принцип, согласно которому только закон устанавливает преступность деяния и наказание, и принцип, согласно которому не допускается расширительное толкование уголовного закона во вред обвиняемому. Из этих принципов следует, что преступление должно быть четко определено в законе. Данное требование считается соблюденным, если любое лицо может понять из формулировки соответствующей нормы и, в случае необходимости, с помощью толкования этой нормы судом, какие действие и бездействие могут повлечь наступление уголовной ответственности. В постановлении Европейского Суда по правам человека от 25 июля 2013 г. по делу "Ходорковский и Лебедев (Khodorkovskij and Lebedev) против России" (жалобы N 11082/06 и 13772/05) отмечается также, что используемая Судом концепция "закона" объединяет собственно законы, подзаконные акты и прецедентную практику и предполагает требования качества закона, в том числе требования доступности и предсказуемости.

3. Требование предусмотренности преступности и наказуемости деяния только в УК означает полный запрет применения закона по аналогии. Аналогия представляет собой такой вид правоприменения, при котором для урегулирования тех или иных общественных отношений, непосредственно не урегулированных в законе, применяются аналогичные, близкие по содержанию нормы. Сегодня аналогия в уголовном праве недопустима. Объективно существующие пробелы в уголовно-правовом регулировании должны быть восполняемы самим законодателем.

4. В качестве наиболее общего похода к толкованию закона, ставящему заслон на пути его применения по аналоги, можно предложить правило предпочтительности толкования, наиболее благожелательного для лица, совершившего преступление, и правило разрешения в его пользу всяких сомнений при интерпретации уголовного закона. По смыслу ст.49 Конституции РФ в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств и т.д.

ID="P0060" CLASS="formattext topleveltext">
Судебная практика

1. При переквалификации деяния суд обязан указывать не только часть, но и пункт соответствующей статьи Уголовного кодекса: определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 сентября 1997 г. // БВС РФ. 1995. N 1.

2. Неправильное применение судом уголовного закона в части назначения наказания в виде ареста повлекло отмену приговора: определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 апреля 2011 г. // БВС РФ. 2012. N 1.

3. Отсутствие мотивов для решения суда о неприменении дополнительного вида наказания, предусмотренного в качестве обязательного, повлекло отмену приговора: определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 октября 2010 г. // БВС РФ. 2011. N 3.

Комментарий к статье 4. Принцип равенства граждан перед законом


Законодательство

1. Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г.

2. Конвенция Совета Европы о защите прав человека и основных свобод 1950 г.

3. Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека от 1995 г.

1. Основные требования принципа равенства граждан перед законом заключаются в следующем: уголовный закон должен обеспечить равную охрану равных по социальной значимости объектов; в рамках уголовно-правовых отношений все однотипные субъекты должны обладать равным статусом; закон обеспечивает равенство оснований уголовной ответственности всех лиц, совершивших преступления, и равенство критериев индивидуализации применяемых мер уголовно-правового характера.

ID="P0072" CLASS="formattext topleveltext">

2. Закрепление в законе принципа равенства не препятствует законодателю проводить дифференцированную политику в части установления преступности посягательств на отдельные объекты уголовно-правовой охраны. В силу этого, не может признаваться нарушением принципа равенства наличие в УК специальных норм об ответственности за посягательства на жизнь, здоровье, достоинство отдельных представителей государственной власти и должностных лиц, поскольку такие нормы всегда предполагают наличие в преступлении еще одного объекта.

3. Нельзя признавать дискриминацией и установление уголовной ответственности за какое-либо деяние лишь для строго определенной группы лиц (например, для должностных лиц). Как отметил Конституционный Суд РФ, в примечании 1 к ст.285 УК РФ устанавливается единый правовой статус граждан, осуществляющих определенные виды деятельности в соответствующих органах и учреждениях, и не предусматривается каких бы то ни было ограничений или преимуществ в связи с полом, расой, национальностью, языком, происхождением и другими обстоятельствами, названными в ст.19 Конституции РФ. Данная статья Конституции РФ не исключает возможности установления ответственности за некоторые деяния, которые могут совершаться только определенными категориями граждан - должностными лицами, военнослужащими и другими так называемыми специальными субъектами.

4. Принцип равенства не исключает дифференциации уголовной ответственности в зависимости от особенностей личности совершившего преступление. Напротив, конституционному запрету дискриминации противоречило бы законодательное установление уголовной ответственности и наказания без учета личности виновного и иных обстоятельств, имеющих объективное и разумное обоснование и способствующих адекватной оценке общественной опасности как самого преступного деяния, так и совершившего преступление лица, и применение одинаковых мер ответственности за различные по степени общественной опасности преступления без учета фактора интенсивности участия конкретного лица в преступлении, его поведения после совершения преступления и после отбытия наказания, если таковое уже назначалось ранее, иных характеризующих личность обстоятельств.

5. Не может рассматриваться в качестве нарушения принципа равенства граждан перед законом и установление особого порядка привлечения к уголовной ответственности отдельных категорий лиц (депутатов, судей и др.). Наличие парламентского, судейского и иного специального иммунитета не является личной привилегией, а служит средством защиты публичных интересов. Иммунитет не допускает освобождения обладающего им лица от ответственности за совершенное правонарушение. Расширительное понимание неприкосновенности искажало бы публично-правовой характер иммунитета и превращало бы его в личную привилегию, приводя, с одной стороны, к неправомерному изъятию из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом, а с другой - к нарушению конституционных прав потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью.

ID="P007A" CLASS="formattext topleveltext">

Комментарий к статье 5. Принцип вины


Законодательство

1. Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г.

2. Конвенция Совета Европы о защите прав человека и основных свобод 1950 г.

3. Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека 1995 г.

1. В уголовном праве требования принципа вины состоят в следующем: ответственности в уголовно-правовом порядке подлежат исключительно физические лица, а среди них - только те, кто обладает сознанием и волей, ответственность возможна только при наличии выраженного в форме умысла или неосторожности психического отношения лица к совершенному поступку и его последствиям, ответственность ограничена виной, ответственность за невиновное причинение вреда исключается.

2. Вина отражает личную причастность субъекта к совершенному деянию, свидетельствует об отрицательном психическом отношении субъекта к окружающей его социальной действительности, к охраняемым уголовным законом общественным отношениям и интересам. Персонализация ответственности исключает понятие коллективного субъекта преступления. Только обладающий признаками субъекта преступления человек способен в конкретной ситуации на сознательный выбор правонарушающего поступка из всех возможных вариантов поведения. Такой выбор можно считать сознательным лишь в том случае, когда субъект имел реальную возможность получить информацию о уголовно-правовых требованиях к своему поведению, и когда, несмотря на свою осведомленность об уголовно-правовых последствиях поведения, он, тем не менее, совершает преступление. В этом отношении требования принципа вины сопрягаются с требованиями принципа законности об обязательном опубликовании всех законов и иных нормативных правовых актов, которые затрагивают права и свободы человека и гражданина.

3. Нормативная интерпретация психологической вины в уголовном законе предполагает, что не всякое психическое отношение лица к совершенному деянию и его последствиям может быть элементом основания уголовной ответственности, а лишь такое отношение, которое выражено в форме умысла (ст.25 УК РФ) или неосторожности (ст.26 УК РФ).

ID="P008A" CLASS="formattext topleveltext">

4. Принцип вины обуславливает необходимость установления предметного содержания вины в каждом совершенном преступлении. Предметное содержание вины образует отражение в психике лица тех признаков, которые включены законодателем в описание объективной стороны состава преступления. В силу требований принципа вины каждый объективный признак преступления только тогда может быть вменен лицу, когда он охватывался его сознанием; поэтому вина как признак состава преступления включает в себя описание отношения виновного ко всем юридически значимым объективным характеристикам совершенного поступка, а не только к действию (бездействию) и его последствиям, в частности, к признакам предмета, потерпевшего, к квалифицирующим признакам и др.

5. Объективное вменение, т.е. ответственность за невиновное причинение вреда, исключается. Объективное вменение будет иметь место не только в случае, когда лицо привлекается к ответственности за деяние и наступившие последствия, общественную опасность которых оно не предвидело и по обстоятельствам дела не могло и не должно было предвидеть, но и в случаях, когда правоприменитель не устанавливает или неправильно устанавливает содержание психического отношения лица к тем или иным отдельным признакам совершенного преступления.

Судебная практика

1. Одним из требований, предусмотренных ст.68 УПК РСФСР, является установление мотива преступления. Его установление необходимо для разграничения составов преступлений, правильной квалификации действий виновного. Неустановление мотива может послужить основанием для направления дела на новое расследование: Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2001 г. // БВС РФ. 2002. N 9.

2. Обвинение лица в совершении преступления, основанное только на факте наступивших последствий, при отсутствии умышленной или неосторожной вины, представляет собой объективное вменение, чуждое уголовному праву: постановление Пленума Верховного Суда СССР от 10 октября 1964 г. // БВС СССР. 1964. N 6.

Комментарий к статье 6. Принцип справедливости


Законодательство

1. Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г.

ID="P0098" CLASS="formattext topleveltext">

2. Конвенция Совета Европы о защите прав человека и основных свобод 1950 г.

3. Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека 1995 г.

1. Уголовно-правовое содержание принципа справедливости раскрывается через совокупность следующих требований: справедливость криминализации деяний, справедливость пенализации преступлений, справедливость привлечения к уголовной ответственности, справедливость назначения и реализации наказания и иных мер уголовно-правового характера.

2. Справедливость криминализации и пенализации общественно опасных деяний непосредственно вытекает из конституционного смысла уголовного законодательства. Федеральный законодатель определяет содержание положений уголовного закона, устанавливает преступность тех или иных общественно опасных деяний, их наказуемость, а также порядок привлечения виновных лиц к уголовной ответственности, учитывая при этом степень распространенности таких деяний, значимость охраняемых законом ценностей, на которые они посягают, существенность причиняемого ими вреда, невозможность их преодоления с помощью иных правовых средств, а также размер и характер причиненного ущерба, степень вины правонарушителя и иные существенные обстоятельства, обусловливающие индивидуализацию наказания.

Реализация конституционных принципов в сфере уголовно-правового регулирования предполагает, с одной стороны, использование средств уголовного закона для защиты граждан, их прав, свобод и законных интересов от преступных посягательств, а с другой - недопущение избыточного ограничения прав и свобод при применении мер уголовно-правового принуждения.

3. Справедливость привлечения к уголовной ответственности обусловлена требованиями non bis in idem, в соответствии с которыми:

- наличие решения иностранного суда об осуждении или оправдании гражданина РФ или постоянно проживающего в РФ лица без гражданства, совершившего общественно опасное деяние вне пределов РФ, служит препятствием для привлечения его к уголовной ответственности по УК РФ;

- наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора суда по тому же обвинению либо определения или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению, а равно наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же основанию либо об отказе в возбуждении уголовного дела служат безусловными основаниями к прекращению уголовного преследования;

- привлечение к административной или иной публично-правовой ответственности, отвечающей критериям уголовного обвинения, сформированным в прецедентной практике Европейского Суда по правам человека ("критериям Энгеля"), за правонарушение исключает привлечение к уголовной ответственности за "идентичные факты или факты, которые в значительной степени являются теми же";

- исключается квалификация одного и того же преступного деяния по нескольким статьям УК РФ, если содержащиеся в них нормы соотносятся между собой как общая и специальная или как часть и целое, а также двойной учет одного и того же обстоятельства одновременно при квалификации преступления и при определении вида и меры ответственности.

4. Справедливое привлечение к уголовной ответственности обеспечивается тем, что:

- наказание за совершение преступления может быть назначено только в том случае, если оно предусмотрено уголовным законом и только по приговору суда;

- за одно преступление может следовать только одно основное наказание, назначение дополнительных видов наказаний не перечеркивает справедливости, если суд применяет соответствующие нормы Общей и Особенной частей УК РФ в их совокупности и убедительно мотивирует свое решение;

- дифференциация публично-правовой ответственности проводится в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию при применении тех или иных мер государственного принуждения;

- наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, соответствуют характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного;

- правовые последствия осуждения не связаны с дополнительными правоограничениями, которые по своей сути являются карой и выходят за рамки наказания, определенные УК.

ID="P00A4" CLASS="formattext topleveltext">

5. Принцип справедливости и требование non bis in idem не препятствуют законодателю устанавливать не относящиеся к мерам уголовно-правового характера общеправовые последствия судимости в виде ограничения прав и свобод человека, при условии, что такие ограничения соответствуют конституционным началам соразмерности, адекватны защищаемым ценностям и не выходят за пределы ограничений, установленных ч.2 и ч.3 ст.55 Конституции РФ.

Судебная практика

1. Никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление: постановление Президиума Верховного Суда РФ от 3 октября 2007 г. N 241-П07 // БВС РФ. 2008. N 3.

2. Приговор в части осуждения лица по ч.2 ст.209 УК РФ отменен и уголовное преследование прекращено на основании п.4 ч.1 ст.27 УПК РФ в связи с наличием вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению: определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 сентября 2012 г. N 5-012-90 // БВС РФ. 2013. N 4.

3. Суд обоснованно исключил из обвинения ч.1 ст.285 УК РФ, поскольку эти же действия квалифицированы и по ч.2 ст.303 УК РФ: определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 декабря 2009 г. N 11-009-137 // БВС РФ. 2010. N 8.

4. Наказание, применяемое к лицу, совершившему преступление, должно быть справедливым, т.е. соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного: Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2001 г. // БВС РФ. 2002. N 9.

Комментарий к статье 7. Принцип гуманизма


Законодательство

1. Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г.

2. Конвенция Совета Европы о защите прав человека и основных свобод 1950 г.

3. Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека от 1995 г.

CLASS="formattext topleveltext">

1. Гуманизм уголовного законодательства проявляется в своевременной, адекватной и качественной криминализации общественно опасных деяний, причиняющих или создающих угрозу причинения вреда личности, ее правам и свободам, а также интересам общества и государства. Вместе с тем само по себе неустановление федеральным законодательством уголовной ответственности за те или иные деяния не нарушает конституционные права граждан, в отношении которых эти деяния совершены, поскольку не препятствует использованию ими в целях защиты своих прав и законных интересов иных правовых средств.

2. Гуманистический потенциал уголовного законодательства обязывает государство при любой форме разрешения уголовно-правового конфликта учитывать интересы лиц, потерпевших от преступлений. Хотя государство при наличии соответствующих оснований и условий может отказаться от осуществления уголовного преследования лиц, совершивших преступления, оно не вправе оставить неисполненными те обязанности, которые возлагаются на него Конституцией РФ. В частности, государство не освобождается от необходимости гарантировать защиту прав и свобод других лиц, в том числе обеспечить потерпевшим от преступлений доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. При этом законодатель вправе устанавливать различный порядок защиты прав и законных интересов лиц, пострадавших от преступлений, - как в рамках уголовного судопроизводства, так и путем искового производства по гражданскому делу.

3. Особое значение принцип гуманизма имеет при нормативном определении содержания и объема уголовных наказаний и мер уголовно-правового характера, а также при их применении к конкретным лицам, совершившим преступления. В данном случае гуманизм предопределяет, что:

- никто не должен подвергаться пыткам, бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию;

- наказание и меры уголовно-правового характера не могут иметь целью причинение нравственных или физических страданий;

- для достижения целей наказания должно быть назначено наказание минимально необходимое и достаточное;

- более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания.

Судебная практика

1. По смыслу закона в пользу обвиняемого толкуются неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления и т.д. Невыполнение этих требований закона влечет отмену приговора: Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2001 г. // БВС РФ. 2002. N 9.

Комментарий к статье 8. Основание уголовной ответственности

1. Основанием уголовной ответственности выступает именно деяние, то есть выраженное вовне (объективизированное), ограниченное пространственно-временными рамками, сознательно-волевое, общественно опасное и противоправное поведение. По уголовному законодательству мысли, настроения, замысел совершить преступление, хотя бы и высказанные в той или иной форме и ставшие известными посторонним, сами по себе не влекут уголовной ответственности. Не может рассматриваться в качестве основания уголовной ответственности присутствие лица на месте совершения преступления, его образ мыслей и жизни, связь с преступной средой и др.

2. Деяние, выступающее основанием ответственности, должно содержать признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ. Под составом преступления понимается совокупность установленных уголовным законом объективных и субъективных признаков, характеризующих конкретное общественно опасное деяние как преступление. В силу требований принципа законности все признаки состава преступления закрепляются непосредственно в уголовном законе; иные нормативные правовые источники и материалы судебной практики могут лишь детализировать и раскрывать содержание установленных в УК РФ признаков состава преступления.

3. Установление признаков состава преступления в том или ином деянии и официальное, в установленной процессуальным законом форме документирование полного соответствия признаков состава признакам деяния, именуется квалификацией преступления. Квалификации преступлений подчинена некоторым общим принципам, среди которых:

- законность, требующая соблюдения процессуальных правил сбора и фиксации данных о фактических обстоятельствах дела, применения для квалификации только действующего уголовного закона, производства окончательной квалификации только судом;

- справедливость, не допускающая "двойной квалификации" одного и того же общественно опасного деяния;

- презумпция невиновности, предполагающая толкование всех возникающих при квалификации сомнений в пользу подсудимого или обвиняемого;

ALIGN="justify" ID="P00CA" CLASS="formattext topleveltext">
- субъективное вменение, означающее, что квалификации в качестве преступления подлежит только то деяние, в котором воплотилось сознание и воля лица;

- объективность, требование которой состоит в беспристрастном, непредвзятом, полном и всестороннем исследовании всех фактических обстоятельств совершенного деяния, правильном выборе нормы права и пунктуальном соотнесении признаков деяния с признаками состава преступления, полной свободы квалификации от политических и прочих пристрастий правоприменителя;

- точность квалификации, которая означает максимально детальное указание на ту норму или ее часть, пункт, в которой содержится описание признаков совершенного лицом деяния, включая указание на нормы иных нормативных актов, нарушение которых положено в основу правовой оценки деяния;

- мотивированность квалификационного решения, выступающая важным элементом содержания права человека на справедливое судебное разбирательство.

4. Квалифицированное в качестве конкретного преступления то или иное общественно опасное деяние выступает социально-правовым основанием применения к виновному лицу мер уголовной ответственности. В содержательном отношении уголовная ответственность включает в себя: а) отрицательную оценку деяния субъекта преступления, выражающаяся в осуждении виновного лица от имени государства обвинительным приговором суда; б) назначение лицу наказания и (или) иных связанных с уголовной ответственностью мер уголовно-правового характера; в) отбывание наказания и (или) иных мер уголовно-правового характера; г) возложение на осужденного определенных ограничений, связанных с судимостью.

Судебная практика

1. Уголовное дело подлежит прекращению в связи с отсутствием в деянии состава преступления, когда сам факт деяния, совершенного конкретным лицом, установлен, но оно не предусмотрено либо не расценивается уголовным законом в качестве преступления: Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2001 г. // БВС РФ. 2002. N 9.

2. Заявление об оспаривании акта законодательной власти не может служить поводом или основанием для возбуждения уголовного дела: определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 июня 2007 г. N 58-ДП07-9 // БВС РФ. 2008. N 4.

3. Приговор и последующие судебные решения по обвинению в распространении заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица, отменены, производство по уголовному делу прекращено за отсутствием в деянии состава преступления: определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 ноября 2006 г. N 11-Д06-125 // БВС РФ. 2007. N 7.

4. Приговор в части осуждения лица по ч.2 ст.209 УК РФ отменен и дело прекращено ввиду отсутствия состава преступления: постановление Президиума Верховного Суда РФ от 1 ноября 2006 г. N 547-П06 // БВС РФ. 2007. N 7.

Комментарий к главе 2 Действие уголовного закона во времени и в пространстве


Уголовный закон, как и любой иной нормативный правовой акт, имеет темпоральный (временной) и пространственный параметры своего действия. Воздействие на поведение человека может осуществляться лишь при условии, что во время совершения деяния норма-запрет уже официально опубликована, а также известны все юридические последствия, вытекающие из факта ее нарушения. Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением (ч.2 ст.54 Конституции РФ). Это конституционное положение конкретизировано в ст.9 и 10 УК РФ.

Действие уголовного закона в пространстве и по кругу лиц связано с понятием суверенитета, который государство распространяет, во-первых, на все пространство своей территории, во-вторых, на всех своих граждан и других лиц, которых оно взяло под свою защиту. При решении вопроса о границах юрисдикции Российской Федерации в сфере уголовно-правового регулирования национальное законодательство руководствуется идеей максимальной защищенности законных интересов граждан РФ, лиц без гражданства, постоянно проживающих в Российской Федерации, а также государственных интересов в целом независимо от того, где и кем совершено преступление, посягающее на такие интересы. Кроме того, являясь субъектом международных отношений, государство берет на себя обязательства противодействовать преступлениям трансграничного характера. Среди основных принципов действия уголовного закона в пространстве обычно выделяются: территориальный принцип; принцип гражданства; реальный и универсальный принципы. Указанные принципы (правила) действия уголовного закона сформулированы в ст.11-13 УК РФ.

Литература

1. Крупцов А.А., Моисеев Е.Г., Чучаев А.И. Выдача лиц, совершивших преступление. М., 2011.

CLASS="formattext topleveltext">

2. Пикуров Н. Установление пределов действия уголовного закона во времени с учетом межотраслевых связей // Уголовное право. 2012. N 5.

3. Пудовочкин Ю.Е. Действие уголовного закона во времени. Обратная сила уголовного закона. М., 2014.

4. Чучаев А.И, Крупцов А.А. Уголовно-правовой статус иностранного гражданина. М., 2010.

Комментарий к статье 9. Действие уголовного закона во времени


Законодательство

1. Федеральный закон от 4 марта 1998 г. N 33-ФЗ "О порядке принятия и вступления в силу поправок к Конституции Российской Федерации" // СЗ РФ. 1998. Ст.1146.

2. Федеральный закон от 14 июня 1994 г. N 5-ФЗ "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания" // СЗ РФ. 1994. N 8. Ст.801.

1. Комментируемая статья формулирует общее правило действия уголовного закона во времени - преступность и наказуемость деяния определяются законом, действовавшим во время его совершения. Несмотря на то, что в ней речь идет лишь о преступности и наказуемости деяния, данное правило относится также к закону, устанавливающему иные меры уголовно-правового характера, а также определяющему другие юридические последствия совершения преступления. Этот вывод вытекает из толкования норм гл.2 УК РФ в системной связи со статьями других глав Уголовного кодекса.

ALIGN="justify" ID="P00EA" CLASS="formattext topleveltext">

2. Время вступления уголовного закона в силу определяется в соответствии со ст.6 Федерального закона "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания". Уголовный закон, как и любой другой федеральный закон, вступает в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении десяти дней со дня его официального опубликования, если самим законом или актом палат не установлен другой порядок вступления его в силу. Официальным опубликованием уголовного закона считается первая публикация его полного текста в "Парламентской газете", "Российской газете", "Собрании законодательства Российской Федерации" или первое размещение (опубликование) на официальном интернет-портале правовой информации (www.pravo.gov.ru).

3. Поскольку все уголовное законодательство в Российской Федерации кодифицировано, под новым законом понимается Уголовный кодекс в целом. Возможны ситуации, когда изменения в одной статье УК РФ влекут за собой появление иного содержания нормы, сформулированной в другой статье. Например, отмена специальной нормы означает, что деяния, прежде квалифицируемые по такой норме УК РФ, теперь квалифицируются по общей норме, следовательно, учитывать приходится и ту норму, которая не подвергалась изменениям.

4. При вступлении в силу нового закона, вносящего изменения или отменяющего прежние уголовно-правовые запреты, старый закон утрачивает свою силу. Для того чтобы выяснить, какой из двух законов применять, необходимо установить время совершения преступления и сопоставить его с периодом действия старого и началом действия нового закона.

5. Действие уголовного закона во времени определяется в системной связи с действием нормативных правовых актов иных отраслей права, конкретизирующих бланкетные признаки состава преступления. Несмотря на то, что в ст.9 и 10 УК РФ речь идет только об уголовном законе, определяя пределы его действия во времени, необходимо учитывать и связанные с ним нормы других отраслей права.

6. Законодатель конкретизирует время совершения преступления, связывая его со временем совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий (ч.2 ст.9). Общественно опасное деяние может быть одномоментным либо начинаться и завершаться в один день, который считается днем его совершения. Под днем совершения преступления, с которого начинается течение и исчисление сроков давности привлечения к уголовной ответственности, следует понимать день совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий (ч.2 ст.9). По-другому определяется время совершения деяния, которое продолжается несколько дней или даже длится годами (например, незаконная предпринимательская деятельность - ст.171 УК РФ). Временем совершения таких преступлений для определения закона, который подлежит применению, признается день их окончания (или пресечения).

В судебной практике сформулированы правила определения момента начала и окончания длящихся и продолжаемых преступлений: длящееся преступление начинается с момента совершения преступного действия (бездействия) и заканчивается вследствие действия самого виновного, направленного к прекращению преступления, или наступления событий, препятствующих совершению преступления (например, вмешательство органов власти). Началом продолжаемого преступления следует считать совершение первого действия из числа нескольких тождественных действий, составляющих одно продолжаемое преступление, а окончанием - момент совершения последнего преступного действия.

7. Независимо от того, имеет ли преступление формальный или материальный состав, оно считается оконченным в день совершения преступного деяния, а продолжаемое или длящееся преступление - в день, когда оно было завершено либо пресечено в целом без учета времени наступления общественно опасных последствий. В связи с этим, если часть объективной стороны длящегося или продолжаемого преступления совершена в период действия нового закона (независимо от того, является он более мягким или более строгим), то применяться должен новый уголовный закон.

8. Если два преступления связаны между собой таким образом, что деяние исполнителя одного преступления невозможно без корреспондирующих этому действий исполнителя другого преступления (дача или получение взятки), время совершения каждым из них преступлений определяется в зависимости от характера взаимосвязи таких деяний. При непосредственном взаимодействии указанных лиц время совершения ими преступлений совпадает, но, если связь между такими действиями (бездействием) разделена во времени, днем совершения преступления признается момент совершения деяния каждым из них.

9. При определении времени совершения деяния следует различать деяние, которое входит в признаки объективной стороны состава преступления, и деяния, которое каким-либо образом связано с ним. Например, преступление считается совершенным в момент принятия предмета взятки или коммерческого подкупа, независимо от того, исполнено обещанное или нет. Соответственно, и моментом совершения преступления остается время принятия предмета подкупа или взятки. Если передача предмета взятки (коммерческого подкупа) имеет протяжение во времени, например, предмет передается посредством последовательного перечисления денежных средств с одного расчетного счета на другой и т.п., временем совершения преступления считается момент поступления денежных средств или иного имущества в обладание взяткополучателя (или лица, принимающего предмет коммерческого подкупа). Если взятка (коммерческий подкуп) осуществляется посредством оказания услуг имущественного характера, временем совершения преступления можно считать время принятия такой услуги должностным лицом или лицом, выполняющим управленческие функции.

CLASS="formattext topleveltext">

10. При совершении преступления в соучастии действия каждого соучастника могут выполняться в разное время. По общему правилу временем совершения преступления для каждого соучастника признается время совершения деяния исполнителем, однако возможны исключения из такого правила.

11. Если подстрекателю не удалось склонить исполнителя к совершению преступления, время совершения преступления этим соучастником определяется исходя из времени совершения действий, направленных на склонение лица к совершению преступления. Таким же образом определяется время совершения преступления организатором, если исполнитель и (или) другие соучастники добровольно отказались от совершения преступления.

12. Если пособничество выражалось в заранее данном обещании скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы, но эти действия не были совершены в силу добровольного отказа исполнителя от совершения преступления, временем совершения покушения на пособничество (или приготовления к нему) признается день, когда было дано такое обещание.

Судебная практика

1. После введения в действие Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ, т.е. с 11 декабря 2003 г. уголовная ответственность за убийство двух и более лиц (как при отсутствии, так и при наличии единого умысла) предусмотрена п."а" ч.2 ст.105 УК РФ. При этом в санкцию ч.2 ст.105 УК РФ изменений, улучшающих положение осужденного, не вносилось. Деяние, за которое осужден Б. (убийство двух лиц), декриминализовано не было, наказание за него не смягчалось. Квалификация действий Б. в соответствии с уголовным законом, действовавшим на момент совершения преступления, а именно по п."н" ч.2 ст.105 УК РФ в редакции 13 июня 1996 г. являлась правильной и соответствовала требованиям ст.9 УК РФ: постановление президиума Красноярского краевого суда от 7 июня 2016 г. по делу N 44 у-106/2016 // СПС...

2. Суд разъяснил, что положения ст.9 УК РФ, согласно которым наказуемость деяния определяется уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния, обязывают суд применять закон, действующий во время совершения преступления не только при назначении наказания, но и при решении иных вопросов о наказании, возникающих при исполнении приговора, в том числе вопросов об освобождении от наказания в связи с истечением сроков давности исполнения приговора: апелляционное определение Верховного Суда РФ от 31 марта 2016 г. N 20-АПУ16-4 // СПС...

3. Преступления Г. совершены в период времени с января 2011 г. по 28 июня 2012 г., однако при назначении дополнительного наказания в виде штрафа по совокупности преступлений в размере 1200000 рублей суд не учел положения ч.2 ст.46 УК РФ (в ред. от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ), действовавшей на момент совершения деяний, по которой максимальный размер штрафа устанавливался до 1000000 рублей: постановление Президиума Волгоградского областного суда от 6 июля 2016 г. N 44у-53/2016 // СПС...

4. По материалам уголовного дела установлено, что преступление К. совершено 8 января 2013 г., т.е. задолго до издания и вступления в силу Федерального закона от 21 октября 2013 г. N 270-ФЗ, что исключало возможность признания отягчающим наказание виновного обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя. В этой связи указанное обстоятельство подлежит исключению из приговора, что влечет смягчение назначенного осужденному наказания: постановление президиума Сахалинского областного суда от 1 июля 2016 г. по делу N 44У-38/2016 // СПС...

5. Действия осужденных судом квалифицированы правильно, нарушения положений ст.9 УК РФ, регулирующей действие уголовного закона по времени, на что указывают осужденные в своих жалобах, не усматривается: апелляционное определение Верховного Суда РФ от 20 июля 2016 г. N 53-АПУ16-15 // СПС...

Комментарий к статье 10. Обратная сила уголовного закона


Постановление Конституционного Суда РФ

1. Постановление Конституционного Суда РФ от 20 апреля 2006 г. по делу "О проверке конституционности части второй статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации, части второй статьи 3 Федерального закона "О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации", Федерального закона “О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" и ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, касающихся порядка приведения судебных решений в соответствие с новым уголовным законом, устраняющим или смягчающим ответственность за преступление, в связи с жалобами граждан А.К.Айжанова, Ю.Д.Александрова и других" // СПС...

ALIGN="justify" ID="P0110" CLASS="formattext topleveltext">

1. Норма комментируемой статьи является исключением из общего правила. Воплощая принцип гуманизма, она позволяет применить более мягкий уголовный закон к деянию, совершенному до его вступления в силу. Это означает, что квалификация деяния, выбор наказания, а также иных мер уголовно-правового характера осуществляются по новому уголовному закону. Закон признается более мягким, если он обладает следующими свойствами: устраняет преступность деяния; смягчает наказание; иным образом улучшает положение лица, совершившего преступление. Если прежний закон уже был применен, производится переквалификация деяния, осуществляется выбор новой меры наказания или иной меры уголовно-правового воздействия. Если же речь идет о декриминализации деяния, уголовное преследование лица прекращается, так как прекращается и существование охранительных уголовных правоотношений. Вместе с тем следует иметь в виду, что при наличии совокупности преступлений отмена уголовной ответственности за одно из них не препятствует осуществлению уголовного преследования по другим статьям Уголовного кодекса.

2. Отмена или изменение обвинительного приговора в таком случае относится к числу вопросов, разрешаемых судом на стадии исполнения приговора. Изменение наказания, если оно смягчено новым законом, является императивной нормой (в ч.2 ст.10 указано: "подлежит изменению"). На усмотрение суда отдается лишь решение вопроса о выборе иной меры наказания в рамках санкции нового уголовного закона. Такое решение очевидно, если наказание, назначенное в соответствии со старым законом, выходит за рамки верхнего предела санкции нового закона. Например, новый закон установил максимальное наказание до 5 лет лишения свободы, а по прежнему закону оно было назначено в размере 6 лет. В обязательном порядке такое наказание снижается, как минимум до этой новой верхней планки.

3. Снижение нижнего порога санкции при оставлении прежнего верхнего предела само по себе не означает переоценку законодателем максимальной величины общественной опасности деяния, оно лишь свидетельствует о расширении рамок, в пределах которых может варьироваться степень общественной опасности - от прежнего максимального уровня, до нового минимального. Вместе с тем остается формальное требование, вытекающее из содержания ч.2 ст.10, согласно которому наказание должно быть снижено при смягчении его новым законом.

ID="P0116" CLASS="formattext topleveltext">

4. Верховный Суд РФ в ответах на вопросы судов (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 27 июня 2012 г.) рекомендует квалифицировать преступление по новому уголовному закону и на основе общих начал назначения наказания назначить наказание в меньшем размере, если новым законом исключен нижний предел наказания, которое назначено лицу. Если новым законом исключен нижний предел наказания, а в приговоре содержится указание о назначении наказания в минимальных пределах, предусмотренных соответствующей санкцией статьи Особенной части УК РФ, подлежит применению новый закон и назначается наказание в меньшем размере, при этом не требуется назначения минимального срока (размера) данного вида наказания или назначения более мягкого вида наказания.

5. Смягчение новым законом некоторых видов наказаний, предусмотренных санкцией статьи, если по приговору осужденный отбывает другой вид наказания, нельзя считать обстоятельством, влекущим обязательный пересмотр приговора в порядке ч.2 ст.10, поскольку новый закон, оцениваемый применительно к конкретному лицу, отбывающему определенное наказание, не улучшает его положение.

6. Уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, распространяет свою силу в том числе и на лиц, отбывших наказание, но имеющих судимость. Новые правила погашения судимости могут смягчать или отягчать положение виновного при одном и том же размере санкции или при неизменном перечне уголовно наказуемых деяний. Если в силу изменений в уголовном законе судимость должна быть погашена, лицо с момента вступления в силу нового уголовного закона считается несудимым.

7. Устранение преступности деяния возможно путем как прямой отмены наказуемости деяний, ранее признававшихся преступлением, так и посредством изменений норм Общей части УК РФ. Например, ст.30 УК РФ по сравнению с аналогичной ст.15 УК РСФСР сужает круг уголовно наказуемого приготовления к преступлению. В отличие от прежнего УК действующее уголовное законодательство не признает уголовно наказуемым действие, направленное на приготовление к преступлению небольшой и средней тяжести.

8. Под смягчением наказания необходимо понимать уменьшение размеров наказания, замену одного вида наказаний другим, более мягким, исключение какого-либо из отягчающих обстоятельств и т.п. Некоторые сложности с определением более мягкого закона возникают в тех случаях, когда сравниваются и нижний, и верхний пределы наказания. Положение лица, совершившего преступление, может быть улучшено посредством изменения многих норм, касающихся правил назначения наказания, порядка назначения вида исправительных учреждений и т.п. При этом необходимо рассматривать изменения в их взаимосвязи с другими нормами и институтами Общей и Особенной частей УК РФ. Например, новый закон подлежит применению, если в результате его издания преступление, за которое было осуждено лицо, стало относиться к менее тяжкой категории и данное обстоятельство улучшает положение лица - изменяет вид режима исправительного учреждения, сокращает срок погашения или снятия судимости.

CLASS="formattext topleveltext">

9. В практике правотворчества нередки случаи многократного изменения статьи УК в течение непродолжительного времени. В связи с этим выбор применяемого уголовного закона предполагает отслеживание всей цепочки изменения конкретной нормы для выявления наиболее мягкого уголовного закона. Предметом сравнения являются: норма закона, действующего в момент совершения деяния, норма, действующая на момент принятия решения, а также все другие нормы "промежуточных" уголовных законов, если таковые имеются. В отношении первого и последнего законодатель высказался вполне определенно, что же касается нормы "промежуточного" уголовного закона, вопрос остается открытым и разрешается правоприменителем в каждом конкретном случае исходя из стадии уголовного судопроизводства, на которой применяется уголовный закон. Представляется, если действие промежуточного уголовного закона было зафиксировано в любом правоприменительном документе, изменив содержание охранительных правоотношений (в постановлении о возбуждении уголовного дела, постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительном заключении и т.д.), он не может не учитываться при выборе наиболее мягкого уголовного закона.

10. Норма, согласно которой уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет, является избыточной. Такое предписание однозначно вытекает из общего правила (ст.9 УК РФ) и исключения из него (ст.10), но для усиления гарантий прав виновного законодатель выделил его в самостоятельную норму.

11. Законом, устанавливающим преступность деяния, является закон, предусматривающий уголовную ответственность за деяние, не являвшееся до этого преступлением. Уголовный кодекс предусматривает ответственность за многие новые виды преступлений, ранее уголовному законодательству неизвестные. Некоторые из этих преступлений сгруппированы в самостоятельные главы, включая, например, гл.23 "Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях", гл.28 "Преступления в сфере компьютерной информации".

12. Закон, усиливающий наказание, - это закон, предусматривающий более строгий вид наказания, повышающий верхний предел наказания либо повышающий оба предела. Усиление наказания возможно также путем устранения альтернативного более мягкого наказания, включения в санкцию дополнительного наказания либо указания на обязательное применение дополнительного наказания и т.п.

ALIGN="justify" ID="P0128" CLASS="formattext topleveltext">

13. Законом, иным образом ухудшающим положение лица, является закон, ограничивающий возможности для условно-досрочного освобождения от отбывания наказания (ст.79 УК РФ), замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ст.80 УК РФ), сокращение сроков давности привлечения к уголовной ответственности (ст.78 УК РФ), увеличение сроков погашения судимости (ст.86 УК РФ), а также изменения в условия других уголовно-правовых институтов, не связанных с определением преступности и наказуемости деяний, но в итоге ухудшающим положение лица, совершившего преступление.

14. Для определения более мягкого уголовного закона необходимо учитывать не только его текст, но и содержание связанных с ним нормативных правовых актов иной отраслевой принадлежности. На законы и другие нормативные акты, с помощью которых уточняются бланкетные признаки, содержащиеся в диспозиции уголовного закона, распространяется общее правило, закрепленное в ст.54 Конституции РФ, - закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет.

15. Для определения обратной силы тех нормативных правовых актов, с которыми связан уголовный закон, необходимо учитывать природу их правовых предписаний. Такие предписания условно можно разделить на три группы:

1) правовые предписания с технико-юридическим содержанием - правила техники безопасности, правила дорожного движения, требования пожарной безопасности, содержащие технические или иные объективно обусловленные предписания. Они применяются в том значении, в каком действовали в момент их нарушения, независимо от последующих изменений, поскольку именно эти нарушения находятся в причинной связи с наступившими общественно опасными последствиями или определили фактический размер материального ущерба. Все последующие смягчающие технические требования не должны учитываться при квалификации преступления. Дело в том, что они, в отличие от обычных юридических норм, не имеют обратной силы, не могут изменить объективный характер предшествующего им события. Например, повышение пределов допустимой скорости движения по дороге не изменяет юридической квалификации предшествовавшего этому нарушения скоростного режима, повлекшего наезд на пешехода;

2) предписания, которые могут иметь обратную силу лишь в случае специального указания об этом в законе. Так, в п.15 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 декабря 2006 г. N 64 "О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления" обращается внимание на то, что "в соответствии со статьей 5 НК РФ акты законодательства о налогах и сборах, устанавливающие новые налоги и (или) сборы, повышающие налоговые ставки, размеры сборов или иным образом ухудшающие положение налогоплательщиков или плательщиков сборов, а также иных участников этих отношений, обратной силы не имеют. При расчете размера налога и (или) сбора, образованного в результате уклонения от их уплаты, суды должны принимать во внимание только те налоги, сборы, налоговые ставки и их размеры, которые были установлены законодательством для конкретного налогового периода. В случаях, когда актом законодательства были отменены налоги или сборы либо снижены размеры ставок налогов (сборов), расчет должен производиться с учетом этого нового обстоятельства, если соответствующему акту придана обратная сила (пункт 4 статьи 5 НК РФ)";

3) третья группа - предписания, относительно которых не сформулирован порядок действия их во времени. Чаще всего они имеют смешанный характер, включающий регламентацию прав и обязанностей в рамках процедуры и вне таковой. Процедурные нормы в силу их специфики в принципе не могут иметь обратной силы, поскольку призваны регламентировать порядок выполнения определенных технологических, экономических и иных операций. Изменить уже состоявшуюся действительность нельзя. Другие нормы, входящие в рассматриваемую группу, могут иметь обратную силу, если они определяют собственно правовую оценку поведения лица. Это обстоятельство в каждом конкретном случае определяется индивидуально.

Судебная практика

1. Судья не учел, что на момент вынесения постановления ч.2 ст.162 УК РФ, устанавливающая уголовную ответственность за разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия, действовала в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. N 73-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации". Санкция ч.2 указанной статьи предусматривала альтернативное дополнительное наказание в виде штрафа. Суд надзорной инстанции переквалифицировал действия осужденного с ч.2 ст.162 УК РФ (в ред. от 8 декабря 2003 г.) на ч.2 ст.162 УК РФ (в ред. от 21 июля 2004 г.): постановление Президиума Верховного Суда РФ N 457-П 06 по делу К. // СПС...

2. Согласно Федеральному закону от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ вмененный Е. п."б" ч.4 ст.290 УК РФ признан утратившим силу, его действия переквалифицированы на ч.1 ст.290 УК РФ. Данное преступление относится к категории преступлений средней тяжести, поэтому наказание Е. должен отбывать в колонии-поселении. Кроме того, названным Законом исключен дополнительный вид наказания - конфискация имущества, в связи с чем Президиум исключил из судебных решений указание о применении конфискации изъятых у Е. долларов США: Обзор судебной практики ВС РФ за IV квартал 2006 года по уголовным делам // СПС...

CLASS="formattext topleveltext">

3. Федеральным законом от 3 июля 2016 г. устранена преступность деяния, предусмотренного ч.1 ст.158 УК РФ, если стоимость похищенного чужого имущества составляет не более 2500 руб. К. осужден по ч.1 ст.158 УК РФ по факту хищения в декабре 2006 г. имущества стоимостью 2409 руб. К. освобожден от назначенного наказания по ч.1 ст.158 УК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления: кассационное определение Верховного Суда РФ от 14 сентября 2016 г. N 52-УД16-3 // СПС...

4. Постановление изменено, по одному приговору действия осужденного квалифицированы по п."а" ч.2 ст.161 УК РФ (в ред. ФЗ от 7 марта 2011 г. N 26-ФЗ), на основании ст.70 УК РФ окончательно назначено 2 года 6 месяцев 5 дней лишения свободы; по второму приговору действия осужденного квалифицированы по ч.2 ст.162 УК РФ (в ред. ФЗ от 7 марта 2011 г. N 26-ФЗ) и назначено наказание в виде лишения свободы на срок 6 лет 6 месяцев; в связи с полным отбытием наказания по первому приговору исключено назначение наказания по правилам ст.70 УК РФ: определение Верховного Суда РФ от 20 сентября 2016 г. N 46-УД16-18 // СПС...

5. Постановление отменено, ходатайство направлено на новое рассмотрение, поскольку суд, переквалифицировав содеянное осужденным по ч.1 ст.162 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ, не учел, что пересмотр судебных решений в соответствии со ст.10 УК РФ предполагает и смягчение наказания в тех случаях, когда из санкции статьи Особенной части УК РФ исключен нижний предел наказания, которое по приговору суда было назначено осужденному за совершенное преступление: постановление Президиума Нижегородского областного суда от 11 ноября 2015 г. N 44к-у-107/2015 // СПС...

Комментарий к статье 11. Действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление на территории Российской Федерации


Законодательство

1. Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, 1966 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1967. N 44.

2. Конвенция Организации Объединенных Наций по морскому праву (UNCLOS) 1982 г. // СЗ РФ. 1997. N 48. Ст.5493.

3. Декларация правовых принципов, регулирующих деятельность государств по исследованию и использованию космического пространства 1963 г. // СПС...

ALIGN="justify" ID="P0148" CLASS="formattext topleveltext">

1. В соответствии с правилом (принципом), содержащимся в ч.1 ст.11, лицо, совершившее преступление на территории Российской Федерации, подлежит уголовной ответственности по УК РФ. Территориальный принцип проявляется в двух аспектах. Он, во-первых, означает, что любое лицо, независимо от того, гражданином какого государства является или является лицом без гражданства, обязано соблюдать уголовно-правовые запреты УК РФ, если оно находится на территории Российской Федерации. Во-вторых, УК РФ охраняет законные интересы и права всех находящихся на данной территории лиц независимо от их гражданства. Например, ст.143 УК РФ охраняет безопасные условия труда не только российских граждан, но и других лиц, если они состоят в юридических или фактических трудовых отношениях с предприятием или организацией, находящимися на территории России.

2. Территорией Российской Федерации является пространство внутри государственной границы, которое устанавливается:

1) на суше - по характерным точкам, линиям рельефа или ясно видимым ориентирам;

2) на море - по внешней границе территориального моря Российской Федерации;

3) на судоходных реках - по середине главного фарватера или тальвегу реки; на несудоходных реках, ручьях - по их середине или по середине главного рукава реки; на озерах и иных водоемах - по равноотстоящей, срединной, прямой или другой линии, соединяющей выходы Государственной границы к берегам озера или иного водоема. Государственная граница, проходящая по реке, ручью, озеру или иному водоему, не перемещается как при изменении очертания их берегов или уровня воды, так и при отклонении русла реки, ручья в ту или иную сторону;

4) на водохранилищах гидроузлов и иных искусственных водоемах - в соответствии с линией Государственной границы, проходившей на местности до ее затопления;

5) на мостах, плотинах и других сооружениях, проходящих через реки, ручьи, озера и иные водоемы, - по середине этих сооружений или по их технологической оси независимо от прохождения Государственной границы на воде (Закон РФ от 1 апреля 1993 г. "О Государственной границе Российской Федерации").

ALIGN="justify" ID="P0156" CLASS="formattext topleveltext">

3. Для применения уголовного закона необходимо точно установить место совершения преступления. В отличие от времени совершения преступления, понятие места его совершения законодатель не конкретизирует. Оно устанавливается с учетом всех обстоятельств дела и характера преступления (вида состава преступления по конструкции, наличии признаков соучастия в преступлении, стадии умышленной преступной деятельности и т.п.).

4. Уголовный кодекс не содержит ограничений относительно вида уголовно наказуемых действий, которые начались или окончились на территории Российской Федерации. В связи с этим юрисдикция Российской Федерации распространяется на любое деяние, являющееся преступлением по уголовному законодательству Российской Федерации, если действия (бездействие) исполнителя или любого другого соучастника полностью или хотя бы частично выполнены на территории Российской Федерации, а также если приготовление или покушение на преступление, завершенное за пределами России, началось на ее территории. Основанием для этого является признание преступлением не только действий исполнителя, но и других соучастников; установление уголовной ответственности за покушение, а в определенных случаях и за приготовление к преступлению.

5. Если суть преступления заключается в причинении общественно опасных последствий, место совершения такого преступления устанавливается исходя из характера совершаемого деяния и механизма причинения вреда охраняемым законом интересам. Например, для уголовно-правовой оценки хищения денежных средств со счета клиента банка с использованием сети Интернет важно не только место совершения манипуляций оператором, взламывающим защиту банка, но и место нахождения самого банка, из которого изымаются денежные средства потерпевшего. В таком случае юрисдикция государства распространяется на любое являющееся преступлением по уголовному законодательству Российской Федерации деяние, преступные последствия которого нашли свое проявление на территории Российской Федерации в виде имущественного ущерба, физического, экологического или иного вреда и в том случае, если действие (бездействие), вызвавшее такие последствия, совершено за пределами Российской Федерации.

6. К территории Российской Федерации приравнивается пространство в пределах территориального моря; воздушное пространство Российской Федерации, континентальный шельф и исключительная экономическая зона Российской Федерации (ч.1 ст.11).

7. Территориальное море Российской Федерации - это примыкающий к сухопутной территории или к внутренним морским водам морской пояс шириной 12 морских миль, отмеряемых от исходных линий, указанных в ст.4 Федерального закона от 31 июля 1998 г. N 155-ФЗ "О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации". Определение территориального моря применяется также ко всем островам Российской Федерации.

CLASS="formattext topleveltext">

8. Воздушное пространство Российской Федерации представляет собой пространство над территорией Российской Федерации, в том числе воздушное пространство над внутренними водами и территориальным морем (ст.1 ВК РФ).

9. Континентальный шельф Российской Федерации включает в себя морское дно и недра подводных районов, находящиеся за пределами территориального моря РФ на всем протяжении естественного продолжения ее сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка. Подводной окраиной материка является продолжение континентального массива РФ, включающего в себя поверхность и недра континентального шельфа, склона и подъема. Определение континентального шельфа применяется также ко всем островам РФ. Внутренней границей континентального шельфа является внешняя граница территориального моря. С учетом положений ст.2 Федерального закона от 30 ноября 1995 г. N 187-ФЗ "О континентальном шельфе Российской Федерации" внешняя граница континентального шельфа находится на расстоянии 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, при условии, что внешняя граница подводной окраины материка не простирается на расстояние более чем 200 морских миль. Если подводная окраина материка простирается на расстояние более 200 морских миль от указанных исходных линий, внешняя граница континентального шельфа совпадает с внешней границей подводной окраины материка, определяемой в соответствии с нормами международного права.

10. Исключительная экономическая зона Российской Федерации - это морской район, находящийся за пределами территориального моря РФ и прилегающий к нему, с особым правовым режимом, установленным Федеральным законом от 17 декабря 1998 г. N 191-ФЗ "Об исключительной экономической зоне Российской Федерации", международными договорами РФ и нормами международного права. Определение исключительной экономической зоны применяется также ко всем островам РФ, за исключением скал, которые непригодны для поддержания жизни человека или для осуществления самостоятельной хозяйственной деятельности. Внутренней границей исключительной экономической зоны является внешняя граница территориального моря. Внешняя граница исключительной экономической зоны находится на расстоянии 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, если иное не предусмотрено международными договорами РФ.

11. В соответствии с прямым указанием законодателя к преступлениям, совершенным на территории Российской Федерации, приравниваются также уголовно наказуемые деяния, совершенные на судне, приписанном к порту Российской Федерации, находящемся в открытом водном или воздушном пространстве вне пределов Российской Федерации. Лица, совершившие преступления при обязательном сочетании указанных условий, подлежат уголовной ответственности по УК РФ, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.

12. Поскольку в комментируемой статье речь идет о судне, находящемся в открытом водном пространстве, прежде всего имеется в виду морское судно или судно смешанного (река - море) плавания, а также другое самоходное или несамоходное плавучее сооружение, используемое в целях судоходства, в том числе судно, паром, дноуглубительный и дноочистительный снаряды, плавучий кран и другие технические сооружения подобного рода.

13. Под морским портом понимается совокупность объектов инфраструктуры морского порта, расположенных на специально отведенных территории и акватории и предназначенных для обслуживания судов, используемых в целях торгового мореплавания, комплексного обслуживания судов рыбопромыслового флота, обслуживания пассажиров, осуществления операций с грузами, в том числе для их перевалки, и других услуг, обычно оказываемых в морском порту, а также взаимодействия с другими видами транспорта (ст.9 КТМ РФ).

14. Речной порт представляет собой комплекс сооружений, расположенных на земельном участке и акватории внутренних водных путей, обустроенных и оборудованных в целях обслуживания пассажиров и судов, погрузки, выгрузки, приема, хранения и выдачи грузов, взаимодействия с другими видами транспорта. Порт (причал), в котором хотя бы одно из юридических лиц или один из индивидуальных предпринимателей осуществляет в силу закона или на основании лицензии деятельность, связанную с перевозками внутренним водным транспортом, по обращению любого физического или юридического лица, является портом или причалом общего пользования (ст.3 КВВТ РФ).

15. Понятием "воздушный порт" обозначается комплекс сооружений, включающий аэродром, аэровокзал, другие сооружения, предназначенный для приема и отправки воздушных судов, обслуживания воздушных перевозок и имеющий для этих целей необходимые оборудование, авиационный персонал и других работников (ст.1 ВК РФ).

16. О характеристике воздушного судна см. комментарий к ст.263 УК РФ.

CLASS="formattext topleveltext">

17. В комментируемой статье речь идет о судне, приписанном к порту Российской Федерации. Это понятие употребляется в международном праве, в частности в ст.220 Конвенции ООН по морскому праву; в российском законодательстве, регулирующем морское и речное судоходство, а также движение в воздушном пространстве, его нет. На основе системного толкования можно сделать вывод, что под припиской судна понимается его регистрация в порту Российской Федерации. Согласно ст.14 КТМ РФ государственная регистрация судна в Российском международном реестре судов подлежит ежегодному подтверждению. Порядок ежегодного подтверждения государственной регистрации судна в Российском международном реестре судов устанавливается правилами государственной регистрации судов, прав на них и сделок с ними в морских портах и централизованного учета зарегистрированных судов. С момента государственной регистрации судно приобретает право плавания под Государственным флагом Российской Федерации (ст.16 КВВТ РФ).

18. На военных кораблях или военных воздушных судах РФ осуществляется юрисдикция Российской Федерации независимо от места их нахождения. К военным кораблям относятся надводные корабли или подводные лодки, вооруженные и оснащенные для использования в военных целях, имеющие стандартное водоизмещение 750 метрических тонн или выше, а также имеющие стандартное водоизмещение менее 750 метрических тонн, оснащенные для запуска ракет дальностью не менее 25 километров или торпед такой же дальности.

Военное воздушное судно - это самолеты с неизменяемой и изменяемой геометрией крыла, сконструированные, оснащенные или модифицированные для поражения целей путем использования управляемых ракет, неуправляемых ракет, бомб, пулеметов, пушек или других средств поражения для выполнения задач разведки, управления войсками, радиоэлектронной борьбы, электронного и огневого подавления систем противовоздушной обороны, дозаправки или высадки (выгрузки) с воздуха. К военным самолетам не относятся учебно-тренировочные самолеты для основной летной подготовки, кроме тех, которые сконструированы, оснащены или модифицированы как боевые.

19. Комментируемая статья не регулирует действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление на космических аппаратах и космических объектах, освоенных для проведения экспедиционных исследований. Указанные вопросы разрешаются в соответствии с нормами международного права. Например, в соответствии с Договором 1967 г. о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, государство, в регистр которого занесен объект, запущенный в космическое пространство, сохраняет юрисдикцию и контроль над таким объектом и над любым экипажем этого объекта во время их нахождения в космическом пространстве, в том числе и на небесном теле.

CLASS="formattext topleveltext">

20. В силу ч.4 ст.11 вопрос об уголовной ответственности дипломатических представителей иностранных государств и иных граждан, которые пользуются иммунитетом, в случае совершения ими преступления на территории Российской Федерации разрешается в соответствии с нормами международного права, в частности согласно Конвенции о привилегиях и иммунитетах Организации Объединенных Наций 1946 г., Конвенции о привилегиях и иммунитетах специализированных учреждений 1947 г., Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 г., Венской конвенции о консульских сношениях 1963 г.

В круг лиц, пользующихся иммунитетом, входят главы дипломатических представительств, члены представительств, имеющие дипломатический ранг, и члены их семей, если последние не являются гражданами государства пребывания. К иным лицам, пользующимся иммунитетом, относятся главы государств, правительств, главы внешнеполитических ведомств государств, члены персонала дипломатического представительства, осуществляющие административно-техническое обслуживание представительства, члены их семей, проживающие вместе с указанными лицами, если они не являются гражданами государства пребывания или не проживают в нем постоянно, а также другие лица, которые пользуются иммунитетом согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и международным договорам Российской Федерации.

Судебная практика

1. Как усматривается из материалов дела, в обвинительном акте место совершения преступления, предусмотренного ст.177 УК РФ, не указано, что делает невозможным рассмотрение дела по существу с постановлением судом приговора или вынесение иного решения на основе указанного обвинительного акта: апелляционное постановление Московского городского суда от 23 ноября 2015 г. по делу N 10-16351/2015 // СПС...

2. Суд апелляционной инстанции полагает, что у суда первой инстанции отсутствовали основания для возвращения уголовного дела прокурору, предусмотренные п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ, поскольку обвинительное заключение составлено в соответствии с требованиями ст.220 УПК РФ, в нем указаны место, время совершения преступлений обвиняемым, способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного дела, приведен перечень доказательств, на которые ссылаются сторона обвинения и защиты: апелляционное постановление Свердловского областного суда от 14 декабря 2015 г. по делу N 22-10363/2015 // СПС...

ALIGN="justify" ID="P017E" CLASS="formattext topleveltext">

3. Приговор изменен, исключен признак "незаконное приобретение наркотических средств", снижено наказание, так как время, место и способ совершения преступления в части незаконного приобретения осужденным наркотического средства судом не установлены: постановление президиума Самарского областного суда от 22 ноября 2015 г. N 44 у-174/2015 // СПС...

Комментарий к статье 12. Действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление вне пределов Российской Федерации


Законодательство и постановление Пленума Верховного Суда РФ

1. Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 62-ФЗ "О гражданстве Российской Федерации" // СЗ РФ. 2002. N 22. Ст.2031.

2. Федеральный закон от 25 июля 2002 г. N 115-ФЗ "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" // СЗ РФ. 2002. N 30. Ст.3032.

3. Федеральный закон от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" // СЗ РФ. 1998. N 22. Ст.2331.

4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации".

1. Согласно ч.1 ст.12 граждане РФ, совершившие вне пределов Российской Федерации преступление против интересов, охраняемых УК РФ, подлежат уголовной ответственности в соответствии с указанным Кодексом. При этом обязательным условием является отсутствие решения суда иностранного государства, вынесенного в отношении гражданина по данному преступлению. На таких же условиях привлекаются к уголовной ответственности по УК РФ постоянно проживающие в России лица без гражданства.

2. Гражданами РФ являются лица, имеющие гражданство Российской Федерации на день вступления в силу Федерального закона "О гражданстве Российской Федерации", а также лица, которые приобрели гражданство Российской Федерации в соответствии с данным Федеральным законом.

3. Лицо без гражданства - лицо, не являющееся гражданином Российской Федерации и не имеющее доказательства наличия гражданства иностранного государства (ст.2 Федерального закона "О гражданстве Российской Федерации").

ALIGN="justify" ID="P0192" CLASS="formattext topleveltext">

4. Специальная норма УК сформулирована относительно уголовной ответственности военнослужащих воинских частей Российской Федерации, дислоцирующихся за пределами РФ. За преступления, совершенные на территории иностранного государства, они несут уголовную ответственность по УК РФ, если иное не предусмотрено международным договором России.

К военнослужащим относятся: офицеры, прапорщики и мичманы, курсанты военных образовательных учреждений профессионального образования, сержанты и старшины, солдаты и матросы, проходящие военную службу по контракту; офицеры, призванные на военную службу в соответствии с указом Президента РФ; сержанты, старшины, солдаты и матросы, проходящие военную службу по призыву, курсанты военных образовательных учреждений профессионального образования до заключения с ними контракта о прохождении военной службы. Офицеры, призванные на военную службу в соответствии с указом Президента РФ, по своему правовому положению приравниваются к офицерам, проходящим военную службу по контракту, если иное не предусмотрено федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации (ст.2 Федерального закона "О статусе военнослужащих").

5. Под воинской частью понимаются соединения, воинские части, а также военные профессиональные образовательные организации, военные образовательные организации высшего образования и их обособленные структурные подразделения (филиалы), перечень которых определяется руководителем соответствующего федерального органа исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба.

6. Дислокация объединений, соединений и воинских частей Вооруженных Сил РФ за пределами территории Российской Федерации допускается на основе международных договоров России (ст.16 Федерального закона от 31 мая 1996 г. N 61-ФЗ "Об обороне").

7. Под международным договором понимается соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством (или государствами), с международной организацией либо с иным образованием, обладающим правом заключать международные договоры, в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименовании (ст.2 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации").

8. Иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, совершившие преступление вне пределов РФ, подлежат уголовной ответственности по УК РФ в соответствии с реальным и универсальным принципами (ч.3 ст.12). Реальный принцип означает возможность применения уголовного закона к указанным лицам, совершившим преступления вне пределов РФ, если их деяния были направлены против интересов России либо гражданина РФ или постоянно проживающего в России лица без гражданства. Это положение означает готовность и способность охранять интересы РФ и ее граждан от преступных посягательств независимо от гражданства лица, совершившего преступление, и места совершения деяния. Реализация этой нормы предполагает наличие двух условий: во-первых, лицо не было осуждено за это преступление в иностранном государстве; во-вторых, привлекается к уголовной ответственности на территории РФ.

9. Универсальный принцип предназначен для уголовно-правовой охраны интересов международного сообщества, которые совпадают с интересами государств-участников договора. Нередко такие преступления совершаются гражданином одного государства на территории другого с причинением вреда интересам третьей стороны, что затрудняет привлечение виновного к уголовной ответственности в силу коллизий иностранных уголовных законов. Универсальный принцип позволяет вести борьбу с преступлениями, последствия которых далеко выходят за рамки национальных интересов отдельных стран, посягают на отношения мира и мирного сосуществования государств, мешают сотрудничеству государств в различных областях жизнедеятельности. Этот принцип позволяет повысить эффективность борьбы с международной организованной преступностью.

Рассматриваемый принцип означает, что каждое государство, являющееся стороной международного договора, обязано осуществлять уголовное преследование лиц, совершивших преступления, предусмотренные этим договором, независимо от места их совершения, наличия или отсутствия гражданства. Ответственность наступает независимо от того, интересы какого государства пострадали. Отсюда и наименование принципа - универсальный. Например, в соответствии с Конвенцией о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации (Монреаль, 1971 г.), государство принимает такие меры, какие могут оказаться необходимыми, чтобы установить свою юрисдикцию над преступлением в следующих случаях: а) когда преступление совершено на территории данного государства; б) когда преступление совершено на борту или в отношении воздушного судна, зарегистрированного в данном государстве; в) когда воздушное судно, на борту которого совершено преступление, совершает посадку на его территории, и предполагаемый преступник еще находится на борту; г) когда преступление совершено на борту или в отношении воздушного судна, сданного в аренду без экипажа арендатору, основное место деятельности которого или, если арендатор не имеет такого места деятельности, постоянное местопребывание которого находится в этом государстве.

Универсальный принцип действия уголовного закона особенно важен применительно к ответственности за деяния, имеющие характер транснациональных преступлений. Например, согласно ч.1 ст.6 Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности государства-участники международного соглашения берут обязательства принять в соответствии с основополагающими принципами своего внутреннего законодательства законодательные меры, согласно которым перечисленные в договорах действия будут признаваться преступлением в каждом государстве-участнике, а совершившие их лица должны привлекаться к ответственности и в тех случаях, когда деяние совершено вне пределов юрисдикции государства.

10. Привлечение к уголовной ответственности иностранных граждан и лиц без гражданства, не проживающих постоянно в России, в соответствии с универсальным принципом возможно, если они не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории РФ.

11. Иностранный гражданин - лицо, не являющееся гражданином РФ и имеющее доказательства наличия гражданства (подданства) иностранного государства. Лицо без гражданства - лицо, не являющееся гражданином РФ и не имеющее доказательств наличия гражданства (подданства) иностранного государства (ст.2 Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации").

Судебная практика

1. А. обвинялся в том, что 11 июля 2003 г., являясь должностным лицом-дежурным по войсковой части в г.Гюмри Республики Армения, превышая предоставленные ему полномочия, будучи недовольным оскорблениями и действиями, не сопряженными с насилием, опасным для его жизни и пяти военнослужащих суточного наряда, со стороны пришедших в помещение дежурного по части местных жителей П., А.А., Д. и М., совершил убийство из табельного оружия - пистолета П. и А.А., покушение на убийство Д., также причинил военнослужащему К. средней тяжести вред здоровью (п."а", "е" ч.2 ст.105, ч.3 ст.30 и п."а", "е" ч.2 ст.105 УК РФ, п."а", "б", "в ч.3 ст.286 УК РФ). Приговором Северо-Кавказского окружного военного суда А. был оправдан. Оправдательный приговор отменен: определение Верховного Суда РФ от 19 августа 2004 г. N 5-43/04 // СПС...

Комментарий к статье 13. Выдача лиц, совершивших преступление

ALIGN="justify" ID="P01A8" CLASS="formattext topleveltext"> Законодательство и постановление Пленума Верховного Суда РФ

1. Европейская Конвенция о выдаче 1957 г. (с дополнительными протоколами от 15 октября 1975 г. и 17 марта 1978 г.) // СЗ РФ. 2000. N 23. Ст.2348.

2. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г.// Бюллетень международных договоров. 1995. N 2.

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 июня 2012 г. N 11 "О практике рассмотрения судами вопросов, связанных с выдачей лиц для уголовного преследования или исполнения приговора, а также передачей лиц для отбывания наказания" // БВС РФ. 2012. N 8.

1. Выдача представляет собой правовой институт международного сотрудничества в сфере борьбы с преступностью, определяющий основание и процедуру принудительного возвращения лица, совершившего преступление, в государство, на территории которого было совершено преступление или гражданином которого оно является, по запросу к государству, на территории которого это лицо находится после совершения преступления.

2. Согласно ст.63 Конституции РФ выдача лиц, обвиняемых в совершении преступления, а также передача осужденных для отбывания наказания в других государствах осуществляются на основе федерального закона или международного договора РФ.

3. Специфика института выдачи такова, что в нем переплетены материально-правовые и процессуальные компоненты, поэтому ст.13, регламентирующая указанные отношения, тесно связана с нормами гл.54 УПК РФ, определяющей порядок выдачи лиц для уголовного преследования или исполнения приговора на территории другого государства.

4. Материально-правовое содержание института выдачи включает условия, относящиеся к основаниям выдачи и к обстоятельствам, препятствующим выдаче. Выдача лица возможна при наличии следующих условий:

CLASS="formattext topleveltext">

1) совершение лицом преступления, наказуемого в соответствии с законодательством запрашивающего государства и запрашиваемого государства лишением свободы по крайней мере в один год или более серьезным наказанием. При этом не требуется абсолютного совпадения в формулировании состава преступления, но должно быть указано точно время и место совершения преступления, его юридическая квалификация. Это касается и преступлений с бланкетными признаками состава, которые по-разному конкретизированы в запрашиваемом и запрашивающем государствах. Например, система налогов, уклонение от которых образует состав преступления, чаще всего не совпадет и такое совпадение не обязательно применительно к условиям выдачи. Согласно ст.2 Второго дополнительного протокола от 17 марта 1978 г. к Европейской Конвенции о выдаче за правонарушения в связи с налогами, сборами, пошлинами и валютными операциями выдача преступников осуществляется между Договаривающимися Сторонами в соответствии с положениями Конвенции, если такое правонарушение, согласно законодательству запрашиваемой Стороны, соответствует правонарушению того же характера (п.1).

В выдаче не может быть отказано на том основании, что законодательство запрашиваемой Стороны не предусматривает таких же по характеру налогов или сборов или не содержит таких же по характеру положений, касающихся налогов, сборов, пошлин и валютных операций, как и законодательство запрашивающей Стороны (п.2).

В случаях, когда для экстрадиции требуется двойная подсудность, это требование должно считаться подлежащим удовлетворению независимо от того, квалифицируют ли обе страны такое преступление по той же категории преступлений или обозначают это преступление одним и тем же термином при условии, что обе страны криминализируют поведение, лежащее в основе преступления (Рекомендации ФАТФ: Международные стандарты по противодействию отмыванию денег, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения);

2) совершения лицом указанного преступления вне пределов запрашиваемой стороны и нахождение этого лица в момент решения вопроса о выдаче на территории запрашиваемого государства. Согласно ст.7 Второго дополнительного протокола от 17 марта 1978 г. к Европейской Конвенции государство может отказать в выдаче лица, требуемого в связи с преступлением, которое в соответствии с ее законом считается совершенным полностью или частично на ее территории или в месте, рассматриваемом в качестве ее территории (п.1). В тех случаях, когда преступление, в отношении которого запрашивается выдача, было совершено за пределами территории запрашивающей Стороны, в выдаче может быть отказано только в том случае, если закон запрашиваемой Стороны не предусматривает преследования за ту же категорию преступлений в случае совершения за пределами территории последней или не допускает выдачи за указанное преступление (п.2);

ID="P01BB" CLASS="formattext topleveltext">

3) наличие соответствующего договора с государством, запрашивающим выдачу. Согласно ч.2 ст.13 иностранные граждане и лица без гражданства, совершившие преступление вне пределов РФ и находящиеся на территории России, могут быть выданы иностранному государству для привлечения к уголовной ответственности или отбывания наказания в соответствии с международным договором РФ. Вопросы выдачи регламентированы как многосторонними, так и двусторонними международными договорами РФ.

Двусторонние договоры о правовой помощи, включающей институт выдачи, заключены Российской Федерацией со многими государствами. При отсутствии международного договора Россия может выдать, передать лицо иностранному государству, признать приговор суда иностранного государства на основе принципа взаимности, в соответствии с которым от иностранного государства можно ожидать, что в аналогичной ситуации такое государство выдаст Российской Федерации лицо для осуществления уголовного преследования или исполнения приговора, передаст гражданина РФ, осужденного судом указанного иностранного государства, для отбывания наказания в России, признает приговор, вынесенный судом Российской Федерации в отношении своего гражданина, для отбывания наказания в данном иностранном государстве.

5. К обстоятельствам, препятствующим выдаче, относятся:

1) наличие у лица гражданства запрашиваемого государства. Если лицо, совершившее преступление на территории другого государства, является гражданином РФ, оно в силу ч.1 ст.13 не подлежит выдаче этому государству. Эта норма непосредственно вытекает из положения ст.61 Конституции РФ, согласно которой гражданин РФ не может быть выслан за пределы Российской Федерации или выдан другому государству. Согласно ст.6 Второго дополнительного протокола к Европейской Конвенции о выдаче от 17 марта 1978 г. гражданство определяется в момент принятия решения о выдаче;

2) истечение срока давности привлечения к уголовной ответственности за совершенное преступление или наличие иных обстоятельств, препятствующих уголовному преследованию по законодательству запрашиваемой стороны. Выдача не осуществляется в тех случаях, когда требуемое лицо в соответствии с законом запрашивающей или запрашиваемой Стороны не может быть подвергнуто преследованию или наказанию в связи с истечением срока давности;

3) наличие акта амнистии в отношении преступления, по факту которого произведен запрос, при условии, что запрашиваемое государство обладает компетенцией возбуждать судебное преследование в отношении данного преступления согласно собственному уголовному законодательству;

ID="P01C5" CLASS="formattext topleveltext">

4) наличие у запрашиваемого государства оснований считать преступление, по факту совершения которого производится запрос, в качестве политического преступления или в качестве преступления, связанного с политическим преступлением. К числу политических преступлений нельзя отнести: а) преступления против человечества, указанные в Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г.; б) нарушения, указанные в ст.50 Женевской конвенции об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях 1949 г., ст.51 Женевской конвенции об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море, 1949 г., ст.130 Женевской конвенции об обращении с военнопленными 1949 г. и ст.147 Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны 1949 г.; в) любые сравнимые нарушения законов войны, действующих при вступлении настоящего Протокола в силу и обычаев войны, существующих на это время, которые еще не предусмотрены вышеупомянутыми положениями Женевских конвенций (ст.1 Дополнительного протокола от 15 октября 1975 г. к Европейской Конвенции о выдаче);

5) наличие оснований считать, что лицо, в отношении которого поступил запрос, преследуется в запрашивающем государстве за политические или иные убеждения. Так, в ст.3 Европейской Конвенции о выдаче указывается, что выдача не осуществляется, если запрашиваемая Сторона имеет достаточные основания считать, что запрос о выдаче в связи с обычным уголовным преступлением был подан с целью преследования или наказания лица в связи с его расой, религией, национальностью или политическими убеждениями, или что положению этого лица может быть нанесен ущерб по любой из этих причин (п.2). Убийство или попытка убийства главы государства или члена его семьи не рассматривается политическим преступлением для целей Конвенции (п.3).

Согласно ст.63 Конституции РФ Российская Федерация предоставляет политическое убежище иностранным гражданам и лицам без гражданства в соответствии с общепризнанными нормами международного права (ч.1). В Российской Федерации не допускается выдача другим государствам лиц, преследуемых за политические убеждения (ч.2).

6. Существуют и другие обстоятельства, наличие которых дает основание для отказа от выдачи. Например, согласно оговоркам, сформулированным в ст.1 Федерального закона от 25 октября 1999 г. N 190-ФЗ "О ратификации Европейской конвенции о выдаче, Дополнительного протокола и Второго дополнительного протокола к ней" Российская Федерация в соответствии со ст.1 Конвенции оставляет за собой право отказать в выдаче:

а) если выдача лица запрашивается в целях привлечения к ответственности в чрезвычайном суде или в порядке упрощенного судопроизводства либо в целях исполнения приговора, вынесенного чрезвычайным судом или в порядке упрощенного судопроизводства, когда имеются основания пола гать, что в ходе такого судопроизводства этому лицу не будут или не были обеспечены минимальные гарантии, предусмотренные в ст.14 Международного пакта о гражданских и политических правах и в ст.2, 3 и 4 Протокола N 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод. При этом в понятия "чрезвычайный суд" и "порядок упрощенного судопроизводства" не включается какой-либо международный уголовный суд, полномочия и компетенция которого признаны РФ;

б) если имеются серьезные основания полагать, что лицо, в отношении которого поступил запрос о выдаче, было или будет подвергнуто в запрашивающем государстве пыткам или другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения или наказания либо что этому лицу в процессе уголовного преследования не были или не будут обеспечены минимальные гарантии, предусмотренные в ст.14 Международного пакта о гражданских и политических правах и в ст.2, 3 и 4 Протокола N 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод;

в) исходя из соображений гуманности, когда имеются основания полагать, что выдача лица может повлечь для него серьезные осложнения по причине его преклонного возраста или состояния здоровья.

Российская Федерация оставляет за собой право не выдавать лиц, выдача которых может нанести ущерб ее суверенитету, безопасности, общественному порядку или другим существенно важным интересам. Преступления, в связи с которыми выдача не может быть произведена, устанавливаются федеральным законом.

Судебная практика

1. Согласно ч.3 ст.12 и ч.2 ст.13 УК РФ для привлечения к уголовной ответственности или исполнения приговора могут быть выданы иностранному государству: 1) иностранные граждане или лица без гражданства, 2) совершившие уголовно наказуемые деяния вне пределов РФ, 3) не направленные против интересов России либо гражданина РФ или постоянно проживающего в РФ лица без гражданства: апелляционное определение Верховного Суда РФ от 18 февраля 2016 г. N 53-АПУ16-5 // СПС...

2. Лицо подлежит выдаче, если УК РФ и закон запрашивающего государства предусматривают за деяние, в связи с совершением которого направлен запрос о выдаче, наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года либо более тяжкое наказание или если лицо было осуждено судом запрашивающего государства к лишению свободы на срок не менее шести месяцев или более тяжкому наказанию, при условии, что международным договором РФ не предусмотрены иные сроки: апелляционное постановление Московского городского суда от 23 мая 2016 г. по делу N 10-7410/2016 // СПС...

3. Предусмотренных законом РФ оснований, по которым уголовное дело в отношении Г. не может быть возбуждено или приговор не может быть приведен в исполнение, не имеется. Оснований, указанных в Европейской Конвенции о выдаче 1957 г. и в Минской Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г., а также в ч.1 и ч.2 ст.464 УПК РФ, влекущих отказ в выдаче лица, судом не установлено. Таким образом, решение заместителя Генерального прокурора РФ от 13 ноября 2015 г. о выдаче Г. Украине для привлечения к уголовной ответственности является законным и обоснованным: апелляционное определение Верховного Суда РФ от 25 мая 2016 г. N 4-АПУ16-16 // СПС...

4. Уголовное преследование А. правоохранительными органами Турецкой Республики не связано с его политической или религиозной деятельностью; из обвинения усматривается, что преступления, которые вменяются ему в вину, носят общеуголовный характер: апелляционное определение Верховного Суда РФ от 30 марта 2016 г. N 4-АПУ16-10 // СПС...

5. Российское законодательство, регламентирующее исполнение запроса о выдаче лица, находящегося на территории РФ, не содержит формулировку о точном соответствии уголовного закона иностранного государства уголовному закону Российской Федерации, а также требований о необходимости указывать квалифицирующие признаки преступления: постановление Президиума Верховного Суда РФ от 5 сентября 2007 г. N 365-П07ПР // БВС РФ. 2008. N 3.

Комментарий к разделу II Преступление

Комментарий к главе 3 Понятие преступления и виды преступлений


Понятие преступления - одно из основных для уголовного права. С его помощью созданы нормативные ограничения на установление и реализацию уголовной ответственности.

Виды преступлений в гл.3 УК РФ представлены далеко не полно. В ней отражены только категории преступлений и некоторые виды множественности, которой не могут не противостоять единичные преступления.

Единичное преступление - общественно опасное деяние, самостоятельно предусмотренное уголовным законом. Множественность преступлений - совершение двух или более единичных преступлений.

В Общей части УК РФ прямо названы оконченные и неоконченные преступления, последние из которых включают приготовление к преступлению и покушение на преступление (ст.29), а также совершенные в соучастии (ст.32), которым, естественно, должны противостоять совершенные единолично. Кроме того, различаются длящиеся и продолжаемые, сложные и составные преступления.

Длящееся преступление - действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного преследования. Продолжаемые преступления - деяния, состоящие из ряда тождественных преступных действий, направленных к общей цели и составляющих в своей совокупности единое преступление (п.1 и 2 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г. N 23 "Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям").

Сложные преступления образуют деяния, складывающиеся из нескольких разнородных действий, не все из которых преступны сами по себе (ст.131, 132 УК РФ и др.). Составные преступления образуют деяния, состоящие из нескольких разнородных действий, каждое из которых наказуемо и само по себе (ч.4 ст.111, ст.162 УК РФ и др.).

В Особенной части УК РФ прямо отражены неоднократность (ст.151_1, 154, 157, 180, 212_1, 215_4, 314_1) и систематичность (ст.110, 117, 232, 241) преступлений.

В целом под неоднократностью понимается совершение тождественных действий два раза. В примечаниях к статьям Особенной части УК РФ она определена с отдельными модификациями (примечание 4 к ст.178, примечания к ст.151_1, 157, 212_1, 215_4, 314_1).

Под систематичностью преступлений понимается совершение тождественных действий более двух раз. В примечании к ст.232 УК РФ "под систематическим предоставлением помещений в настоящей статье, а также в статье 241 ... Кодекса понимается предоставление помещений более двух раз".

Дополнительными видами множественности преступлений является совершение нескольких преступлений, не образующих рецидив (ч.1 и 4 ст.18 УК РФ), при условиях, описанных в ч.5 ст.69 и ст.70, а также при специальном рецидиве (ч.5 ст.131, ч.5 ст.132, ч.6 ст.134, ч.5 ст.135, ч.2 ст.204_2 и ч.2 ст.291_2 УК РФ).


Статистические данные

2008

2009

2010

2011

2012

2013

2014

2015

2016

2017

Осуждено лиц по приговорам, вступившим в законную силу

925166

892360

845071

782274

739278

735340

719297

734581

740410

697174

за особо тяжкие преступ-
ления

54892

52657

50502

46309

40751

40322

40911

41981

40628

37558

за тяжкие преступ-
ления

230825

216774

203979

187218

172943

172287

174644

173047

160481

147023

за преступ-
ления средней тяжести

315987

296854

281068

262299

252238

182369

172848

177047

175024

164388

за преступ-
ления небольшой тяжести

323462

326075

309522

286448

273346

340362

330894

342506

364277

348205

2013

2014

2015

2016

2017

Признаны совершившими преступление

При рецидиве

104409

98954

101226

99968

98179

При опасном рецидиве

17706

18251

18862

18109

16540

При особо опасном рецидиве

6359

6608

7118

6989

6564


Литература

ALIGN="justify" ID="P01E6" CLASS="formattext topleveltext">

1. Иногамова-Хегай Л.В. Концептуальные основы конкуренции уголовно-правовых норм. М., 2015.

2. Козлов А.П. Понятие преступления. СПб., 2004.

3. Козлов А.П., Севастьянов П.П. Единичные и множественные преступления. СПб., 2011.

4. Коротких Н.Н. Теоретические и прикладные проблемы учения о множественности преступлений: уголовно-правовое и уголовно-исполнительное исследование. М., 2016.

5. Пудовочкин Ю.Е. Учение о преступлении (избранные лекции). М., 2009.

Комментарий к статье 14. Понятие преступления


Законодательство

1. Федеральный закон от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции" // СЗ РФ. 2011. N 7. Ст.900.

2. Федеральный закон от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ "О противодействии терроризму" // СЗ РФ. 2006. N 11. Ст.1146.

1. Понятие преступления - формально-материальное. Оно включает один родовой и три видовых признака. Все они равно обязательны. Отсутствие любого из них ведет к отсутствию преступления. Причем для признания деяния преступлением их достаточно.

2. Родовым признаком преступления выступает совершенное деяние. Не являются преступлением ни так называемый голый умысел, ни обнаружение намерения. Первое - психический процесс, происходящий в голове человека; второе - простое сообщение о возникшем умысле. О преступлении можно говорить только тогда, когда они реализуются, проявляясь вовне.

Наличие деяния в сущности означает то, что преступление - вид правонарушения. Оно может принять формы оконченного или неоконченного (приготовления либо покушения) преступления (ст.29 УК РФ), а также преступления, совершенного единолично и в соучастии (ст.32 УК РФ).

ALIGN="justify" ID="P01FC" CLASS="formattext topleveltext">

3. Видовыми признаками преступления выступают: а) виновность; б) общественная опасность; в) запрещенность Уголовным кодексом под угрозой наказания. Они отражают отличие преступления от других правонарушений.

4. Виновность - это воплощение предусмотренного ст.5 УК РФ принципа вины, не допускающего объективное вменение. Для преступления этот признак означает обязательное наличие умысла или неосторожности, названных в ст.24 УК РФ. Невиновное причинение вреда (ст.28 УК РФ) не признается преступлением.

5. Общественная опасность - материальный признак преступления. Он характеризует вредоносность деяния, т.е. создание угрозы или причинение вреда личности, обществу или государству. Только выявив вредоносность деяния, законодатель предусматривает его в Особенной части УК РФ с установлением за его совершение наказания.

Общественная опасность деяния презюмируется. Однако данная презумпция является опровержимой. Опровергается же она признаками действия (бездействия), в силу малозначительности не представляющего общественной опасности (ч.2 ст.14 УК РФ), и любого из обстоятельств, исключающих преступность деяния (ст.37-42 УК РФ). Если признаки чего-либо из отмеченного имеются, общественная опасность деяния отсутствует.

6. Запрещенность Уголовным кодексом совершения деяния под угрозой наказания - единый признак понятия наказания. Запрещенность без угрозы наказанием - пустой звук, не подкрепленный никаким стимулом. Угроза наказанием без запрещенности лишена предмета приложения.

Запрещенность Уголовным кодексом под угрозой наказания - формальный признак преступления. Он является, с одной стороны, воплощением закрепленного в ст.3 УК РФ принципа законности, согласно которому преступность и наказуемость деяния определяются Уголовным кодексом, а с другой - следствием предписания ч.2 ст.2, в соответствии с которым Кодекс определяет, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями, и устанавливает виды наказаний за их совершение.

Рассматриваемый признак означает предусмотренность соответствующего деяния в Особенной части УК РФ с установлением за его совершение наказания. Запрещенность Уголовным кодексом определяется содержащимся в статье Особенной части составом преступления, а угроза наказанием - санкцией статьи.

CLASS="formattext topleveltext">

7. Преступление от действия (бездействия), в силу малозначительности не представляющего общественной опасности, отличается прежде всего вредоносностью личности, обществу или государству. Причем по смыслу закона она определяется не только общественной опасностью самого действия (бездействия), но и его последствиями, а также целями, мотивами и т.п.

Действие (бездействие), в силу малозначительности не представляющее общественной опасности, формально содержит признаки какого-либо деяния, предусмотренного Уголовным кодексом, в связи с тем, что или не вредоносно, или не обладает таким его уровнем, который присущ преступлениям. Отсюда действие (бездействие), в силу малозначительности не представляющее общественной опасности, бывает двух видов: а) вообще не обладающее общественной опасностью (не предусмотренные уголовным законом обстоятельства, исключающие преступность деяния); б) обладающее малой (небольшой) общественной опасностью (иные нарушения).

8. Не предусмотренные уголовным законом обстоятельства, исключающие преступность деяния, отличаются от преступлений тем, что содержатся не в ст.37-42 УК РФ, а в иных нормативных правовых актах. Так, это делается в гл.5 "Применение физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия" Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ. В Федеральном законе "О противодействии терроризму" говорится: "Лишение жизни лица, совершающего террористический акт, а также причинение вреда здоровью или имуществу такого лица либо иным охраняемым законом интересам личности, общества или государства при пресечении террористического акта либо осуществлении иных мероприятий по борьбе с терроризмом действиями, предписываемыми или разрешенными законодательством Российской Федерации, являются правомерными" (ст.22).

9. Иные нарушения - это административные и дисциплинарные правонарушения, аморальные проступки. Они отличаются от преступлений признаками составов. Если таковые внешне похожи, при квалификации приоритет должен отдаваться признакам иного нарушения.

Судебная практика

1. Приговор по делу о незаконном приобретении и хранении боеприпасов отменен, поскольку в деянии отсутствует состав преступления: определение Верховного Суда РФ от 10 февраля 2011 г. N 55-Д10-23 // СПС...

2. Производство по делу прекращено, поскольку совершенное обвиняемым деяние формально подпадает под признаки преступления, предусмотренного ч.3 ст.160 УК РФ, однако оно не причинило существенный вред интересам предприятия, а также не повлекло какие-либо иные общественно опасные последствия, это деяние в силу малозначительности не является преступлением: определение Верховного Суда РФ от 22 апреля 2015 г. N 51-УД15-1 // СПС...

3. Производство по делу прекращено на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления: определение Верховного Суда РФ от 5 сентября 2013 г. N 208-Д13-3 // СПС...

4. Приговор по делу о незаконных приобретении, передаче, сбыте, хранении, перевозке, ношении огнестрельного оружия, бандитизме отменен в части осуждения по ч.3 ст.222 УК РФ, дело в этой части производством прекращено на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления: определение Верховного Суда РФ от 2 июля 2012 г. N 30-О12-6 // СПС...

5. Приговор по делу об убийстве и кражах изменен: действия одного из осужденных переквалифицированы с п."а" ч.3 ст.158 УК РФ на ч.1 ст.139 УК РФ, поскольку с учетом количества, стоимости, значимости похищенного для потерпевшего в силу малозначительности содеянное не представляет общественной опасности и не образует состав вмененного преступления; действия осужденных переквалифицированы с п."в" ч.2 ст.158 УК РФ на п."в" ч.2 ст.158 УК РФ (в ред. от 7 марта 2011 г. N 26-ФЗ), с п."а" ч.3 ст.158 УК РФ на п."а" ч.3 ст.158 УК РФ (в ред. от 7 марта 2011 г. N 26-ФЗ), со ст.316 УК РФ на ст.316 УК РФ (в ред. от 7 марта 2011 г. N 26-ФЗ): кассационное определение Верховного Суда РФ от 21 апреля 2011 г. по делу N 35-О11-14 // СПС...

Комментарий к статье 15. Категории преступлений


Постановления Пленума Верховного Суда РФ

1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2015 г. N 58 "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания" // БВС РФ. 2016. N 2.

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 мая 2018 г. N 10 "О практике применения судами положений части 6 статьи 15 Уголовного кодекса Российской Федерации // РГ. 2018.19 мая.

1. Категории преступлений - это виды преступлений, разделяемые по характеру и степени общественной опасности деяния. Характер общественной опасности преступления определяется уголовным законом и зависит от установленных судом признаков состава преступления. При учете характера общественной опасности преступления судам следует иметь в виду прежде всего направленность деяния на охраняемые уголовным законом социальные ценности и причиненный им вред.

Степень общественной опасности преступления устанавливается судом в зависимости от конкретных обстоятельств содеянного, в частности от характера и размера наступивших последствий, способа совершения преступления, роли подсудимого в преступлении, совершенном в соучастии, от вида умысла (прямой или косвенный) либо неосторожности (легкомыслие или небрежность). Обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание (ст.61 и 63 УК РФ) и относящиеся к совершенному преступлению (например, совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств либо по мотиву сострадания, особо активная роль в совершении преступления), также учитываются при определении степени общественной опасности преступления (п.1 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания").

2. Категорий преступлений четыре, они различаются формой вины и наказуемостью. Виды умысла и неосторожности (ст.25 и 26 УК РФ) на категории преступлений не влияют.

3. Одни категории преступлений включают умышленные и неосторожные деяния. Это преступления небольшой и средней тяжести. Тяжкие и особо тяжкие преступления включают исключительно умышленные деяния.

В отличие от умышленных деяний неосторожные признаются только преступлениями небольшой или средней тяжести.

4. Наказуемость является проявлением характера и степени общественной опасности деяния. Причем наказуемость определяется видами и пределами установленного за соответствующее деяние наказания.

Для одних категорий преступлений установлен только максимальный предел наказуемости. Это преступления небольшой тяжести (до трех лет лишения свободы), умышленные преступления средней тяжести (до пяти лет лишения свободы) и тяжкие преступления (до десяти лет лишения свободы). Минимальный предел наказуемости применительно к ним роли не играет.

Для других категорий преступлений установлен лишь минимальный предел наказуемости. Это неосторожные преступления средней тяжести (свыше трех лет лишения свободы) и особо тяжкие преступления (свыше десяти лет лишения свободы или более строгое наказание). При этом неосторожные преступления средней тяжести могут наказываться до десяти лет лишения свободы (по логике закона), а особо тяжкие преступления - до двадцати лет (ст.56 УК РФ). Более строгим наказанием являются пожизненное лишение свободы и смертная казнь (ст.44 УК РФ).

ID="P0224" CLASS="formattext topleveltext">

5. Категории преступлений использованы в УК при регламентации рецидива преступлений (ст.18), приготовления к преступлению (ст.30), соучастия в преступлении (ст.35), наказания (ст.46, 48, 57-59) и его назначения (ст.61, 69, 74), освобождения от уголовной ответственности (ст.75-76_2, 78) и наказания (ст.79, 80, 82, 82_1, 83), судимости (ст.86), а также уголовной ответственности несовершеннолетних (ст.88, 90, 92-95). В Особенной части УК РФ они упомянуты в ст.129, 150, 210, 298, 299, 303, 306, 307, 316.

6. Категория преступления может меняться. Причем ее изменение допустимо только в благоприятную для лица, совершившего преступление, сторону и не более чем на одну категорию. Необходимые для изменения категории фактические обстоятельства преступления и степень его общественной опасности (ст.60 УК РФ) должны свидетельствовать, что в конкретном случае вредоносность совершенного деяния не достигает уровня, характерного для преступлений той категории, к которой отнесено в ст.15.

7. Изменение категории преступления подчинено 1) общим и 2) специальным условиям. Общие условия характеризуют любой случай изменения категории преступления. Ими является а) наличие смягчающих наказание обстоятельств (ст.62 УК РФ) и б) отсутствие отягчающих наказание обстоятельств (ст.63).

Специальные условия характеризуют изменения отдельных категорий преступления. Изменение категории преступления допустимо, если за совершение преступления, отнесенного к категории:

- средней тяжести, осужденному назначено наказание, не превышающее трех лет лишения свободы, или другое более мягкое наказание;

- тяжких, осужденному назначено наказание, не превышающее пяти лет лишения свободы, или другое более мягкое наказание;

- особо тяжких, осужденному назначено наказание, не превышающее семи лет лишения свободы.

8. Изменение категории преступления влияет на применение только тех уголовно-правовых предписаний, которые не предопределены изначальной категорией преступления.

Судебная практика

1. Приговор изменен: осужденному снижено наказание, категория преступления изменена с особо тяжкого на тяжкое: апелляционное определение Верховного Суда РФ от 10 сентября 2013 г. N 15АПУ13-6 // СПС...

2. Судебные акты по делу о контрабанде, незаконных приобретении, хранении, перевозке наркотических средств изменены: категория совершенного преступления, предусмотренного ч.2 ст.228 УК РФ, изменена с тяжкого на средней тяжести и смягчено назначенное наказание, поскольку имеются смягчающие вину обстоятельства: надзорное определение Верховного Суда РФ от 7 мая 2013 г. N 25-Д13-15 // СПС...

3. Приговор о получении взятки в отношении двух осужденных изменен: категория совершенного осужденными преступления изменена с особо тяжкого на тяжкое, отбывание наказания осужденным назначено в исправительной колонии общего режима; назначенное наказание осужденным в виде лишения свободы при указанных судом обстоятельствах нельзя признать чрезмерно мягким и не соответствующим принципу справедливости, как указывается в кассационном представлении: кассационное определение Верховного Суда РФ от 11 декабря 2012 г. N 18-О12-44 // СПС...

4. Приговор по делу об организации приготовления к убийству изменен: изменена категория преступления с особо тяжкого на тяжкое преступление, с применением ст.64, 73 УК РФ наказание назначено условно, так как осужденная имеет преклонный возраст, положительно характеризуется по месту работы и жительства, имеет серьезные соматические заболевания и является инвалидом второй группы, в содеянном раскаялась: кассационное определение Верховного Суда РФ от 9 августа 2012 г. N 11-О12-50 // СПС...

5. Приговор по делу о содействии террористической деятельности изменен, категория совершенного преступления изменена на преступление средней тяжести; назначенное осужденному наказание снижено в связи с фактическими обстоятельствами совершенного преступления, степенью его общественной опасности, установлением судом смягчающих и отсутствием отягчающих обстоятельств: кассационное определение Верховного Суда РФ от 14 июня 2012 г. N 88-О12-23 // СПС...

Комментарий к статье 16. Неоднократность преступлений


(Статья утратила силу. Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ.)

Комментарий к статье 17. Совокупность преступлений

ALIGN="justify" ID="P023E" CLASS="formattext topleveltext"> Постановления Пленума Верховного Суда РФ

1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (статья 105 УК РФ)" // БВС РФ. 1999. N 3.

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" // БВС РФ. 2003. N 2.

1. Совокупность преступлений - это совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено. Признаками совокупности являются: а) совершение двух или более преступлений; б) неосуждение ни за одно из них.

2. При совокупности преступлений совершается два или более преступления. Они являются единичными и могут быть в любом сочетании: оконченными и неоконченными (ст.29 УК РФ), совершаемыми единолично и в соучастии (ст.32 УК РФ).

Наличие совокупности преступлений не зависит от того, совершаются ли они несколькими действиями (актами бездействия) или одним. Главное для совокупности, чтобы преступления были самостоятельными, т.е. отдельно предусмотренными в Уголовном кодексе.

3. При совокупности преступлений за одно из них лицо не должно быть осуждено. Понятие осуждения является уголовно-процессуальным. Осужденным именуется обвиняемый, в отношении которого вынесен обвинительный приговор (ч.2 ст.47 УПК РФ). В ч.6 ст.302 УПК РФ законодатель говорит о постановлении приговора. Постановление приговора особо регламентируется в гл.39 УПК РФ, которая включает ст.310 о провозглашении приговора. Отсюда лицо нельзя считать осужденным, пока в отношении его не провозглашен обвинительный приговор, а совершение нового деяния до этого момента может образовать совокупность преступлений.

4. Совокупность преступлений исключают следующие обстоятельства:

1) декриминализация преступления;

2) освобождение от уголовной ответственности;

3) освобождение от наказания, если не выносится приговор;

CLASS="formattext topleveltext">

4) процессуальное препятствие к возбуждению уголовного преследования за преступление.

5. Совокупность преступлений бывает двух видов: 1) реальная; 2) идеальная. Они различаются количеством совершенных общественно опасных действий (актов бездействия).

Реальной совокупностью признается совершение нескольких действий (актов бездействия), содержащих признаки преступлений, самостоятельно предусмотренных двумя или более статьями или частями статьи Уголовного кодекса. Причем определяющим является наличие отдельного умысла (неосторожности) на совершение каждого действия (бездействия).

Совокупность преступлений отсутствует, если умысел реализуется: а) по частям; б) совершением двух или более действий, предусмотренных несколькими пунктами одной части статьи или несколькими альтернативными признаками, когда часть статьи (статья, не поделенная на части) не содержит пунктов; в) совершением двух или более действий, отраженных несколькими частями одной и той же статьи; г) продолжает осуществляться дополнительными действиями; д) продолжает реализовываться после совершения оконченного преступления (кроме ст.174_1 УК РФ, предполагающей появление нового объекта посягательства).

6. При идеальной совокупности совершается одно действие (бездействие), но оно должно содержать признаки преступлений, самостоятельно предусмотренных двумя или более статьями Уголовного кодекса.

Идеальной совокупностью в некоторых случаях приходится вынужденного признавать и совершение одного действия, содержащего признаки преступлений, предусмотренных двумя или более частями статьи Уголовного кодекса. Это происходит вынужденно, когда в разных частях одной и той же статьи излагаются относительно самостоятельные преступления, например при одновременном сбыте огнестрельного и газового или холодного оружия (деяние квалифицируется по ч.1 ст.222 и 4 ст.222 УК РФ).

На практике идеальной совокупностью преступлений также считается совершение одного действия, предусмотренного одной и той же частью статьи Уголовного кодекса. Так, при убийстве одного человека и покушении на убийство другого "независимо от последовательности преступных действий содеянное следует квалифицировать по ч.1 или ч.2 ст.105 и по ч.3 ст.30 и п."а" ч.2 ст.105 УК РФ" (п.5 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам об убийстве (статья 105 УК РФ)").

ID="P0256" CLASS="formattext topleveltext">

7. При совокупности преступлений лицо несет уголовную ответственность за каждое совершенное преступление по соответствующей статье или части статьи Особенной части УК РФ. Для этого они отдельно квалифицируются. Наказание назначается за каждое совершенное преступление (ч.1 ст.69 УК РФ), окончательное наказание определяется исходя из наказаний, назначенных отдельно за каждое совершенное преступление.

8. От совокупности преступлений следует отличать конкуренцию норм уголовного права. При наличии последней одно или несколько общественно опасных действий (актов бездействия) содержит признаки преступлений, предусмотренных двумя или более статьями или частями статьи Уголовного кодекса. В законе наблюдается два вида конкуренции: а) общей и специальной нормы; б) нормы-части и нормы-целого.

9. Конкуренция общей и специальной нормы возникает из-за их объема. Общей выступает норма, охватывающая все преступления данного вида. Специальной считается норма, охватывающая отдельное преступление данного вида. При их конкуренции специальной норме отдается приоритет в связи с тем, что ее существование имеет смысл лишь для изменения (понижения или повышения) наказуемости соответствующих деяний вследствие их повышенной или пониженной в сравнении с общей нормой общественной опасности.

Типовое правило преодоления конкуренции общей и специальной нормы предусмотрено законом (ч.3 ст.17 УК РФ). Оно конкретизируется следующими частными правилами:

а) если преступление предусмотрено составами, установленными двумя статьями, ответственность наступает по статье, которая содержит состав, отражающий один из случаев совершения преступления, любой из которых включен в состав другой статьи;

б) если преступление предусмотрено статьями с основным и привилегированным составами, ответственность наступает по статье, отражающей привилегированный состав;

в) если преступление предусмотрено статьями с привилегированным и квалифицированным составами, ответственность наступает по статье, отражающей привилегированный состав;

г) если преступление предусмотрено частями статьи с основным и квалифицированным составами преступлений, ответственность наступает по части, предусматривающей квалифицированный состав;

ID="P0264" CLASS="formattext topleveltext">

д) если преступление предусмотрено несколькими частями статьи с квалифицированными составами преступлений, ответственность наступает по части, отражающей особо квалифицированный состав.

10. Конкуренция нормы-части и нормы-целого прежде всего вытекает из оговорки ч.1 ст.17 "за исключением случаев, когда совершение двух или более преступлений предусмотрено статьями Особенной части настоящего Кодекса в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание", отражающей не совокупность преступлений, а единичное составное преступление. Такая конкуренция норм возникает из-за их содержания.

Целым выступает норма, охватывающая преступление во всем объеме. Частью является норма, охватывающая то же преступление не полностью. Общее правило преодоления конкуренции части и целого заключается в том, что если преступление предусмотрено нормой-частью и нормой-целым, ответственность наступает только по норме-целому. Последней приоритет отдается вследствие того, что любое общественно опасное деяние всегда должно подвергаться уголовно-правовой оценке во всем его объеме.

Общее правило преодоления конкуренции нормы-части и нормы-целого конкретизируется частными правилами. Они заключаются в следующем:

а) если преступление предусмотрено статьей, включающей основной и дополнительный объекты, и статьей, включающей в качестве основного тот объект, который в первой статье выступает дополнительным, ответственность наступает по первой статье;

б) если преступление предусмотрено статьей, включающей несколько общественно опасных действий (бездействия), и статьей, включающей одно из них, ответственность наступает по первой статье;

в) если преступление предусмотрено статьей, включающей деяние, повлекшее наступление общественно опасных последствий, и статьей, включающей лишь их причинение, ответственность наступает по первой статье;

г) если преступление предусмотрено статьей, включающей совершение преступления с использованием орудий или средств совершения преступления, и статьей, включающей лишь их использование, ответственность наступает по первой статье;

д) если преступление предусмотрено статьей, включающей действия, связанные с определенным местом, и статьей, включающей только действия в отношении того же места, ответственность наступает по первой статье;

е) если преступление предусмотрено статьей, включающей две формы вины, и статьей, включающей лишь неосторожность, ответственность наступает по первой статье;

ж) если преступление предусмотрено статьей, включающей общественно опасное деяние полностью, и статьей, включающей самостоятельную уголовную ответственность за способ его совершения, ответственность наступает по первой статье;

з) если преступление предусмотрено статьей, включающей основное и сопряженное преступление, и статьей, включающей отдельно сопряженное преступление, ответственность наступает по первой статье;

и) если преступление предусмотрено содержащимися в разных статьях или частях статьи составами неоконченного и оконченного преступлений, ответственность наступает по статье или части статьи, которая отражает состав более тяжкого неоконченного преступления.

Практика исходит из конкуренции нормы-части и нормы-целого даже при отсутствии "обстоятельства, влекущего более строгое наказание". Так, "применение насилия при разбойном нападении, в результате которого потерпевшему умышленно причинен легкий или средней тяжести вред здоровью, охватывается составом разбоя и дополнительной квалификации по статьям 115 или 112 УК РФ не требует. В этих случаях содеянное квалифицируется по части первой статьи 162 УК РФ, если отсутствуют отягчающие обстоятельства, предусмотренные частью второй или третьей этой статьи" (п.21 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое"). Эта позиция верная, даже при отсутствии "обстоятельства, влекущего более строгое наказание", имеются нормы, охватывающие преступление во всем объеме, и нормы, охватывающие то же преступление частично.

Практика делает изъятия из конкуренции нормы-части и нормы-целого при наличии "обстоятельства, влекущего более строгое наказание", в отношении убийств, сопряженных с другими преступлениями. Такие убийства квалифицируются по совокупности преступлений (см. комментарий к ст.105 УК РФ).

Судебная практика

1. Судебные акты изменены, действия осужденной переквалифицированы с ч.1 и 2 ст.228 УК РФ на ч.2 ст.228 УК РФ, по которой назначено наказание в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы; исключено назначение осужденной наказания по правилам ч.3 ст.69 УК РФ. Окончательно осужденной назначено 4 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима: кассационное определение Верховного Суда РФ от 11 августа 2016 г. N 11-УД16-27 // СПС...

2. Приговор изменен, исключены квалифицирующий признак "незаконное проникновение в помещение" (п."в" ч.2 ст.161 УК РФ) и осуждение по п."г" ч.2 ст.112 УК РФ: апелляционное определение Верховного Суда РФ от 11 февраля 2016 г. N 11 36-АПУ16-1 // СПС...

3. Приговор изменен, действия осужденного, связанные с убийством двух лиц, квалифицированы по п."а" ч.2 ст.105 УК РФ вместо квалификации по двум статьям: постановление Президиума Верховного Суда РФ от 16 апреля 2014 г. N 11 37-П14 // СПС...

4. Если осужденный покушался на убийство трех лиц, что предусмотрено Особенной частью УК РФ в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание, суду следовало дать единую квалификацию его действиям по ч.3 ст.30 и п."а", "б", "ж", "з" ч.2 ст.105 УК РФ независимо оттого, что эти покушения были совершены им в разное время: апелляционное определение Верховного Суда РФ от 7 мая 2013 г. N 11 4-АПУ13-14 // СПС...

5. Статья 209 УК РФ, устанавливающая ответственность за создание банды, руководство и участие в ней или в совершаемых ею нападениях, не охватывает одновременно ответственность за совершение членами банды в процессе нападения преступных действий, образующих самостоятельные составы преступлений, в связи с чем в этих случаях следует руководствоваться положениями ст.17 УК РФ: кассационное определение Верховного Суда РФ от 20 августа 2012 г. N 11 45-О12-46 // СПС...

Комментарий к статье 18. Рецидив преступлений


Законодательство и постановление Пленума Верховного Суда РФ

1. Федеральный закон от 6 апреля 2011 г. N 64-ФЗ "Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы" // СЗ РФ. 2011. N 15. Ст.2037.

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2015 г. N 58 "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания".

ID="P028C" CLASS="formattext topleveltext">

1. В ч.1 ст.18 сформулировано понятие рецидива преступлений, а в ч.2 и 3 урегулированы опасный и особо опасный рецидив. Совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление, не подпадающее под признаки ч.2 или 3 ст.18, принято именовать простым (обычным) рецидивом.

2. Признаками рецидива являются: а) совершение нескольких преступлений; б) умышленность всех совершенных преступлений; в) наличие судимости за ранее совершенное преступление.

3. При рецидиве должно быть совершено несколько преступлений (не менее двух), при этом не имеет значения, были ли они оконченными или неоконченными, а также совершенными единолично или в соучастии.

4. При рецидиве все преступления должны быть умышленными (ст.25 УК РФ). Вид умысла (прямой или косвенный) роли не играет. Подлежат учету и преступления, совершенные с двумя формами вины, так как в целом они признаются умышленными (ст.27 УК РФ). Наоборот, не принимаются во внимание преступления, совершенные по неосторожности (ст.26 УК РФ).

5. При рецидиве за ранее совершенное преступление лицо должно быть судимо. В случае назначения наказания по правилам ч.5 ст.69 УК РФ преступление, совершенное до постановления предыдущего приговора, не образует рецидива преступлений. Отсутствует рецидив преступлений и в тех случаях, когда новое преступление совершено после постановления предыдущего приговора, но до вступления его в законную силу.

Лицо, осужденное за совершение преступления, считается судимым со дня вступления обвинительного приговора суда в законную силу до момента погашения или снятия судимости (ч.1 ст.86 УК РФ). Установление дня вступления обвинительного приговора суда в законную силу урегулировано в уголовно-процессуальном законодательстве.

Приговор суда первой инстанции вступает в законную силу по истечении срока его обжалования в апелляционном порядке, если он не был обжалован сторонами, а приговор суда апелляционной инстанции вступает в законную силу с момента его провозглашения. В случае подачи жалобы, представления в апелляционном порядке приговор вступает в законную силу в день вынесения решения судом апелляционной инстанции, если он не отменяется судом апелляционной инстанции с передачей уголовного дела на новое судебное разбирательство либо с возвращением уголовного дела прокурору (ст.390 УПК РФ). При этом апелляционные жалоба, представление на приговор суда первой инстанции могут быть поданы в течение 10 суток со дня постановления приговора, а осужденным, содержащимся под стражей, - в тот же срок со дня вручения ему копии приговора (ст.389_4 УПК РФ). Данный срок истекает в двадцать четыре часа последних суток, если же он приходится на нерабочий день, то последним днем считается первый следующий за ним рабочий день (ст.128 УПК РФ). Нерабочими являются выходные и нерабочие праздничные дни (ст.111 и 112 ТК РФ).

Рецидив отсутствует при совершении нового умышленного преступления в период от провозглашения приговора до его вступления в законную силу. Напротив, рецидив имеется при совершении нового умышленного преступления в промежутке времени между вступлением приговора в законную силу и началом отбывания по нему наказания. Приговор обращается к исполнению судом первой инстанции в течение трех суток со дня его вступления в законную силу или возвращения уголовного дела из суда апелляционной или кассационной инстанции (ч.4 ст.390 УПК РФ).

6. При признании рецидива не могут приниматься во внимание следующие судимости:

а) за умышленные преступления небольшой тяжести (ч.2 ст.15 УК РФ). Совершение умышленного преступления небольшой тяжести лицом, имеющим судимость за преступление средней тяжести, тяжкое или особо тяжкое преступление, образует рецидив преступлений.

Неучет судимости за умышленные преступления небольшой тяжести относится только к простому рецидиву преступлений. Опасный и особо опасный рецидив преступлений не обусловлены такими преступлениями. Неучет же иных судимостей относится ко всем видам рецидива;

б) за преступления, совершенные в возрасте до восемнадцати лет. Возраст до восемнадцати лет начинается в соответствующем случае с четырнадцати или с шестнадцати лет (ч.1 и 2 ст.20 УК РФ). При этом лицо может быть осуждено и по достижении указанного возраста;

ALIGN="justify" ID="P029C" CLASS="formattext topleveltext">

в) за преступления, осуждение за которые признавалось условным, если условное осуждение не отменялось и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы. "Отмена условного осуждения образует рецидив преступлений только в том случае, когда решение об отмене условного осуждения и о направлении осужденного для отбывания наказания в места лишения свободы было принято до совершения им нового преступления. При этом не имеет значения, по каким основаниям прежде отменялось условное осуждение - в соответствии с частью 4 или частью 5 статьи 74 УК РФ при назначении наказания по совокупности приговоров или в случаях, предусмотренных частью 3 этой статьи, на основании постановления суда. Не имеет значения и то, было ли осужденным начато реальное отбывание лишения свободы.

Если по первому приговору лицо было осуждено за умышленное преступление (кроме преступления небольшой тяжести) к лишению свободы условно, при вынесении второго приговора за новое преступление суд, на основании части 5 статьи 74 УК РФ, отменил условное осуждение и назначил наказание в соответствии со статьей 70 УК РФ, то при постановлении третьего приговора за вновь совершенное преступление первая и вторая судимости учитываются при определении наличия рецидива преступлений" (п.45 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания");

г) за преступления, по которым предоставлялась отсрочка исполнения приговора, если она не отменялась и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы. По смыслу закона речь идет об отсрочке отбывания наказания, предусмотренной ст.82 и 82_1 УК РФ;

д) судимости, снятые или погашенные в порядке, установленном ст.86 УК РФ, погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью. Кроме того, при признании рецидива преступления не учитываются судимости, снятые в порядке, установленном ч.1 ст.74, ч.3 и 4 ст.82, ч.2 ст.84, и ч.2 ст.85 УК РФ.

7. Виды рецидива различаются: а) категориями совершенных преступлений; б) количеством судимостей; в) назначенными наказаниями. Чем тяжелее категория преступления, тем меньше судимостей требуется для признания рецидива опасным и особо опасным.

8. Для признания простого рецидива преступлений достаточно совершения лицом нового умышленного преступления при наличии судимости за ранее совершенное умышленное преступление в отсутствие признаков опасного и особо опасного рецидива. Следовательно, простой рецидив устанавливается путем исключения наличия опасного и особо опасного рецидива.

9. Для признания опасного рецидива преступлений законом предусмотрено две ситуации. По первой из них достаточно совершения лицом тяжкого преступления, за которое оно осуждается к реальному лишению свободы, если ранее это лицо два или более раза было осуждено за умышленное преступление средней тяжести к лишению свободы. По второй - достаточно совершения лицом тяжкого преступления, если ранее оно было осуждено за тяжкое или особо тяжкое преступление к реальному лишению свободы.

Осуждение к реальному лишению свободы предполагает отбывание назначенного наказания. Такое осуждение противостоит условному осуждению, которое при выполнении соответствующих условий не предполагает отбывание назначенного наказания.

"По смыслу статьи 18 УК РФ, совершение особо тяжкого преступления лицом, имеющим судимость за тяжкое преступление, за которое он отбывал лишение свободы, образует опасный рецидив преступлений (часть 2 статьи 18 УК РФ)" (п.46 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания").

10. Для признания особо опасного рецидива преступлений законом предусмотрено две ситуации. По первой из них достаточно совершения лицом тяжкого преступления, за которое оно осуждается к реальному лишению свободы, если ранее это лицо два раза было осуждено за тяжкое преступление к реальному лишению свободы. По второй - достаточно совершения лицом особо тяжкого преступления, если ранее оно два раза было осуждено за тяжкое преступление или ранее осуждалось за особо тяжкое преступление.

"При признании рецидива преступлений опасным или особо опасным (части 2 и 3 статьи 18 УК РФ) осуждение к реальному лишению свободы включает в себя и условное осуждение к лишению свободы, если условное осуждение отменялось и лицо направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы до совершения им нового преступления" (п.46 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания"). Это же правило применимо и к отсрочке отбывания наказания.

11. Рецидив преступлений согласно п."а" ч.1 ст.63 УК РФ признается отягчающим наказание обстоятельством, влекущим возможность назначения повышенного наказания (в сравнении с отсутствием рецидива) в пределах санкции соответствующей статьи (ее части) Особенной части УК РФ.

Для рецидива преступлений в ст.68 УК РФ предусмотрены специальные правила назначения наказания.

Судебная практика

1. Приговор изменен, исключено осуждение по ч.5 ст.33, п."ж" ч.2 ст.105 УК РФ; из осуждения по ч.1 ст.222 УК РФ исключено указание о приобретении оружия и боеприпасов, смягчено назначенное наказание; исключено указание о наличии в действиях осужденного особо опасного рецидива, признано совершение им преступлений при опасном рецидиве; окончательно назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима и ограничением свободы на 1 год: определение Верховного Суда РФ от 31 марта 2016 г. N 20-УД16-3 // СПС...

2. Судебные акты изменены, исключены: указание об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания на 1 год 1 месяц 15 дней; судимость по приговору от 10 ноября 2005 г.; указания на рецидив преступлений; назначенное осужденному на основании ст.70 УК РФ наказание смягчено до 4 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима: определение Верховного Суда РФ от 19 января 2016 г. N 46-УД15-45 // СПС...

3. Приговор изменен, из вводной части приговора исключено указание о судимости обвиняемого по п."д" ч.2 ст.132 УК РФ; вместо опасного рецидива преступлений в действиях обвиняемого признан рецидив преступлений. В части взыскания с обвиняемого процессуальных издержек приговор отменен, дело в этой части передано на новое судебное рассмотрение, поскольку решение о взыскании с обвиняемого данных расходов было принято без учета изменения объема обвинения в связи с его оправданием по отдельным статьям предъявленного обвинения: постановление Президиума Верховного Суда РФ от 4 февраля 2015 г. N 164П14 // СПС...

4. Приговор изменен: исключено указание о признании рецидива преступлений опасным: определение Верховного Суда РФ от 28 мая 2014 г. N 18-Д14-12 // СПС...

5. Судимость за преступления, осуждение за которые признавалось условным и условное осуждение не отменялось, а также судимость за умышленное преступление небольшой тяжести в силу п."а", "в" ч.4 ст.18 УК РФ не могут учитываться при признании рецидива преступлений, указание о наличии вышеуказанного обстоятельства, отягчающего наказание, подлежит исключению из приговора: постановление Президиума Верховного Суда РФ от 18 декабря 2013 г. N 233-П13 // СПС...

Комментарий к главе 4 Лица, подлежащие уголовной ответственности


Субъект преступления, будучи необходимым элементом состава преступления, на легальном уровне, за редким исключением (ч.4 ст.34 УК РФ), не имеет эквивалентного терминологического обозначения. Вместо данного понятия в УК, как правило, используются синонимичные слова и словосочетания: "лицо, совершившее преступление" (см., например, ст.4, 6, 7, 10-13), "лицо, подлежащее уголовной ответственности" (гл.4), "лицо, виновное в совершении преступления" (ст.24, 60) и т.п. (см., например, ст.17, 49-51, 64, 79, 86, 93).


Вместе с тем в УК РФ 1996 г. впервые в российском уголовном праве сформулировано определение субъекта преступления путем указания на его общие и обязательные признаки, от которых непосредственно зависит вопрос о возможности привлечения лица к уголовной ответственности. В такой роли выступают три его признака: 1) физическое свойство; 2) достижение установленного уголовным законом возраста; 3) вменяемость. Отсутствие хотя бы одного из них исключает наличие состава преступления и уголовную ответственность.

Перечисленные выше признаки субъекта преступления не упоминаются в статьях Особенной части УК РФ, поскольку присущи всем составам преступления. Во многих статьях Особенной части УК РФ (охватывающих более 40% всех составов преступлений) прямо указывается либо подразумевается специальный субъект преступления, т.е. лицо, обладающее помимо общих дополнительными признаками, обусловливающими возможность совершения того или иного преступления.

Признаки специального субъекта можно условно разделить на три группы. Первую из них образуют признаки, характеризующие его правовой статус и социальную роль: гражданство РФ (ст.275 УК РФ) или иностранного государства (ст.276 УК РФ); отношение к военной службе (гл.33 УК РФ); должностное (ст.285 УК РФ) или служебное положение (ч.3 ст.159 УК РФ); участие в судебном процессе (ст.307 УК РФ); выполнение определенных профессиональных функций (ст.124 УК РФ) и т.д. Во вторую группу включаются признаки, характеризующие демографический статус и личные свойства субъекта преступления: принадлежность к мужскому (ст.131 УК РФ) или женскому полу (ст.106 УК РФ); совершеннолетний возраст (ст.150 УК РФ); состояние здоровья (ст.121 УК РФ), наличие судимости (ч.6 ст.134 УК РФ) и т.д. Третья группа охватывает признаки, характеризующие ролевой статус субъекта преступления с позиции его взаимоотношений с потерпевшим лицом: родство или свойство (ст.157 УК РФ); опекунство (ст.156 УК РФ); материальная или иная зависимость (ст.133 УК РФ); договорные отношения (ст.160 УК РФ); особые отношения (ст.125 УК РФ) и т.д. Отсутствие признаков специального субъекта, предусмотренных статьей Особенной части УК РФ, исключает уголовную ответственность по данной статье. В одних случаях это свидетельствует об отсутствии состава преступления вообще, в других - требует квалификации по иным статьям Особенной части УК РФ.

Понятие "субъект преступления" следует отграничивать от понятия "личность преступника". Во-первых, они различаются по содержанию: субъект преступления - понятие сугубо уголовно-правовое; личность преступника - главным образом, криминологическое. Во-вторых, они различаются по объему, как философские категории "часть" и "целое". Если субъект преступления характеризуется строго фиксированными тремя обязательными признаками (физическое свойство, вменяемость, возраст), то личность преступника - всей совокупностью качеств лица, совершившего преступление: биологическими (пол, возраст, состояние здоровья), социальными (семейное положение, отношение к труду и учебе), психологическими (характер и темперамент). В-третьих, они различаются по своему уголовно-правовому значению: если субъект преступления является обязательным условием наступления уголовной ответственности, то личность преступника - обязательным условием (критерием) ее дифференциации, индивидуализации наказания и иных мер уголовно-правового характера, а также освобождения от уголовной ответственности и наказания.


Статистические данные

2008

2009

2010

2011

2012

2013

2014

2015

2016

2017

Всего осуждено

925166

892360

845071

782274

739278

735340

719297

734581

740410

697174

из них:
по полу: мужчин

785164

755859

716941

665056

629365

625555

615991

631617

641944

603024

женщин

140002

136501

128130

117218

109913

109785

103306

102964

98466

94150

по возрасту, лет:

14-29

519211

481077

439786

393669

359672

347015

325781

320802

314425

278277

из них:

14-15

21657

15748

13733

11569

9874

8894

6950

6312

6699

-

16-17

51676

40658

33221

26718

22698

20311

16636

16551

17213

-

30-49

340989

346097

342206

330303

323830

330150

335240

355492

360769

355227

50 и старше

64966

65186

63079

58302

55776

58175

58276

58287

65216

63670


Литература

1. Любавина М.А. Субъект преступления. СПб., 2014.

2. Павлов В.Г. Учение о субъекте преступления: монография. М., 2015.

3. Спасенников Б.А., Спасенников С.Б. Невменяемость в уголовном праве. М., 2013.

4. Спасенников Б.А., Спасенников С.Б. Уголовно-правовое значение состояния опьянения. М., 2014.

5. Уголовное право. Общая часть. Преступление. Академический курс. 10 т. Т.VII. Субъект преступления. Субъективная сторона преступления. Кн.I. Субъект преступления / под ред. Н.А.Лопашенко. М., 2016.

Комментарий к статье 19. Общие условия уголовной ответственности


Законодательство и постановление Пленума Верховного Суда РФ

1. Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 г. // СЗ РФ. 2009. N 20. Ст.2394.

2. Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 г. // СЗ РФ. 2004. N 40. Ст.3882.

3. Конвенция ООН против коррупции от 31 октября 2003 г. // СЗ РФ. 2006. N 26. Ст.2780.

4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г. N 1 "О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних" // БВС РФ. 2011. N 4.

1. Уголовный кодекс не дает понятия вменяемости. Однако путем системного толкования уголовного закона (ч.3 ст.20, ст.21, 22 и 23 УК РФ) можно заключить, что вменяемость представляет собой способность лица осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими во время совершения преступления. Вменяемость характеризуется двумя критериями: медицинским (биологическим) и юридическим (психологическим). Медицинский критерий заключается в обладании лицом в момент совершения преступления нормальным психическим здоровьем, т.е. в отсутствии у него психических расстройств либо (в случае несовершеннолетия) отставания в психическом развитии. Юридический критерий фиксирует способность лица во время совершения преступления осознавать (понимать) фактический характер и общественную опасность содеянного (интеллектуальный признак), а также способность лица руководить своими поступками (волевой признак). Только одновременное установление названных двух критериев свидетельствует о вменяемости лица в момент совершения им преступления.

2. Физическое свойство субъекта преступления отражает классический уголовно-правовой принцип личной ответственности лица и означает, что в таком качестве признается только индивид, конкретный человек, обладающий разумом и относительной свободой воли.

В отличие от современного уголовного законодательства целого ряда зарубежных государств (в частности, Австрии, Англии, Венгрии, Голландии, Дании, Израиля, Индии, Ирландии, Канады, КНР, Люксембурга, Норвегии, Польши, Португалии, Румынии, Словакии, США, Финляндии, Франции, Швейцарии), не является субъектом преступления по УК РФ юридическое лицо (ч.1 ст.48 ГК РФ). Если совершенное преступление было сопряжено с деятельностью юридического лица, уголовной ответственности подлежат те конкретные физические лица (руководители или иные сотрудники соответствующей организации), которые непосредственно виновны в совершении этого преступления. При наличии достаточных к тому оснований совершенные при таких обстоятельствах преступления должны с учетом индивидуального характера ответственности квалифицироваться по признаку группы лиц (простой, созданной по предварительному сговору или организованной) либо по признаку преступного сообщества (преступной организации).

Вместе с тем нельзя не учитывать, что к настоящему времени Российская Федерация подписала три международно-правовые конвенции: Конвенцию Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию 1999 г., Конвенцию ООН против транснациональной организованной преступности 2000 г. и Конвенцию ООН против коррупции 2003 г. В них предусматривается уголовная ответственность не только физических, но и юридических лиц. Например, согласно п.1 ст.10 Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности "каждое государство-участник принимает такие меры, какие, с учетом его правовых принципов, могут потребоваться для установления ответственности юридических лиц за участие в серьезных преступлениях, к которым причастна организованная преступная группа, и за преступления, признанные таковыми в соответствии со статьями 5, 6, 8 и 23... Конвенции". При этом в п.3 ст.10 этой Конвенции особо подчеркивается, что "возложение такой ответственности не наносит ущерба уголовной ответственности физических лиц, совершивших преступления". Ратификация указанных конвенций и вступление их в силу для нашего государства открывают возможность для Российской Федерации в силу ч.4 ст.15 Конституции РФ, устанавливающей приоритет международных договоров РФ, распространить уголовную ответственность за отдельные преступления и на юридических лиц.
ALIGN="justify" ID="P02D6" CLASS="formattext topleveltext">

3. Указание законодателя на необходимость достижения лицом установленного возраста означает, что им может быть только лицо на таком уровне интеллектуального развития и социальной зрелости, который позволяет ему адекватно оценивать общественную значимость своих поступков и избирать правильный вариант поведения. Возрастные границы уголовной ответственности определяются законодателем на базе научных исследований в области психологии, педагогики, медицины и биологии. Зафиксированные в УК строго формализованные минимальные возрастные пределы уголовной ответственности требуют точного установления числа, месяца и года рождения лица, совершившего преступление. При этом судебные и следственные органы обязаны руководствоваться требованиями ст.128 УПК РФ. Согласно п.5 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних" нужно, в частности, учитывать, что "лицо считается достигшим возраста, с которого наступает уголовная ответственность, не в день рождения, а по его истечении, т.е. с ноля часов следующих суток. При установлении возраста несовершеннолетнего днем его рождения считается последний день того года, который определен экспертами, а при установлении возраста, исчисляемого числом лет, суду следует исходить из предлагаемого экспертами минимального возраста такого лица".

4. В соответствии с п.5 ст.196 УПК РФ назначение и производство экспертизы является обязательным, если необходимо установить возраст обвиняемого (подозреваемого), когда это имеет значение для уголовного дела, а документы, подтверждающие его возраст, отсутствуют или вызывают сомнение. Кроме того, следует иметь в виду, что возраст несовершеннолетнего, число, месяц и год его рождения относятся к обстоятельствам, подлежащим обязательному установлению при производстве по уголовным делам в отношении несовершеннолетних (п.1 ч.1 ст.421 УПК РФ).

5. При совершении общественно опасных деяний до достижения установленного УК возраста уголовная ответственность исключается.

Материалы о малолетних лицах, совершивших такие деяния, передаются в компетентные органы для решения вопроса о возможности применения к ним принудительных мер воспитательного воздействия.

Согласно ст.1073 ГК РФ за вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим 14 лет (малолетним), гражданско-правовую ответственность несут его родители (усыновители) и опекуны либо в предусмотренных законом случаях образовательные, воспитательные, лечебные и иные учреждения, если не докажут, что вред возник не по их вине (о возрасте уголовной ответственности см. комментарий к ст.20 УК).

Судебная практика

1. Суд правильно с учетом требований ст.19, 20 УК РФ пришел к выводу о том, что второй участник преступлений С., не достигший возраста привлечения к уголовной ответственности, не является субъектом совершенных им совместно с С. разбойного нападения, краж чужого имущества и огнестрельного оружия: определение Верховного Суда РФ от 15 марта 2007 г. по делу N 91-007-6 // СПС...

CLASS="formattext topleveltext">

2. На основании заключения экспертов, а также изученных данных о личности подсудимого, обстоятельств совершения им преступления и его адекватного поведения во время судебного разбирательства, суд обоснованно признал И. вменяемым, и в силу ст.19 УК РФ, подлежащим уголовной ответственности и уголовному наказанию за совершенное преступление: апелляционное определение Верховного Суда РФ от 24 июля 2013 г. N 74-АПУ13-13 // СПС...

3. Суд обоснованно пришел к выводу, что К. и Щ. в силу ст.19 УК РФ подлежат привлечению к уголовной ответственности и им должно быть назначено наказание за совершенные преступления: определение Верховного Суда РФ от 16 октября 2007 г. N 16-007-47 // СПС...

4. По смыслу уголовного закона, если один из двоих участников, составляющих группу лиц, на момент совершения противоправного деяния не является субъектом преступления в силу недостижения им возраста наступления уголовной ответственности, действия второго лица, в силу ст.19 УК РФ являющегося субъектом совершенного преступления, не могут квалифицироваться по признаку его совершения "группой лиц по предварительному сговору": определение Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г. N 39-Д06-35 // СПС...

5. Согласно ст.19 УК РФ российское уголовное законодательство не признает в качестве субъекта преступления и субъекта уголовной ответственности юридических лиц. В соответствии со ст.48 ГК РФ законодательный орган власти - Дума Хабаровского края является юридическим лицом, которое от своего имени может быть истцом и ответчиком в суде: определение Верховного Суда РФ от 14 июня 2007 г. N 58-Дп07-9 // СПС...

Комментарий к статье 20. Возраст, с которого наступает уголовная ответственность


Постановления Пленума Верховного Суда РФ

1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 1 января 2011 г. N 1 "О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних".

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. N 1 "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм" // БВС РФ. 1997. N 3.

1. Законодатель, следуя уже давно сложившейся традиции, предусматривает дифференцированный подход к решению вопроса о минимальных возрастных границах уголовной ответственности. По общему правилу последняя наступает по достижении лицом 16 лет (ч.1 ст.20) и как исключение из этого правила - 14 лет (ч.2 ст.20).

Вместе с тем учитывая специфику отдельных преступлений, законодатель признает их субъектами только лиц более зрелого возраста. В частности, за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления (ст.150 УК РФ) возраст уголовной ответственности повышается до 18 лет, а за вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта (ст.305 УК РФ) - до 25 лет. Лица, не достигшие 18-летнего возраста, фактически не могут быть субъектами воинских и многих должностных преступлений, а также преступлений против порядка управления, интересов государственной власти и правосудия. В приведенных примерах возраст выступает в качестве признака или одного из признаков специального субъекта преступления и прямо указывается в конкретной статье Особенной части УК РФ либо подразумевается в ней. В последнем случае необходимо прибегать к систематическому толкованию нормативного материала, в том числе и относящегося к иным отраслям российского законодательства.

2. В ч.2 ст.20 законодатель включил деяния, составляющие основу преступности несовершеннолетних конкретной возрастной группы (от 14 до 16 лет). Общественная опасность указанных преступлений очевидна и доступна для понимания по достижении более раннего, т.е. 14-летнего возраста. Федеральным законом от 6 июля 2016 г. N 375-ФЗ их круг расширен с 22 до 32 преступлений. Все они обладают достаточно высокой степенью общественной опасности и направлены против жизни (ст.105 УК РФ), здоровья (ст.111, 112 УК РФ), свободы (ст.126 УК РФ), половой неприкосновенности и половой свободы личности (ст.131, 132 УК РФ), собственности (ст.158, 161, 162, 163, 166, ч.2 ст.167 УК РФ), общественной безопасности и общественного порядка (ст.205, 205_3, 205_4, 205_5, 205_6, 206, 207, ч.2 ст.208, ст.211, 212, ч.2 и 3 ст.213, ст.214, 222_1, 223_1, 226 УК РФ), здоровья населения (ст.229 УК РФ), безопасности движения и эксплуатации транспорта (ст.267 УК РФ), основ конституционного строя и безопасности государства (ст.277 УК РФ), мира и безопасности человечества (ст.360, 361 УК РФ).

Все эти преступления характеризуются умышленной формой вины. Лишь приведение в негодность транспортных средств и путей сообщения (ст.267 УК РФ) предполагает неосторожность по отношению к наступлению общественно опасных последствий. Из перечисленных в ч.2 ст.20 преступлений преобладают тяжкие и особо тяжкие, затем следуют преступления средней тяжести и лишь четыре относятся к категории небольшой тяжести (ч.1 ст.112, ч.1 ст.158, ст.207 и 214 УК РФ).

CLASS="formattext topleveltext">

3. Перечень преступлений, предусмотренный ч.2 ст.20, носит исчерпывающий характер и не подлежит расширительному толкованию. Однако следует иметь в виду, что в состав отдельных (так называемых сложных) преступлений, ответственность за совершение которых наступает с 16 лет, могут фактически включаться деяния и последствия, инкриминируемые по достижении лицом 14 лет. Например, бандитизм (ст.209 УК РФ) может охватывать собой грабеж (ст.161 УК РФ), разбой (ст.162 УК РФ), убийство (ст.105 УК РФ), изнасилование (ст.131 УК РФ) и т.д. В подобной ситуации подростки, достигшие 14-летнего возраста и принявшие участие в бандитском нападении, согласно п.11 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм" должны привлекаться к уголовной ответственности за другие перечисленные выше преступления, а не по ст.209 УК РФ.

4. Об особенностях уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних см. комментарий к гл.14 УК РФ.

5. Уголовный кодекс не ограничивает максимальные возрастные пределы уголовной ответственности. Это означает, что лица, совершившие преступление в пожилом или даже преклонном возрасте, признаются субъектами преступления. Однако в отношении таких лиц предусмотрены определенные рамки при применении отдельных видов наказания. В частности, пожизненное лишение свободы (ч.2 ст.57 УК РФ) и смертная казнь (ч.2 ст.59 УК РФ) не назначаются мужчинам, достигшим к моменту вынесения приговора 65 лет, а принудительные работы (ч.7 ст.53_1 УК РФ) - женщинам старше 55 и мужчинам старше 60 лет. Кроме того, пожилой или преклонный возраст субъекта преступления может быть на основании ч.2 ст.61 УК РФ учтен судом в качестве обстоятельства, смягчающего наказание.

CLASS="formattext topleveltext">

6. В ч.3 ст.20 впервые на законодательном уровне закреплено новое нормативное предписание о так называемой возрастной невменяемости как обстоятельстве, исключающем при определенных условиях уголовную ответственность несовершеннолетнего лица за совершенное общественно опасное деяние после достижения им соответственно 16- и 14-летнего возраста. Такими условиями признаются: а) отставание (задержка) в психическом развитии, связанное не с психическим расстройством, а с индивидуальными возрастными особенностями интеллектуально-волевого развития несовершеннолетнего, и как следствие этого; б) ограниченная возможность ("не в полной мере") в момент совершения деяния осознавать (понимать) его фактический характер и общественную опасность (интеллектуальный признак) либо руководить своим поведением (волевой признак). Причинами социального инфантилизма обычно являются существенные дефекты в воспитании подростка, его изоляция от контактов с окружающей средой, черепно-мозговые травмы, длительные соматические (физиологические) заболевания и т.п.

Согласно п.2 ст.412 УПК РФ условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень психического развития и иные особенности его личности отнесены к обстоятельствам, подлежащим обязательному установлению при производстве уголовных дел в отношении несовершеннолетних. В случае сомнения по поводу интеллектуального или волевого уровня развития несовершеннолетнего в момент совершения им общественно опасного деяния должна в обязательном порядке назначаться и проводиться комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза (с участием специалистов в области детской и юношеской психологии и психиатрии).

Судебная практика

1. По приговору Московского городского суда С. признан виновным в разбойном нападении на Л. с причинением тяжкого вреда здоровью, группой лиц по предварительному сговору; в его убийстве, сопряженном с разбоем, группой лиц; в умышленных уничтожении и повреждении чужого имущества, повлекших причинение значительного ущерба. На момент совершения преступления, предусмотренного ч.1 ст.167 УК РФ, С. не достиг шестнадцатилетнего возраста, поэтому приговор в части его осуждения по указанной статье УК отменен, а дело прекращено на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ: Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2003 г. // БВС РФ. 2004. N 9.

2. Судом установлено, что А. нанес потерпевшему побои. Уголовная ответственность за эти действия по ст.116 УК РФ наступает в соответствии с ч.1 ст.20 УК РФ с 16 лет. А. на момент нанесения им побоев потерпевшему исполнилось полных 14 лет. Таким образом, в действиях А., как не достигшего возраста привлечения к уголовной ответственности, отсутствует состав преступления: определение Верховного Суда РФ от 3 июня 2004 г. N 36-004-10 // СПС...

3. Ж. на момент совершения преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, п."а" ч.2 ст.228_1 и ч.1 ст.30, п."б" ч.2 ст.228_1 УК РФ, имел возраст 15 лет, т.е. не достиг возраста уголовной ответственности, установленного ч.1 ст.20 УК РФ. При таких обстоятельствах приговор в отношении Ж. в указанной части подлежит отмене, а дело - прекращению на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ: кассационное определение Верховного Суда РФ от 15 февраля 2013 г. N 81-О13-8 // СПС...

4. Уголовной ответственности за деяния, предусмотренные примечанием к ст.131 УК РФ, в соответствии с положениями ч.2 ст.20 УК РФ подлежат лица, достигшие ко времени совершения преступления четырнадцати лет: определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 ноября 2014 г. N 83-АПУ14-15 // БВС РФ. 2015. N 7.

ALIGN="justify" ID="P0302" CLASS="formattext topleveltext">

Комментарий к статье 21. Невменяемость


Законодательство

1. Уголовно-процессуальный кодекс РФ.

1. Будучи антиподом вменяемости, невменяемость означает неспособность лица во время совершения общественно опасного деяния осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие болезненного расстройства психической деятельности.

Из законодательного определения невменяемости (ч.1 ст.21) следует, что данная дефиниция основывается на сочетании двух обязательных критериев: медицинского (биологического, психиатрического, психопатологического) и юридического (психологического). Каждый из названных критериев, в свою очередь, характеризуется определенными признаками.

2. Медицинский критерий невменяемости включает четыре признака, отражающих в обобщенной форме перечень всех возможных видов болезненных психических аномалий: 1) хроническое психическое расстройство; 2) временное психическое расстройство; 3) слабоумие; 4) иное болезненное состояние психики.

Хроническое психическое расстройство представляет собой психическое болезненное состояние, носящее постоянный, длительный и, несмотря на возможные промежутки частичного улучшения (ремиссии), трудноизлечимый или вообще неизлечимый характер (например, шизофрения, эпилепсия, паранойя, прогрессивный паралич, маниакально-депрессивный психоз).

Временным психическим расстройством признается спонтанное и быстротечное психическое заболевание, обычно завершающееся выздоровлением (например, патологический аффект, патологическое опьянение, алкогольный психоз, реактивные состояния, отдельные формы сумеречных состояний сознания).

Слабоумие (олигофрения) - это вызванное различными психическими аномалиями врожденное или приобретенное снижение либо полное поражение интеллектуальных способностей человека. Различаются три степени слабоумия: дебильность (легкая), имбецильность (средняя) и идиотия (самая глубокая). Следует отметить, что если идиотия всегда исключает вменяемость лица, то имбецильность и тем более дебильность - далеко не всегда. От слабоумия нужно отличать отставание в психическом развитии, имеющее иную неорганическую (социальную) природу (см. комментарий к ч.3 ст.20).

Иное болезненное состояние психики, являясь собирательным понятием, охватывает собой такие психопатологические нарушения, которые не относятся к трем вышеперечисленным видам, но могут быть приравнены к ним. В этой связи можно назвать, к примеру, состояние абстиненции (наркотического голодания), тяжелые формы психопатии и психостении, последствия травм головного мозга или его опухоли, острые галлюцинаторные бредовые состояния на фоне тяжелого инфекционного заболевания - сыпного или брюшного тифа, пароксизмальные состояния и т.д.

3. Юридический (психологический) критерий невменяемости характеризуется двумя признаками: интеллектуальным и волевым.

Интеллектуальный признак выражается в отсутствии у лица способности осознавать (понимать) фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия). Главное в содержании данного признака заключается в непонимании лицом социального смысла своего деяния, т.е. его общественной опасности. Поэтому не исключается ситуация, когда лицо, сохраняя способность понимать фактический характер своего поведения, утрачивает способность адекватно воспринимать его социальную значимость.

Волевой признак юридического (психологического) критерия невменяемости заключается в неспособности лица руководить своим поведением, контролировать свои поступки, даже если оно осознает (например, при пиромании или клептомании) их фактическую сторону и общественную опасность.

4. Оба указанных критерия невменяемости находятся в неразрывном единстве, взаимодополняя друг друга. Медицинский критерий - это базовый показатель, потенциальный источник невменяемости, указывающий на причину и клиническую форму, но не предрешающий ее констатацию. Юридический критерий - это главный определитель невменяемости, указывающий на ее подлинное содержание, глубину, границы и степень выраженности. Для признания лица невменяемым не требуется устанавливать наличие сразу всех признаков ее медицинского и юридического критериев. Для этого достаточно, чтобы суд на момент совершения общественно опасного деяния зафиксировал наличие хотя бы одного из признаков медицинского критерия и двух (интеллектуального и волевого) либо только одного (волевого) из признаков юридического критерия.

Согласно ч.2 ст.434 УПК РФ степень и характер психического заболевания лица в момент совершения им общественно опасного деяния относятся к числу обстоятельств, подлежащих обязательному доказыванию. Вывод о вменяемости или невменяемости делается на основе заключения судебно-психиатрической экспертизы, которая назначается и производится во всех случаях, когда возникают сомнения относительно вменяемости обвиняемого, подозреваемого или потерпевшего (п.3 ст.196 УПК РФ).

5. В соответствии с ч.2 комментируемой статьи лицу, совершившему предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера (см. комментарий к гл.15 УК РФ).

Такие же меры могут быть назначены судом и лицам, у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания (п."б" ч.1 ст.97 УК РФ). Кроме того, согласно сохранившему до настоящего времени свою юридическую силу постановлению Президиума Верховного Совета ССР от 13 июня 1985 г. "О применении ст.11 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик" "принудительные меры медицинского характера могут быть применены по назначению суда также к совершившему общественно опасное деяние лицу, у которого в процессе предварительного следствия или рассмотрения дела в суде установлено временное расстройство душевной деятельности, препятствующее определению его психического состояния во время совершения общественно опасного деяния, если по характеру совершенного деяния и своему психическому состоянию это лицо представляет опасность для общества и нуждается в лечении в принудительном порядке".

Судебная практика

1. Согласно ст.19 УК РФ Н-ов должен нести уголовную ответственность только за свои действия, а не за действия Н., признанного в установленном законом порядке невменяемым. При таких обстоятельствах из приговора Судебной коллегией Верховного Суда РФ исключено осуждение Н-ов за совершение преступлений группой лиц по предварительному сговору с Н., не подлежавшим уголовной ответственности в силу ст.21 УК РФ: Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2003 г.// БВС РФ. 2004. N 9.

2. Действия Р. совершены при нахождении в состоянии невменяемости, вызванном наркотической зависимостью, в связи с чем он подлежал освобождению от уголовной ответственности в соответствии с ч.1 ст.21 УК РФ: апелляционное определение Верховного Суда РФ от 22 сентября 2015 г. N 201-АПУ15-11 // СПС...

3. На основании заключения экспертов, исследовавших психическое состояние Ж. и установивших наличие у него психического расстройства, которое лишало его в период, относящийся к инкриминируемым деяниям, способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, а также с учетом анализа и оценки поведения Ж. суд обоснованно признал, что он совершил деяния, запрещенные уголовным законом, в состоянии невменяемости: апелляционное определение Верховного Суда РФ от 22 сентября 2016 г. N 37-АПУ16-6 // СПС...

4. Суд обоснованно, в соответствии с требованиями ч.1 ст.21, п."а" ч.1 ст.97 и ст.101 УК РФ, освободил Р. от уголовной ответственности за совершенное им в состоянии невменяемости общественно опасное деяние и применил к нему принудительную меру медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа: определение Верховного Суда РФ от 9 апреля 2007 г. N 45-о07-26 // СПС...

5. В соответствии с ч.1 ст.21, п."а" ч.1 ст.97, п."в" ч.1 ст.99 и ч.3 ст.101 УК РФ постановлено применить к Г. принудительную меру медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа: определение Верховного Суда РФ от 1 апреля 2003 г. N 5-о03-53 // СПС...

Комментарий к статье 22. Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости


Законодательство

1. Уголовно-процессуальный кодекс РФ.

1. Комментируемая статья, будучи новеллой российского уголовного законодательства, фактически устанавливает давно известное уголовно-правовой теории и психиатрии положение об ограниченной (уменьшенной, пограничной) вменяемости. Последняя понимается законодателем не как промежуточное состояние между вменяемостью и невменяемостью, а как составная часть (степень проявления) или разновидность вменяемости.

ID="P0324" CLASS="formattext topleveltext">

2. Медицинский (биологический) критерий вменяемости, о котором говорится в ст.22, обладает спецификой, выражающейся (в отличие от случаев, предусмотренных ст.21 УК РФ) в наличии у лица психического расстройства, не имеющего патологического характера, т.е. статуса психического заболевания. Иными словами, речь идет о дефектах (аномалиях) в психике лица, не достигающих критического уровня и относящихся к так называемым пограничным состояниям. В этой связи можно назвать физиологический аффект, слабоумие в степени дебильности, неврастению, хронический алкоголизм, наркоманию, отдаленные последствия черепно-мозговой травмы, органическое поражение головного мозга, остаточные явления органического поражения центральной нервной системы травматического характера, неболезненные соматические явления (беременность) и т.п. Наличие такого рода психических отклонений может привести к излишней агрессивности или к замедленному, ограниченному восприятию окружающей действительности.

3. Особенность юридического критерия вменяемости в рамках ст.22 заключается в частичной деформации (снижении, ослаблении) интеллекта и воли лица, совершившего преступление. Иначе говоря, такое лицо, хотя и сохраняет, но не в полной мере, способность осознавать фактический характер и общественную опасность содеянного (интеллектуальный признак) либо руководить своим поведением (волевой признак). Названные признаки сформулированы законодателем в альтернативной форме. Это означает, что лицо, к примеру, может в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, но испытывать затруднения в силу психического расстройства в руководстве ими. Следует особо отметить, что в любом случае закон связывает одновременное наличие медицинского и юридического критериев рассматриваемого вида вменяемости с моментом совершения преступления. Установление психического расстройства, не исключающего вменяемости, является прерогативой следователя (суда) и осуществляется на основании комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы.

4. Часть 2 ст.22 придает двоякое уголовно-правовое значение психическому расстройству, не исключающему вменяемости: во-первых, обязывает суд учитывать его при назначении наказания; во-вторых, одновременно управомочивает суд рассматривать такое расстройство в качестве основания для назначения принудительных мер медицинского характера.

В уголовном законе прямо не оговаривается, каким именно образом суд должен учитывать указанное расстройство при назначении наказания. Однако есть все основания полагать, что в данном случае имеется в виду прежде всего смягчение наказания. Этот вывод вытекает из смысла ст.22 и систематического толкования целого ряда положений УК: принципа справедливости (ч.1 ст.6); учета личности виновного в рамках общих начал назначения наказания (ч.3 ст.60); придания статуса смягчающих обстоятельств некоторым частным случаям, характеризующим психику субъекта как аномальную (п."в", "з" ч.1 ст.61); возможности учета в качестве смягчающих тех обстоятельств, которые непосредственно не указаны в законе (ч.2 ст.61).

Напротив, никогда и ни при каких условиях психическое расстройство, не исключающее вменяемости, не может само по себе быть истолковано как обстоятельство, отягчающее наказание. Перечень таких обстоятельств является исчерпывающим (ч.1 ст.63 УК РФ) и не подлежит расширительному толкованию. Следует иметь в виду, что иногда психические расстройства, не исключающие вменяемости, могут отрицательно характеризовать личность виновного (например, при хроническом алкоголизме) либо вообще не иметь уголовно-правового значения, а носить нейтральный характер (например, при совершении кражи психопатом). На квалификацию содеянного указанные расстройства могут влиять лишь в том случае, если они непосредственно обозначены в статьях Особенной части УК РФ (ст.106, 107, 113). Тогда они приобретают качественно иной уголовно-правовой статус и не должны повторно учитываться при назначении наказания.

Согласно ч.2 ст.99 УК РФ лицам, осужденным за преступления, совершенные в состоянии вменяемости, но нуждающимся в лечении психических расстройств, не исключающих вменяемости, суд наряду с наказанием может назначить принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра. В соответствии с ч.2 ст.97 УК РФ такая мера назначается только в случаях, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц. Указанная мера применяется параллельно с исполнением наказания.

Судебная практика

1. В соответствии с ч.1 ст.22 УК РФ при установлении таких обстоятельств лицо подлежит уголовной ответственности. С учетом рекомендации экспертов Г. обоснованно назначено амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра в соответствии с ч.2 ст.22, п."в" ч.1 ст.97, п."а" ч.1 ст.99 УК РФ: апелляционное определение Верховного Суда РФ от 27 августа 2014 г. N 14-АПУ14-13 // СПС...

2. К. состоит на учете у врача-психиатра в связи с легкой умственной отсталостью, по месту жительства участковым уполномоченным полиции характеризуется отрицательно, поэтому суд в соответствии с ч.2 ст.22 УК РФ обоснованно учел, что у осужденного имеется психическое расстройство, не исключающее вменяемость: апелляционное определение Верховного Суда РФ от 20 июля 2016 г. N 16-АПУ16-13 // СПС...

3. В соответствии с ч.1 ст.22, п."в" ч.1 ст.97, ч.2 ст.99 УК РФ назначена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра: кассационное определение Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. N 53-О06-32 // СПС...

ALIGN="justify" ID="P0330" CLASS="formattext topleveltext">

4. Наказание Б. и Б. назначено с применением положений ч.2 ст.22 УК РФ, с учетом содеянного, их личности, смягчающих обстоятельств: их молодого возраста, активного способствования раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, признания осужденными своей вины в период предварительного расследования, аморального поведения потерпевшего Ю., явившегося поводом для преступления: апелляционное определение Верховного Суда РФ от 12 мая 2016 г. N 66-АПУ16-7 // СПС...

5. На основании ч.2 ст.22, п."в" ч.1 ст.97 и ч.2 ст.99 УК РФ назначена принудительная мера медицинского характера в виде принудительного наблюдения и лечения у врача-психиатра в амбулаторных условиях в местах лишения свободы: апелляционное определение Верховного Суда РФ от 17 января 2017 г. N 89-АПУ16-16 // СПС...

Комментарий к статье 23. Уголовная ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения


Законодательство

1. Федеральный закон от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ "О наркотических средствах и психотропных веществах" // СЗ РФ. 1998. N 2. Ст.219.

2. Перечень наркотических средств и психотропных веществ, а также их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, утв. постановлением Правительства РФ от 30 июня 1998 г. N 681 // СЗ РФ. 1998. N 27. Ст.3198.

1. Нормативное предписание ст.23 является специальным по отношению к общим предписаниям, предусмотренным ст.19, 21, 23 УК РФ. В нем уточняется, конкретизируется объем понятия вменяемости. Основной смысл закрепления данного предписания сводится, прежде всего, к тому, чтобы, исходя из цели предупреждения преступлений, подчеркнуть концептуальное положение, согласно которому состояние опьянения независимо от его степени (легкой, средней, глубокой) не исключает вменяемости лица и поэтому не освобождает его от уголовной ответственности.

2. В данном случае имеется в виду обычное (простое, физиологическое) опьянение. В сравнении с УК РСФСР 1960 г. законодатель существенно рас ширил круг средств, употребление которых способно вызвать такое опьянение, посредством отнесения к ним не только алкоголя, но и наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, новых потенциально опасных психоактивных веществ либо других одурманивающих веществ.

Понятием "алкоголь" охватываются различного рода спиртосодержащие вещества и напитки заводского и кустарного изготовления (например, арака, брага, самогон, чача), т.е. выработанные путем отделения перегонкой или другим способом алкогольной массы от продуктов брожения зерна, картофеля, свеклы, винограда, сахара и других продуктов.

Понятие наркотических средств и психотропных веществ, а также их аналогов дается в ст.1 Федерального закона "О наркотических средствах и психотропных веществ". Перечень указанных средств и веществ, а также их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, утвержден постановлением Правительства РФ.

Новыми потенциально опасными психоактивными веществами признаются включенные в специальный Реестр вещества синтетического или естественного происхождения, которые вызывают у человека опасное для жизни и здоровья состояние наркотического или иного токсического опьянения (ст.1, ч.1 ст.22 Федерального закона "О наркотических средствах и психотропных веществах"). Сюда включаются три основных класса таких веществ, выделяемых в соответствии с теми веществами, действие которых они воспроизводят: 1) синтетические каннабиноиды (например, так называемые спайсы); 2) стимуляторы (например, воспроизводящие действие кокаина); 3) галлюциногены (синтетики, вызывающие эффект известных галлюциногенов).

К другим одурманивающим веществам относятся всевозможные токсические (ядовитые, отправляющие) вещества: бензин, керосин, ацетон, иные растворители и препараты бытовой химии и т.д.

3. При обычном опьянении всегда отсутствует медицинский критерий невменяемости. В таком состоянии хотя и появляются некоторые психические нарушения (дисгармония процессов возбуждения и торможения, ослабление способности к осмыслению окружающей действительности, снижение самоконтроля), однако они не носят характер психического расстройства, парализующего или существенно ограничивающего способности сознания и воли лица. У последнего в частности, не наблюдается галлюцинаций, бреда, обмана слуха и зрения и т.п. Он не утрачивает связь с внешним миром.

4. При обычном опьянении, как правило, отсутствует и юридический критерий невменяемости. В подавляющем большинстве случаев, особенно при легкой и средней степени опьянения, у лица, хотя и несколько суживается, но сохранятся способность осознавать (понимать) фактический характер и общественную опасность содеянного (интеллектуальный признак) и руководить своим поведением (волевой признак). Глубокая степень опьянения даже в тех редких случаях, когда она влечет утрату способности осознавать фактический характер своих действий (бездействия) и руководить ими, не может рассматриваться в рамках невменяемости. Законодатель исходит из того, что человек добровольно, по своему желанию употребляет алкоголь, наркотические средства или другие одурманивающие вещества, знает заранее о характере их действия на свой организм и предвидит возможность своего неадекватного (преступного) поведения.

5. От обычного (физиологического) опьянения следует отличать психические расстройства, сопутствующие опьянению или возникающие на почве опьянения, например, патологическое опьянение, которое возникает при приеме алкоголя в небольших дозах на фоне таких предрасполагающих факторов, как переутомление, перенапряжение, стрессы и т.п. Патологическое опьянение сопровождается возникновением бредовых переживаний и галлюцинаций, появлением беспричинного страха и гнева, нарушением ориентировки в пространстве и времени, проявлением агрессивности и жестокости. Лица, совершившие общественно опасные деяния в состоянии патологического опьянения, признаются невменяемыми. Следует отметить, что в результате систематического употребления алкоголя могут развиваться такие болезненные расстройства психики, как алкогольный параноид и т.п. Совершение общественно опасных действий при названных расстройствах исключает уголовную ответственность в связи с наличием медицинского и юридического критерием невменяемости. Аналогично решается вопрос и в случаях совершения общественно опасного деяния в период наркотического голодания (абстиненции).

6. Законодатель предоставляет судье (суду) право при назначении наказания признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии обычного (физиологического) опьянения (ч.11 ст.63 УК РФ). Кроме того, согласно п."д" ч.2 ст.63 УК РФ отягчающим обстоятельством признается с привлечение к совершению преступления лиц, которые находятся в состоянии опьянения. Вместе с тем нельзя исключать ситуации, при которых состояние опьянения может признаваться в роли обстоятельства, смягчающего наказание (например, если оно стало результатом применения насилия, обмана либо использования неопытности несовершеннолетнего лица) Фактическим основание для такого вывода служит извинительный характер подобного опьянения, нормативным - ч.2 ст.61 УК РФ, предоставляющая суду право учитывать при назначении наказания в качестве смягчающих и другие обстоятельства, не предусмотренные ч.1 указанной статьи.

Судебная практика

1. Само по себе нахождение Б. в момент совершения преступления в состоянии алкогольного опьянения согласно ст.23 УК РФ не исключает уголовной ответственности за содеянное: определение Верховного Суда РФ от 19 декабря 2006 г. N 66-О06-65 // СПС...

ALIGN="justify" ID="P034A" CLASS="formattext topleveltext">

2. Доводы Б. о том, что он в соответствии со ст.23 УК РФ не подлежит уголовной ответственности ввиду нахождения во время совершения инкриминируемых деяний в состоянии патологического опьянения, опровергаются заключением судебно-психиатрической экспертизы, согласно которому он не обнаруживал признаков какого-либо временного психического расстройства, в том числе патологического аффекта: определение Верховного Суда РФ от 15 февраля 2007 г. по делу N 3-006-37 // СПС...

3. Из заключения судебно-психиатрической экспертизы следует, что Г. страдает хроническим алкоголизмом, инкриминируемые ему деяния совершил в состоянии простого алкогольного опьянения, при этом не был в помраченном состоянии, правильно ориентировался в окружающей обстановке, его действия носили целенаправленный характер, психотических расстройств не обнаруживал, а потому его деяния подпадают под ст.23 УК РФ: определение Верховного Суда РФ от 19 мая 2010 г. N 47-О10-25 // СПС...

4. Согласно ст.23 УК РФ лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности. Назначенное Г., Г. и С. наказание соответствует характеру и степени общественной опасности совершенного каждым из них преступления, обстоятельствам его совершения, личностям осужденных и является справедливым: апелляционное определение Верховного Суда РФ от 13 июня 2013 г. N 74-АПУ13-11 // СПС...

Согласно ст.23 УК РФ лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности. Из показаний самого осужденного К., свидетелей, протокола медицинского освидетельствования следует, что на момент совершения преступления он находился в состоянии алкогольного опьянения: апелляционное определение Верховного Суда РФ от 9 апреля 2015 г. N 67-АПУ15-10 // СПС...

Комментарий к главе 5 Вина


В Уголовных кодексах большинства стран не используют понятие вины, обходясь понятиями умысла и неосторожности. Другие страны, не давая определения вины, указывают на то, что виновным в преступном деянии признается лицо, совершившее его с умыслом или по неосторожности. И лишь некоторые УК стран, ранее входивших в состав СССР, содержат легальное определение вины.

Вина составляет ядро, главный признак субъективной стороны преступления, но не равнозначна ей. Психологическое содержание субъективной стороны преступления раскрывается с помощью таких юридических признаков, как вина, мотив и цель, которые характеризуют различные формы психической активности человека. Они органически связаны между собой и зависимы друг от друга, но тем не менее представляют самостоятельные психологические явления, ни одно из которых не может включать в себя других в качестве составной части. Все названные признаки имеют различные значения.

Вина является обязательным признаком любого преступления, что вытекает из ст.5, ч.1 ст.14 и ч.1 ст.24 УК РФ, следовательно, при отсутствии вины нет и состава преступления. Однако вина не содержит в себе ответа на вопросы, почему и для чего виновный совершил преступление. Это устанавливается с помощью таких признаков субъективной стороны преступления, как мотив и цель.

Мотив преступления - это обусловленное определенными потребностями внутреннее побуждение, которым виновный руководствовался при совершении преступления. Цель представляет собой субъективный образ желаемого результата действия (бездействия) или деятельности, т.е. идеальную мысленную модель будущего конечного результата, который находится за пределами объективной стороны преступления и к достижению которого стремится субъект преступления. Ни мотив, ни цель не входят в содержание психического отношения лица к совершаемому им общественно опасному деянию и его последствиям, они лежат вне сферы интеллекта и воли как элементов вины и наряду с ними представляют самостоятельные формы психической деятельности лица. Мотивы и цели составляют ту базу, ту психологическую основу, на которой рождается вина. Ее содержание во многом определяется как мотивом, так и целью преступления. Без уяснения мотива и цели совершаемого деяния зачастую невозможно отличить одно преступление от другого, а преступление - от непреступного или даже социально полезного поступка.

Некоторые ученые в субъективную сторону преступления включают и такие признаки, как эмоции, аффект и заведомость. Однако анализ их психологической сущности и юридического значения свидетельствует о том, что в содержание вины они не входят.

Эмоции не являются элементом психического отношения лица к общественно опасному деянию, а означают психические переживания, которые могут испытываться до начала преступления, в процессе его совершения или даже после его окончания. Чаще всего они не имеют юридического значения, особенно эмоции, переживаемые после совершения преступления (чувство удовлетворения от содеянного или, наоборот, раскаяния, чувство страха перед возмездием со стороны потерпевшего или его близких, опасение неизбежности наказания за совершенное преступление и т.д.). Но и в тех случаях, когда они имеют значение для оценки психологического содержания преступления, эмоции не являются самостоятельным признаком субъективной стороны преступления. В отдельных случаях они могут иметь мотивообразующее значение. Например, обстоятельством, смягчающим наказание, может признаваться сильный испуг (совершение преступления под влиянием угрозы). Но и в этом случае эмоции в большей мере выражают социальную, нежели юридическую оценку, и характеризуют особенности психического состояния лица, а не его психическое отношение к совершаемому им общественно опасному деянию. Следовательно, эмоции являются не юридическим признаком субъективной стороны преступления, а социальным признаком, характеризующим личность виновного, и по воле законодателя в отдельных случаях ему придается определенное юридическое значение.

Аффект тоже не является элементом психического отношения к общественно опасному деянию. Он представляет определенное психическое состояние действующего лица, вызванное неблагоприятными внешними обстоятельствами, и имеет весьма ограниченное юридическое значение (при убийстве и умышленном причинении тяжкого или средней тяжести вреда здоровью). Как невменяемость (в том числе его разновидность - патологический аффект) характеризует лицо, совершившее общественно опасное деяние, так и уменьшенная вменяемость (и его разновидность - физиологический аспект), свидетельствуя о пониженных интеллектуальных и волевых возможностях человека, характеризует не субъективную сторону преступления, а именно субъекта.

Необоснованно и включение заведомости в число признаков субъективной стороны преступления. Заведомость - это вообще не элемент психической деятельности человека. Этот термин представляет особый технический прием, применяемый для указания в законе на то, что субъекту при совершении деяния было заранее известно (ведомо) о наличии тех или иных обстоятельств, имеющих существенное значение для квалификации преступления или для назначения наказания, т.е. он достоверно знал об этих обстоятельствах. Например, формулировка "привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности" (ст.299 УК РФ) содержит указание и на объективное свойство принятого субъектом решения о привлечении к уголовной ответственности - на его незаконность, и на то, что об этом объективном свойстве виновному было известно в момент принятия такого решения. Совершение преступления в отношении заведомо беременной женщины (п."г" ч.2 ст.105, п."в" ч.2 ст.117 УК РФ и др.), в отношении лица, заведомо находящегося в беспомощном состоянии (п."в" ч.2 ст.105, п."б" ч.2 ст.111 УК РФ), в отношении заведомо несовершеннолетнего (п."г" ч.2 ст.117, п."д" ч.2 ст.126 УК РФ и др.) означает, что во всех подобных случаях виновный знал, что потерпевшим является лицо, обладающее указанными свойствами (беременность, беспомощность, несовершеннолетие).

Вина - в соответствии с ее психологическим пониманием - это психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию, предусмотренному уголовным законом, и к его общественно опасным последствиям. Элементами вины являются сознание и воля, которые в своей совокупности образуют ее содержание. Таким образом, вина характеризуется двумя компонентами: интеллектуальным и волевым. Различные предусмотренные законом сочетания (комбинации) интеллектуального и волевого элементов образуют две формы вины - умысел и неосторожность, описанные в ст.25 и 26 УК РФ.

Признать лицо виновным - значит установить, что оно совершило уголовно наказуемое деяние либо умышленно, либо по неосторожности. Следовательно, установление умышленного или неосторожного характера совершенного преступления - это форма познания судом реального факта, существующего вне сознания судей и независимо от него. Познание этого факта осуществляется путем оценки собранных по делу доказательств, относящихся ко всем объективным обстоятельствам совершенного преступления.

Основными показателями, характеризующими вину, являются ее содержание, форма, сущность, степень и объем.

Различные предусмотренные уголовным законом комбинации сознательного и волевого элементов образуют разные модификации вины. Поэтому интеллект и воля - это элементы, совокупность которых образует содержание вины.

Предметное содержание обоих элементов вины, т.е. совокупность юридически значимых фактических обстоятельств, психическое отношение к которым составляет содержание вины, определяется конструкцией состава конкретного преступления.

При совершении преступлений сознанием лица охватываются самые разнообразные обстоятельства. Так, грабитель осознает, в какое время суток совершается преступление, предвидит затруднения с реализацией награбленного, понимает вероятность его разоблачения и привлечения к уголовной ответственности и т.д. Однако все эти обстоятельства не характеризуют юридическую сущность грабежа, поэтому их осознание не входит в содержание вины. Предметом сознания как элемента вины в уголовном праве являются только те объективные факторы, которые определяют юридическую характеристику данного вида преступлений, т.е. входят в число признаков состава этого преступления.

Итак, содержание интеллектуального элемента вины зависит от способа законодательного описания преступления. В него входит осознание характера объекта, фактического содержания и социального значения совершаемого действия или бездействия. При совершении преступлений с материальным составом в интеллектуальный элемент вины входит также и предвидение (либо возможность предвидения) общественно опасных последствий. Если законодатель вводит в число признаков состава преступления какой-либо дополнительный признак, характеризующий способ, обстановку, обстоятельства места, времени и т.п., то осознание этих дополнительных признаков общественно опасного деяния также входит в содержание интеллектуального элемента вины.

Волевая сторона психического отношения лица к совершаемому им общественно опасному деянию образует волевой элемент вины, предметное содержание которого также определяется конструкцией состава преступления. Предметом волевого отношения субъекта является практически тот же круг фактических обстоятельств, которые составляют предмет интеллектуального отношения, т.е. обстоятельства, определяющие юридическую сущность деяния и в своей совокупности образующие состав данного преступления. Однако при этом необходимо выделить волевое отношение к главному объективному признаку состава преступления, в котором воплощается общественная опасность данного деяния. Волевое отношение к этому признаку и служит определяющим критерием при установлении формы и вида вины.

Как уголовно-правовое явление вина существует только в преступлении, которое представляет собой социальный феномен. Поэтому вина тоже представляет собой социальное явление. Именно социальная сущность вины позволяет обосновать осуждение, порицание общественно опасного поведения субъекта.

Социальную сущность вины составляет отрицательное (что характерно для умысла) либо пренебрежительное, или недостаточно внимательное (что характерно для неосторожности) психическое отношение к основным социальным ценностям, проявившееся в конкретном преступном деянии.

Одним из основных показателей, характеризующих вину, является ее степень. Так же, как и понятие сущности вины, понятие степени вины в уголовном законодательстве отсутствует и в настоящее время носит теоретический характер. Тем не менее, теоретическая разработка степени вины имеет определенное практическое значение, тем более что судебная практика применяет это понятие достаточно широко.

Степень вины - это оценочная категория, содержащая психологическую и социальную характеристику вины с ее количественной стороны и выражающая меру отрицательного, пренебрежительного или недостаточно внимательного отношения лица, виновного в совершении преступления, к основным социальным ценностям. Степень вины конкретного лица в совершении определенного преступления является непосредственным выражением меры искажения ценностных ориентации виновного. Поэтому она находится в прямой корреляции с величиной уголовно-правового принуждения, необходимого для устранения дефектов в социальных ориентациях правонарушителя, с характером и размером назначаемого ему наказания.

Литература

1. Арчибасова Л.А. Общее понятие невиновного причинения вреда в уголовном праве. Омск, 2008.

2. Злобин Г.А, Никифоров Б.С. Умысел и его формы. М., 1972.

3. Гарбатович Д.А. Квалификация уголовно-правовых деяний по субъективной стороне. М., 2009.

4. Морозов В.И. Невиновное причинение вреда, обусловленное экстремальной ситуацией или нервно-психическими перегрузками. Тюмень, 2005.

5. Рарог А.И. Проблемы квалификации преступлений по субъективным признакам. М., 2015.

Комментарий к статье 24. Формы вины

1. В уголовном законодательстве содержится описание двух форм вины: умысла и неосторожности. Каждая из названных форм вины делится на виды, умысел - на прямой и косвенный, а неосторожность - на легкомыслие и небрежность. Этим модификациям вины свойственно определенное законом сочетание интеллектуальных и волевых процессов, т.е. каждая разновидность вины имеет специфическое содержание. Вместе с тем прямой и косвенный умысел не имеют значения самостоятельных форм вины, а являются видами одной и той же формы. Общим для них (как для видов умышленной формы вины) с интеллектуальной стороны является осознание общественно опасного характера совершаемого деяния и предвидение общественно опасных последствий. В отличие от умысла оба вида неосторожной формы вины характеризуются отсутствием осознания реальной опасности деяния и предвидения общественно опасных последствий в конкретном случае. Волевой элемент обоих видов умысла заключается в положительном (в форме желания или сознательного допущения либо безразличия) отношении к общественно опасным последствиям, а волевой элемент обоих видов неосторожности состоит в отрицательном отношении к общественно опасным последствиям, наступления которых виновный старается избежать либо вообще не предвидит.

ID="P0364" CLASS="formattext topleveltext">

2. Формы вины наряду с мотивами преступления подлежат доказыванию по каждому уголовному делу (п.2 ст.73 УПК РФ). На форму вины в конкретном виде преступления может быть прямо указано в статье Особенной части УК РФ либо она может подразумеваться или устанавливаться толкованием.

3. Во многих нормах УК прямо указывается на умышленный характер преступления. В других случаях умышленная форма вины с очевидностью вытекает из цели деяния (например, террористический акт, разбой, диверсия), из характера описанных в законе действий (например, изнасилование, клевета, получение взятки) либо из указания на заведомую незаконность действий или на их злостный характер.

В отдельных случаях деяние является преступным при его совершении как с умыслом, так и по неосторожности; в подобных случаях форма вины устанавливается посредством толкования соответствующих норм (например, заражение венерической болезнью - ст.121 УК РФ; разглашение государственной тайны - ст.283 УК РФ).

Если преступление предполагает только неосторожную форму вины, это, согласно ч.2 ст.24, во всех случаях прямо обозначено в соответствующей норме Особенной части УК РФ (например, нарушение санитарно-эпидемиологических правил - ст.236 УК РФ, нарушение ветеринарных правил и правил, установленных для борьбы с болезнями и вредителями растений, - ст.249 УК РФ).

4. Форма вины имеет многообразное юридическое значение.

Во-первых, она является субъективной границей, отличающей преступное поведение от непреступного. Это касается, прежде всего, неосторожного совершения деяний, наказуемых лишь при умышленном их совершении (например, лишение жизни посягающего с превышением пределов необходимой обороны образует состав преступления, предусмотренный в ч.1 ст.108 УК РФ, только при умышленной форме вины).

Во-вторых, форма вины определяет квалификацию преступлений, если законодатель предусматривает различное наказание за совершение одного и того же общественно опасного деяния, но с различными формами вины. Так, за убийство, умышленное причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью, за умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества предусмотрена ответственность специальными нормами с достаточно суровыми санкциями, а за эти же деяния, но совершенные по неосторожности, назначается менее строгое наказание по другим нормам. В этих случаях форма вины определяет квалификацию за деяния, неразличимые по объективным признакам.

В-третьих, значение формы вины состоит в том, что она в сочетании со степенью общественной опасности деяния лежит в основе законодательной классификации преступлений: в соответствии со ст.15 УК РФ к категориям тяжких и особо тяжких преступлений относятся только умышленные преступления.

В-четвертых, форма вины предопределяет условия отбывания наказания в виде лишения свободы. Согласно п."а" ч.1 ст.58 УК РФ, лица, осужденные к этому наказанию за преступления, совершенные по неосторожности, а также осужденные впервые к лишению свободы на срок не свыше пяти лет за умышленные преступления небольшой или средней тяжести, по общему правилу, направляются для отбывания лишения свободы в колонию-поселение, а мужчины, осужденные за тяжкие и особо тяжкие преступления, отбывают наказание в исправительных колониях общего, строгого или особого режима либо в тюрьме.

В-пятых, некоторые институты уголовного права (приготовление, покушение, соучастие, рецидив) связаны только с умышленной формой вины.

В-шестых, наличие умышленной формы вины обязывает суд исследовать вопрос о мотивах и целях преступления, в то время как по делам о неосторожных преступлениях такая задача не ставится.

5. С содержанием и формой тесно связана категория объема вины. Определяя умысел и неосторожность, законодатель исходит из психического отношения только к деянию (действию или бездействию) и его последствиям. Казалось бы, виной не охватывается отношение к таким признакам, как место, время, способ, обстановка совершения преступления и т.п. Однако такой вывод был бы ошибочным, поскольку он основан на чрезмерно узком толковании термина "деяние", понимаемого только как родовое понятие действия или бездействия. Между тем деяние - это не просто активная либо пассивная форма поведения, а поступок, совершаемый определенным способом в конкретных условиях, времени и т.п. Причем нередко именно эти обстоятельства придают деянию общественно опасный характер. Так, занятие охотой в виде промысла либо в качестве "хобби" превращается в уголовно наказуемое браконьерство, если совершается с применением механического транспортного средства или воздушного судна, взрывчатых веществ, газов или иных способов массового уничтожения птиц и зверей; в отношении птиц и зверей, охота на которых полностью запрещена; на особо охраняемой природной территории либо в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации (п."б"-"г" ч.1 ст.258 УК РФ). В таких случаях осознание общественно опасного характера совершаемого деяния означает непременное понимание не только фактической стороны совершаемых действий (выслеживание, преследование и добыча зверя или птицы), но и того, что они совершаются незаконными способами, или в отношении запрещенных для охоты птиц и зверей, или в не установленных местах.

Иное положение складывается, если названные объективные признаки не являются имманентным свойством самого деяния, а служат квалифицирующими признаками либо обстоятельствами, смягчающими или отягчающими наказание. В этих случаях психическое отношение к действию (бездействию) и к прочим объективным признакам преступления может быть неоднородным, например, действие - желаемым, а квалифицирующее последствие - непредвиденным, причиняемым по небрежности. Из совокупности разнородных психических отношений следует выделить отношение к признаку, определяющему в концентрированном виде общественную опасность деяния. По общему правилу, в формальных составах признаком, воплощающим общественную опасность совершаемого преступления, является запрещенное законом действие (бездействие), а в материальных - предусмотренное диспозицией уголовно-правовой нормы общественно опасное последствие. Отношение именно к этому признаку и определяет форму вины. Отношение же к остальным объективным признакам деяния, входя в содержание вины, на ее форму не влияет. Совокупность психических отношений виновного ко всем юридически значимым объективным признакам, инкриминируемым субъекту, составляет объем вины. Он устанавливает границы круга тех фактических обстоятельств, которые выражают юридическую сущность совершаемого деяния и виновное отношение к которым обосновывает возможность их вменения субъекту преступления. Иными словами, объем вины является тем показателем, который устанавливает конкретные пределы ее содержания.

Судебная практика

1. Суд пришел к мнению, что уголовной ответственности по ст.110 УК РФ подлежит лицо, совершившее данное преступление с прямым или косвенным умыслом, то есть когда виновный сознает, что указанным в законе способом склоняет потерпевшего к самоубийству, предвидит возможность или неизбежность лишения им себя жизни и желает (прямой умысел) или сознательно допускает наступление этих последствий либо относится к ним безразлично (косвенный умысел). Однако судом первой инстанции не были получены доказательства, которые бы свидетельствовали о наличии у Г. прямого или косвенного умысла на доведение Б. до покушения на самоубийство: постановление Президиума Верховного суда Республики Марий Эл от 16 августа 2013 г. по делу N 44-У-43 // СПС...

CLASS="formattext topleveltext">

2. Суд апелляционной инстанции посчитал обоснованным вывод мирового судьи об отсутствии у В. умысла на применение в отношении потерпевшей иных насильственных действий, причинивших ей физическую боль. Вместе с тем, принимая решение об обоснованности данного вывода, суд апелляционной инстанции не принял во внимание, что действующее уголовное законодательство предусматривает две формы вины: в виде умысла и неосторожности (ст.24 УК РФ). Наличие у В. умысла на совершение иных насильственных действий в отношении потерпевшей судья счел недоказанным: определение Санкт-Петербургского городского суда от 28 ноября 2012 г. N 22-8074/12 // СПС...

Комментарий к статье 25. Преступление, совершенное умышленно

1. Преобладание в российском уголовном законе составов преступлений с умышленной формой вины (около 85%) и преступлений, которые могут совершаться с любой формой вины (7%), соответствует подавляющему большинству умышленных преступлений и в реальной практике (90-92%). Это вынуждает и уголовно-правовую доктрину, и правоприменительные органы скрупулезно исследовать содержание умышленной формы вины, чтобы избежать возможных ошибок в оценке субъективного содержания совершенных преступлений. Пленум Верховного Суда РФ, в частности в постановлениях "О судебном приговоре" (п.17, 18), "О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)", с полным основанием обращает внимание судов на обязательность тщательного исследования субъективных признаков преступления и учета видов умысла, мотивов и целей преступления при назначении наказания.

2. В ст.25 впервые законодательно закреплено деление умысла на прямой и косвенный (ч.1). В соответствии с законом преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо, его совершившее, осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления (ч.2 ст.25).

3. Осознание общественно опасного характера совершаемого деяния и предвидение общественно опасных последствий определяют процессы, протекающие в сфере сознания, поэтому они составляют интеллектуальный элемент прямого умысла, а желание наступления указанных последствий, определяя волевую сторону психической деятельности, образует его волевой элемент.

Предметом сознания как элемента умысла являются те фактические обстоятельства, из которых складывается общественно опасное деяние. Но поскольку умысел - это понятие с социальным содержанием, осознание одних только фактических элементов не может обосновать ответственности лица за умышленное преступление. Умысел представляет собой отражение в психике человека важнейших не только фактических, но и социальных свойств совершаемого деяния. Поскольку главным социальным признаком преступного деяния, определяющим его материальное содержание, является общественная опасность, то в содержание умысла законодатель включает, прежде всего, осознание общественно опасного характера деяния. Из этого следует, что предметом сознания при умысле являются, во-первых, фактическое содержание совершаемого деяния и, во-вторых, его социальное значение.

Осознание общественной опасности включает понимание направленности совершаемого деяния на определенный объект (т.е. его вредности для охраняемых уголовным законом интересов личности, общества и государства). Так, намеренно причиняя легкий вред здоровью при совершении хулиганских действий, субъект действует умышленно независимо от того, считает ли он основным объектом посягательства здоровье потерпевшего или общественный порядок. Определяющим является то, что виновный понимает характер совершаемого деяния и в общих чертах осознает, на какую сферу общественных отношений он посягает.

Осознанию общественно опасного характера совершаемого деяния помогает отражение не только объекта преступления (хотя бы в общих чертах), но и понимание социального значения всех фактических свойств совершаемого деяния (место, время, способ, обстановка совершаемого преступления), которые по воле законодателя содержат дополнительную характеристику действия или бездействия, становятся их индивидуальными фактическими признаками. Так, грабитель осознает не только факт изъятия чужого имущества, но и то, что имущество похищается им открытым способом. Сознанием же браконьера охватывается не только факт незаконной охоты, но и то обстоятельство, что она осуществляется на особо охраняемой природной территории, т.е. в определенном месте.

4. Вторым интеллектуальным признаком прямого умысла в преступлениях с материальным составом является предвидение общественно опасных последствий совершаемого деяния. Под предвидением подразумевается отражение в сознании тех событий, которые произойдут, должны или могут произойти в будущем. Поэтому предвидение общественно опасных последствий следует понимать как мысленное представление виновного о том вреде, который он своим деянием причинит (или может причинить) общественным отношениям, находящимся под охраной уголовного закона. При прямом умысле предвидение включает представление о фактическом содержании предстоящих изменений в объекте преступления, понимание их социального значения, т.е. вредности для охраняемых законом общественных отношений, а также осознание причинно-следственной зависимости между собственным деянием и его общественно опасными последствиями. При этом опережающее сознание субъекта может отражать не все детали, а лишь общий характер причинно-следственной цепи.

Для прямого умысла характерно предвидение неизбежности наступления общественно опасных последствий. Присущая прямому умыслу намеренность в достижении определенного результата связана с обязательным условием осуществимости этого намерения. Именно уверенность в неизбежности, закономерности наступления последствий побуждает виновного действовать ради их достижения.

Лишь в отдельных случаях совершения преступления с прямым умыслом возможно предвидение не неизбежности, а лишь реальной возможности наступления желаемых общественно опасных последствий. Это происходит тогда, когда избранный виновным способ осуществления преступления может с примерно равной степенью вероятности вызвать разноплановые последствия. Так, выбрасывая грудного ребенка из окна третьего этажа многоэтажного дома, виновный понимает, что и смерть, и любой тяжести вред здоровью младенца в зависимости от обстоятельств его падения (например, на ветви дерева или в снежный сугроб) будут одинаково закономерным, хотя и не единственно возможным результатом совершенных действий. В этом случае желаемое последствие (смерть) является закономерным, но заведомо не единственно возможным последствием, поэтому виновный предвидит не неизбежность, а лишь реальную возможность его наступления.

Следовательно, интеллектуальный элемент прямого умысла складывается из осознания общественно опасного характера совершаемого деяния и предвидения, как правило, неизбежности, а в исключительных случаях - реальной возможности наступления общественно опасных последствий.

5. В теории уголовного права иногда предпринимаются определить умысел только с помощью признака осознания общественно опасного и противоправного характера совершаемого деяния. С подобными попытками нельзя согласиться, поскольку они не соответствуют закону и не учитывают положений психологической науки, в соответствии с которыми уголовно-правовое понятие вины не сводится к характеристике мыслительных процессов - оно включает и волевой компонент, это умышленный или неосторожный поступок, запрещенный законно.

Волевой элемент прямого умысла, характеризующий направленность воли субъекта, определяется в законе как желание наступления общественно опасных последствий.

Желание как целенаправленное стремление к определенному результату может иметь различные психологические оттенки. Желаемыми являются не только те последствия, которые приятны виновному, доставляют ему внутреннее удовлетворение, но и те, которые при внутренне отрицательном эмоциональном отношении к ним со стороны виновного представляются ему тем не менее нужными или неизбежными на пути удовлетворения потребности, ставшей побудительной причиной к действию. Желаемыми следует считать те последствия, которые выступают для виновного в одном из следующих качеств: 1) конечной цели (например, убийство из ревности, мести); 2) промежуточного этапа на пути к достижению конечной цели (убийство с целью облегчить совершение другого преступления); 3) средства достижения цели (убийство с целью получения наследства убитого); 4) неизбежного сопутствующего элемента деяния.

6. Данное в законе определение умысла ориентировано на преступления с материальным составом, и желание связывается в нем только с общественно опасными последствиями, в которых воплощается причиняемый объекту вред. Однако в Уголовном кодексе большинство составов преступлений сконструированы по типу формальных, поэтому последствия лежат за пределами их объективной стороны и не могут быть предметом ни интеллектуального, ни волевого отношения. В преступлениях с формальным составом признаком объективной стороны, воплощающим общественную опасность деяния, во всех случаях является само запрещенное законом действие или бездействие. Поэтому в формальных составах волевое содержание умысла исчерпывается волевым отношением к самим общественно опасным действиям (бездействию). Например, уголовная ответственность за клевету (ст.128_1 УК РФ) наступает при условии, что виновный, заведомо осознавая ложность сообщаемых им сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, желает их совершить. Аналогично насильник, осознавая, что вступает в половое сношение с женщиной вопреки ее воле посредством применения насилия или использования беспомощного состояния потерпевшей, во всех случаях желает совершить действия, обладающие именно таким фактическим содержанием и такими социальными свойствами. При совершении умышленных преступлений с формальным составом волевой элемент умысла всегда заключается в желании совершить общественно опасные действия (бездействие), запрещенные уголовным законом, т.е. он может быть только прямым.

7. Важным показателем прямого умысла является его направленность, которая во многих случаях определяет квалификацию преступления. Под направленностью умысла понимается мобилизация интеллектуально-волевых усилий виновного на совершение деяния, посягающего на определенный объект, совершаемого определенным способом, причиняющего определенные последствия, характеризующегося наличием определенных отягчающих или смягчающих обстоятельств. Верховный Суд РФ, учитывая значение направленности умысла для квалификации преступлений, неоднократно подчеркивал необходимость ее установления по уголовным делам. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 15 ноября 2007 г. N 45 "О судебной практике по делам о хулиганстве и иных преступлениях, свершенных из хулиганских побуждений" указал: "Судам следует отграничивать хулиганство от других преступлений, в том числе совершенных лицом из хулиганских побуждений, в зависимости от содержания и направленности его умысла, мотива, цели и обстоятельств совершенных им действий.

Под уголовно наказуемыми деяниями, совершенными из хулиганских побуждений, следует понимать умышленные действия, направленные против личности человека или его имущества, которые совершены без какого-либо повода или с использованием незначительного повода" (п.12).

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ неоднократно указывала на необходимость установления направленности умысла, отмечая, что деяние не является преступлением, если умысел лица "после приобретения маковой соломки был направлен на доставку ее к месту своего жительства для личного пользования" (БВС РФ. 1999. N 10. С. 8), что убийство может быть квалифицировано как совершенное с особой жестокостью, если умысел виновного был направлен на причинение, в частности, особых страданий близким потерпевшего (БВС РФ. 1999. N 10. С. 12), что хищение квалифицируется как кража или грабеж в зависимости от направленности умысла на изъятие имущества тайным или открытым способом (БВС РФ. 1999. N 12. С.14), и т.д.

8. Косвенный умысел в соответствии с ч.3 ст.25 характеризуется: а) осознанием общественной опасности совершаемого деяния, б) предвидением возможности наступления общественно опасных последствий и в) сознательным их допущением либо безразличным к ним отношением.

9. Осознание общественно опасного характера деяния при косвенном умысле имеет то же содержание, что и при прямом умысле. Но характер предвидения общественно опасных последствий при прямом и при косвенном умысле не совпадает.

10. Уголовный кодекс связывает предвидение неизбежности наступления общественно опасных последствий исключительно с прямым умыслом (ч.2 ст.25). Напротив, косвенному умыслу свойственно предвидение только возможности наступления общественно опасных последствий (ч.3 ст.25). При этом субъект предвидит возможность наступления таких последствий как реальную, т.е. считает их закономерным результатом развития причинной связи именно в данном конкретном случае. Таким образом, предвидение неизбежности наступления преступных последствий исключает косвенный умысел.

Итак, интеллектуальный элемент косвенного умысла характеризуется осознанием общественной опасности совершаемого деяния и предвидением реальной возможности наступления общественно опасных последствий.

ALIGN="justify" ID="P0388" CLASS="formattext topleveltext">

11. Волевой элемент косвенного умысла характеризуется в законе как отсутствие желания, но сознательное допущение общественно опасных последствий либо безразличное к ним отношение (ч.3 ст.25). При косвенном умысле виновный не стремится причинить общественно опасные последствия. Однако подчеркнутое законодателем отсутствие желания причинить их нельзя понимать как явное нежелание указанных последствий, как стремление избежать их наступления (активное нежелание). На самом деле сознательное допущение означает, что виновный вызывает своими действиями определенную цепь событий и сознательно, т.е. осмысленно, намеренно, допускает развитие причинно-следственной цепи, приводящее к наступлению общественно опасных последствий.

Сознательное допущение есть активное переживание, связанное с положительным волевым отношением к социально вредным последствиям - виновный заранее соглашается с их наступлением, готов принять их как плату за достижение конечной цели деяния. Именно положительное, одобрительное отношение к последствиям сближает сознательное допущение с желанием, делает их разновидностями волевого содержания одной и той же формы вины.

12. Волевое содержание косвенного умысла может проявиться и в безразличном отношении к наступлению общественно опасных последствий. Оно, по сути, мало чем отличается от сознательного допущения и означает отсутствие активных эмоциональных переживаний в связи с общественно опасными последствиями, реальная возможность наступления которых отражается опережающим сознанием виновного. В этом случае субъект причиняет вред общественным отношениям, что называется, "не задумываясь" о последствиях совершаемого деяния, хотя возможность их причинения представляется ему весьма реальной.

Психологическая конструкция косвенного умысла резко сужает сферу его возможного бытия, поскольку он может существовать только в преступлениях с материальным составом, невозможен на стадиях приготовления и покушения, в деятельности организатора и подстрекателя, в преступлениях, состав которых включает специальную цель и в ряде других случаев.

13. Законодательное деление умысла на прямой и косвенный имеет немалое практическое значение. Строгое разграничение обоих видов умысла необходимо для правильного применения ряда уголовно-правовых институтов (приготовление, покушение, соучастие и др.), для квалификации преступлений, законодательное описание которых предполагает только прямой умысел, для определения степени вины, степени общественной опасности деяния и личности виновного, а также для индивидуализации уголовной ответственности и наказания.

ID="P038E" CLASS="formattext topleveltext">

14. Помимо закрепленного в законе деления умысла на виды в зависимости от особенностей их психологического содержания, теории и практике уголовного права известны иные классификации видов умысла.

По моменту возникновения преступного намерения различаются заранее обдуманный и внезапно возникший умысел.

Заранее обдуманный умысел характерен тем, что намерение совершить преступление осуществляется через более или менее значительный отрезок времени после возникновения. Если разрыв во времени между возникновением и реализацией преступного замысла обусловлен особым коварством субъекта или изощренностью способов достижения преступной цели, то заранее обдуманный умысел существенно повышает опасность преступления и личности виновного. В отдельных случаях сам законодатель признает предумышленный характер преступления фактором, существенно повышающим опасность деяния. Так, незаконное проникновение в жилище, помещение или хранилище является квалифицирующим признаком при совершении кражи, грабежа или разбоя, придавая им предумышленный характер. Осуществление преступления с использованием форменной одежды или документов представителей власти как изощренный способ, свидетельствующий о предумышленности деяния, рассматривается как обстоятельство, отягчающее наказание (п."н" ч.1 ст.63 УК РФ).

Внезапно возникшим называется такой вид умысла, который реализуется в преступлении сразу же или через незначительный промежуток времени после возникновения преступного намерения. Он может быть простым или аффектированным.

В зависимости от степени определенности представлений субъекта о важнейших фактических и социальных свойствах деяния умысел может быть определенным (конкретизированным) или неопределенным (не конкретизированным).

Определенный (конкретизированный) умысел характеризуется наличием конкретного представления о качественных и количественных показателях важнейших свойств деяния, определяющих его юридическую сущность. В таких случаях совершенное деяние квалифицируется не по фактически наступившим последствиям, не в зависимости от фактически пострадавшего объекта, а именно в соответствии с представлениями виновного. Так, деяние квалифицируется как покушение на убийство, если сознанием виновного охватывалось последствие в виде смерти потерпевшего, даже если оно не наступило и фактически был причинен, например, средней тяжести вред здоровью.

Неопределенный (не конкретизированный) умысел характеризуется тем, что у виновного имеется не индивидуально определенное, а обобщенное представление об объективных свойствах деяния, т.е. он осознает только его видовые признаки. Например, нанося сильные удары ногами по голове, груди и животу потерпевшего, виновный предвидит, что в результате будет причинен вред здоровью, но не осознает количественных показателей этого вреда. Преступления, совершенные с неопределенным умыслом, следует квалифицировать как умышленное причинение тех последствий, которые фактически были причинены.

Судебная практика

1. Основное отличие косвенного умысла от прямого заключается в том, что при косвенном умысле виновный не стремится к наступлению указанных последствии, а допускает их, либо относится к ним безразлично, т.е. рассчитывает на какую-нибудь случайность, которая, как он полагает, может воспрепятствовать их наступлению: Справка по результатам изучения судебной практики рассмотрения уголовных дел о насильственных преступлениях против личности, совершенных в том числе и с применением оружия, за период 2014 год - первое полугодие 2015 года // СПС...

2. Квалификация действий, как покушение на убийство, то есть по ч.3 ст.30, ч.1 ст.105 УК РФ, возможна лишь при установлении прямого умысла, то есть, когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по независящим от него обстоятельствам: апелляционное определение Приморского краевого суда от 20 апреля 2015 г. N 22-2068/2015 // СПС...

3. Суд, установив умышленный характер действий Ч., пришел к обоснованному выводу о том, что Ч., производя выстрел из обреза ружья в потерпевшего с близкого расстояния, действовал осознанно, предвидел возможность наступления его смерти, не желал, но сознательно допускал эти последствия: кассационное определение Амурского областного суда от 20 декабря 2011 г. по делу N 22-2394/11 // СПС...

4. Суд апелляционной инстанции, излагая содержание умысла Е. на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, допустил в своем определении взаимоисключающее суждение, указав на правильную оценку судом первой инстанции действий осужденного, как совершенных с прямым умыслом, в то же время сам мотивировал умысел Е. как косвенный: постановление Президиума Нижегородского областного суда от 15 февраля 2017 г. N 44У-23/2017 // СПС...

ID="P0398" CLASS="formattext topleveltext">

5. Обосновывая вывод о наличии у О. прямого умысла на убийство, суд сослался на локализацию телесных повреждений и примененное при этом орудие (нож), обладающее колюще-режущими свойствами. Между тем, причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей путем нанесения удара ножом в жизненно важный орган может свидетельствовать о наличии умысла на убийство только в том случае, если имеются и другие доказательства, подтверждающие этот вывод, однако таких доказательств суду представлено не было: постановление президиума Пермского краевого суда от 23 марта 2012 г. по делу N 44у-56/12 // СПС...

Комментарий к статье 26. Преступление, совершенное по неосторожности

1. Как показывают выборочные исследования, неосторожные преступления составляют 8-10% от общего числа совершаемых в стране преступлений. Однако нельзя недооценивать их распространенность и опасность. Подобные деяния способны причинять колоссальный экономический, экологический, организационный и иной вред. Размер имущественного ущерба от неосторожных преступлений (включая техногенные, транспортные и преступления, влекущие лесные и прочие пожары) вполне сопоставим с ущербом от умышленных преступлений. Приведенные соображения свидетельствуют о большой общественной опасности неосторожных преступлений в социальном смысле, т.е. на статистическом уровне. Если же рассматривать преступления, совершенные по неосторожности, на индивидуальном уровне, то становится очевидным, что неосторожность - менее опасная форма вины по сравнению с умыслом.

Одним из непременных условий повышения эффективности борьбы с неосторожными преступлениями является правильное применение законодательства о таких преступлениях. В частности, необходимо по каждому делу точно устанавливать вид неосторожности и учитывать его при назначении наказания. Между тем в судебной практике редко решается вопрос о том, с каким видом неосторожной вины совершено преступление.

Уголовный кодекс, законодательно закрепив деление неосторожности на виды, рассматривает в качестве ее видов легкомыслие и небрежность (ч.1 ст.26).

2. Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия (или бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение (ч.2 ст.26). Предвидение возможности наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия составляет интеллектуальный элемент легкомыслия, а самонадеянный расчет на их предотвращение - его волевой элемент.

ALIGN="justify" ID="P03A2" CLASS="formattext topleveltext">

3. Характеризуя интеллектуальный элемент легкомыслия, законодатель указывает только на возможность предвидения общественно опасных последствий, но опускает психическое отношение к действию или бездействию. Это объясняется тем, что сами по себе действия, взятые в отрыве от последствий, обычно не имеют уголовно-правового значения. Вместе с тем легкомыслие, как правило, связано с сознательным нарушением определенных правил предосторожности, и виновный обязательно осознает отрицательное значение возможных последствий для общества. Следовательно, при легкомыслии виновный осознает потенциальную общественную опасность своего действия или бездействия, что делает этот вид неосторожности более опасным, чем небрежность.

4. По интеллектуальному элементу легкомыслие имеет некоторое сходство с косвенным умыслом. Но при косвенном умысле виновный предвидит реальную (т.е. для данного конкретного случая) возможность наступления общественно опасных последствий, а при легкомыслии эта возможность предвидится как абстрактная: субъект предвидит, что подобного рода действия вообще могут повлечь за собой общественно опасные последствия, но полагает, что в данном конкретном случае они не наступят. Лицо, действующее по легкомыслию, в своем предвидении общественно опасных последствий абстрагируется от реальной сложившейся ситуации и не распространяет на нее возможность наступления таких последствий.

При легкомыслии предвидение характеризуется тем, что лицо не осознает действительного развития причинной связи, хотя при надлежащем напряжении психических сил и может осознать это. Виновный несерьезно подходит к оценке тех обстоятельств, которые, по его мнению, должны предотвратить наступление преступного результата, но на самом деле оказались неспособными противодействовать его наступлению.

Предвидение абстрактной (отвлеченной от данной конкретной ситуации) возможности наступления общественно опасных последствий означает, что виновный легкомысленно, несерьезно подходит к оценке тех обстоятельств, которые, по его мнению, должны предотвратить наступление преступного результата, но на самом деле оказались неспособными противодействовать его наступлению. Следовательно, интеллектуальный признак легкомыслия обязательно включает осознание субъектом фактического наличия сил и обстоятельств, способных, по его мнению, предотвратить наступление общественно опасных последствий. Это очень важный признак, без которого невозможен расчет избежать вредных последствий. Именно с наличием этого признака связана специфика волевого элемента легкомыслия, который характеризуется самонадеянным расчетом на предотвращение общественно опасных последствий.

5. Основное отличие легкомыслия от косвенного умысла заключается в содержании волевого элемента. При легкомыслии, в отличие от косвенного умысла, сознание и воля лица не безразличны к возможным отрицательным последствиям деяния, а направлены на их предотвращение. Закон характеризует волевое содержание легкомыслия не как надежду, а именно как расчет на предотвращение общественно опасных последствий. Прежнюю законодательную характеристику этого вида неосторожности дополнила формулировка, что лицо "без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение" возможных отрицательных последствий своего деяния. Она явно указывает на то, что при легкомыслии расчет избежать наступления общественно опасных последствий имеет под собой вполне реальные, хотя и недостаточные основания. Расчет на предотвращение общественно опасных последствий своего деяния означает отсутствие у лица положительного (свойственного обоим видам умысла), одобрительного отношения к наступлению этих последствий. Наоборот, он означает отрицательное отношение к ним, нежелание их, стремление избежать их наступления. В основе этого расчета должны лежать конкретные фактические обстоятельства, которые могут, по мнению виновного, помешать наступлению вредных последствий. При этом расчет оказывается самонадеянным из-за несерьезного подхода к оценке этих обстоятельств. Важно иметь в виду, что в законодательном определении легкомыслия говорится о расчете не "предотвратить", а "на предотвращение". Из этого следует, что виновный рассчитывает не только на собственные возможности (физическую силу, знания, опыт, ловкость, быстроту реакции и т.д.), но и на действия других людей, на влияние определенных орудий и механизмов, особенности обстановки, вмешательство природных явлений и т.д. Для легкомыслия характерно действительное наличие обстоятельств, принимаемых в расчет виновным в момент совершения деяния, либо закономерность их проявления в этот момент. Поэтому для констатации легкомыслия суд должен по каждому делу установить, на каких реальных факторах строился расчет виновного избежать общественно опасных последствий.

6. Расчет, хотя и самонадеянный, на конкретные факторы, которые, по мнению виновного, способны предотвратить наступление общественно опасных последствий, существенно отличает преступное легкомыслие от косвенного умысла, при котором такой расчет отсутствует, хотя и возможна ни на чем не основанная надежда, что вредные последствия не наступят.

CLASS="formattext topleveltext">

7. Небрежность (ч.3 ст.26) - это единственная разновидность вины, при которой лицо не предвидит общественно опасных последствий своего деяния ни как неизбежных, ни как реально или даже абстрактно возможных. Сущность этого вида неосторожной вины заключается в том, что лицо, имея реальную возможность предвидеть наступление общественно опасных последствий своего деяния, не проявляет необходимой внимательности и предусмотрительности, чтобы совершить необходимые волевые действия для предотвращения указанных последствий, не превращает реальную возможность в действительность. Преступная небрежность представляет такую своеобразную форму психического отношения виновного к общественно опасным последствиям своего деяния, при которой волевой элемент характеризуется волевым характером совершаемого действия или бездействия и (или) отсутствием волевых актов поведения, направленных на предотвращение общественно опасных последствий. Последняя ситуация характерна для так называемых деликтов упущения, при которых виновный не выполняет своих обязанностей без волевых поведенческих актов (проспал, забыл и т.п.).

8. Интеллектуальное содержание небрежности характеризуется двумя признаками: отрицательным и положительным.

Отрицательный признак небрежности - непредвидение лицом возможности наступления общественно опасных последствий - включает в себя, во-первых, отсутствие осознания общественной опасности совершаемого действия или бездействия, а во-вторых, отсутствие предвидения преступных последствий. Практически возможны три варианта рассматриваемого психического отношения:

а) лицо осознает, что нарушает определенные правила предосторожности, но не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий своего деяния;

б) лицо, осознанно совершая волевой поступок, не осознает, что этим поступком оно нарушает какие-то правила предосторожности;

в) само деяние субъекта лишено сознательного волевого контроля, но этот контроль не осуществляется по вине самого субъекта (часовой уснул на посту, инженер по технике безопасности "забыл" проинструктировать рабочих и т.п.).

Во всех приведенных вариантах субъект не осознает (имея возможность осознавать) общественную опасность совершаемого деяния и не предвидит возможность наступления общественно опасных последствий.

Небрежность - это единственная разновидность вины, при которой виновный не предвидит последствий ни в форме неизбежности, ни в форме реальной или даже абстрактной возможности их наступления. Здесь вообще отсутствует позитивная психологическая связь между субъектом преступления и причиненными им преступными последствиями. Однако наличие положительного признака как раз и позволяет придать небрежности качество уголовно-правовой вины.

Положительный признак небрежности состоит в том, что виновный должен был и мог проявить необходимую внимательность и предусмотрительность и предвидеть наступление фактически причиненных общественно опасных последствий. Именно этот признак превращает небрежность в разновидность вины в ее уголовно-правовом понимании. Он устанавливается с помощью двух критериев: долженствование означает объективный критерий, а возможность предвидения - субъективный критерий небрежности.

9. Объективный критерий небрежности имеет нормативный характер и означает обязанность лица предвидеть наступление общественно опасных последствий с соблюдением требований необходимой внимательности и предусмотрительности. Эта обязанность может основываться на законе, на должностном статусе виновного, на профессиональных функциях или на обязательных правилах общежития и т.д. Отсутствие обязанности предвидеть последствия исключает вину данного лица в их фактическом причинении. Но и наличие такой обязанности само по себе еще не является достаточным основанием для признания лица виновным.

10. При наличии обязанности предвидеть последствия (объективный критерий небрежности) необходимо еще установить, что лицо имело реальную возможность в данном конкретном случае предвидеть наступление общественно опасных последствий (субъективный критерий), но эту возможность не реализовало и последствий не избежало.

11. Субъективный критерий небрежности означает персональную способность лица в конкретной ситуации при необходимой внимательности и предусмотрительности и с учетом его индивидуальных качеств предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий. Это означает, что возможность предвидения последствия определяется, во-первых, особенностями ситуации, в которой совершается деяние, а во-вторых, индивидуальными качествами виновного.

Ситуация не должна быть чрезмерно сложной, чтобы задача предвидеть последствия была в принципе осуществимой. А индивидуальные качества виновного (его физические данные, уровень развития, образование, профессиональный и жизненный опыт, состояние здоровья, степень восприимчивости и т.д.) должны позволять правильно воспринять информацию, вытекающую из обстановки совершения деяния, дать ей правильные оценки и сделать обоснованные выводы. Наличие этих двух предпосылок делает для виновного реально возможным предвидение общественно опасных последствий.

ALIGN="justify" ID="P03BA" CLASS="formattext topleveltext">

12. Законодательное описание неосторожности, так же как и умысла, ориентировано исключительно на преступления с материальным составом. Поэтому представляется важным рассмотреть вопрос о возможности совершения по неосторожности преступлений с формальным составом.

Легкомыслие, как и косвенный умысел, по своей психологической сущности неразрывно связано с общественно опасными последствиями. В отрыве от них даже теоретически невозможно сконструировать ни интеллектуальный, ни волевой элементы этого вида неосторожности. В преступлениях, состав которых не включает последствий как признака объективной стороны, легкомыслие существовать не может, так как неуместно говорить о предвидении или о расчете на предотвращение собственных действий, совершаемых сознательно и по собственной воле.

Тем не менее возможность неосторожного совершения преступлений с формальным составом не исключается.

Поскольку в формальных составах к признакам объективной стороны относятся лишь свойства совершаемого деяния, т.е. действия или бездействия, то именно они и составляют предметное содержание неосторожной вины. А социальные свойства совершаемого деяния могут быть предметом только сознания, но никак не предвидения. Значит, психологическое содержание неосторожности в преступлениях с формальным составом можно охарактеризовать как отсутствие осознания общественно опасного характера совершаемого деяния при наличии обязанности и возможности такого осознания. Именно такой вывод косвенно вытекает из определения субъективного случая в ч.1 ст.28 УК РФ: "Деяние признается невиновным, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия)". Однако деяние из невиновного превращается в неосторожное, если лицо, не осознающее его общественной опасности, по обстоятельствам дела должно было и могло осознавать общественно опасный характер своих действий (бездействия). Такое содержание психического отношения лица к совершаемому деянию присуще небрежности, которая и является единственным видом неосторожной вины, возможным в формальных составах преступлений.

Как форма психического отношения лица к деянию и его общественно опасным последствиям небрежность занимает промежуточное положение между легкомыслием и случайным, невиновным причинением вреда.

Судебная практика

1. При неосторожности расчет виновного лица, ожидающего, что последствия не наступят, должен опираться на реальные обстоятельства, которые дают основание предполагать такой исход. При нанесении неоднократных ударов со значительной силой в жизненно-важные органы у осужденного не было оснований рассчитывать на то, что смерть С. не наступит: Обобщение судебной практики рассмотрения уголовных дел, связанных с убийством и причинением тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека (подготовлено Верховным судом Республики Татарстан) // СПС...

2. Виновное лицо имело реальную возможность предвидеть общественно опасные последствия своего деяния, однако в силу каких-либо обстоятельств не предотвратил наступление преступного результата. Степень предусмотрительности законом отнесена к "среднему" по развитию человека в обществе. Уровень индивидуальных психических особенностей виновного учитывается из его характеристики личности и конкретной обстановки, в которой действовало лицо, допустившее наступление общественно опасного последствия: кассационное определение Оренбургского областного суда от 15 мая 2012 г. по делу N 22-2036/2012 // СПС...

3. Судом первой инстанции правильно установлено, что Е. являющийся инспектором дорожно-патрульной службы в нарушение требований, изложенных в Наставлении по огневой подготовке в органах внутренних дел РФ, не включил после прекращения стрельбы, открытой с целью правомерной остановки автомобиля под управлением Б., путем его повреждения, предохранитель на своем табельном оружии, с которым проследовал к автомашине, при разбитии стекла в передней правой дверце автомобиля со стороны пассажира, направил его в сторону Ю., произвел выстрел, причинив по неосторожности смерть Ю., то есть преступление совершил по небрежности, когда он не предвидел наступления общественно опасных последствий, но при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия: кассационное определение Пермского краевого суда от 9 июня 2011 г. по делу N 22-4035 // СПС...

4. В нарушение требований ст.171, 73 УПК РФ в обвинении Ж. не указана форма его вины. В формулировке обвинения указано лишь, что Ж "...умышленно, осознавая, что совершает деяние, опасное для здоровья П., предвидя возможность причинения ей тяжкого вреда здоровью, взяв ее за плечо, с силой толкнул ее на пол, причинив ей телесное повреждение в виде закрытого вколоченного перелома...". В данном тексте термин "умышленно" относится к термину "толкнул", но не к последствиям толчка в виде вколоченного перелома, поскольку от непосредственно самого толчка (как и от прямого удара - согласно заключению СМЭ) невозможно возникновение указанного перелома: Бюллетень судебной коллегии по уголовным делам Липецкого областного суда. 1 квартал 2016 года // СПС...

ID="P03C4" CLASS="formattext topleveltext">

5. Поскольку совершенное Е. преступление, предусмотренное ч.4 ст.264 УК РФ является преступлением, совершенным по неосторожности в соответствии со ст.26 УК РФ, то в его действиях отсутствует рецидив преступлений: кассационное определение Московского городского суда от 29 ноября 2011 г. по делу N 22-14522/2011 // СПС...

Комментарий к статье 27. Ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины

1. В подавляющем большинстве случаев преступления совершаются с какой-то одной формой вины. Это касается, прежде всего, случаев, когда форма вины, с которой может быть совершено данное преступление, определена законодателем (либо умысел либо неосторожность). Но если при описании преступления в законе форма вины не определена, поэтому совершение данного преступления возможно с любой формой вины, то в реальной действительности оно совершается все же с какой-то одной формой вины. Однако иногда законодатель усиливает ответственность за умышленное преступление, если оно по неосторожности причинило последствие, которому придается значение квалифицирующего признака. В таких случаях возможно параллельное существование двух разных форм вины в одном преступлении. Сочетание умысла и неосторожности в одном преступлении порой именовалось в литературе "смешанной", "двойной" или "сложной" формой вины. Подобные термины являются неточными, так как совпадение умысла и неосторожности в одном преступлении не образует никакой третьей формы вины: умысел и неосторожность между собой не смешиваются, они существуют самостоятельно, хотя и в одном преступлении.

2. Две формы вины могут параллельно существовать только в квалифицированных составах преступлений: умысел как конструктивный элемент основного состава умышленного преступления и неосторожность в отношении квалифицирующих последствий.

Две формы вины могут сосуществовать в одном преступлении в тех случаях, когда законодатель как бы сливает в один состав, т.е. юридически объединяет, два самостоятельных преступления, одно из которых является умышленным, а другое - неосторожным. Каждое из них может существовать самостоятельно, но в сочетании друг с другом они образуют качественно новое преступление со специфическим субъективным содержанием. Составляющие части такого преступления обычно посягают на различные непосредственные объекты, но могут посягать и на один (например, незаконное производство аборта, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей).

3. Иногда в юридической литературе искажается смысл законодательной характеристики преступлений с двумя формами вины.

Некоторые ученые ошибочно полагают, что сочетание двух форм вины может иметь место только в преступления с материальным составом и заключается в неоднородном психическом отношении лица к совершаемым действиям (бездействию) и к наступившим последствиям.

На самом деле речь идет вовсе не о неоднородности отношения к совершаемому действию (бездействию) и его общественно опасным последствиям, а о различном психическом отношении к разным юридически значимым объективным признакам, один из которых является обязательным признаком основного состава преступления, а второй - квалифицирующим последствием.

4. Реальная основа для существования преступлений с двумя формами вины заложена в специфической законодательной конструкции отдельных преступлений. Их своеобразие состоит в том, что законодатель как бы сливает в один состав, т.е. юридически объединяет два самостоятельных преступления, одно из которых является умышленным, а другое - неосторожным, причем оба могут существовать самостоятельно, но в сочетании друг с другом образуют качественно иное преступление со специфическим субъективным содержанием. Составляющие части такого преступления обычно посягают на различные непосредственные объекты (например, изнасилование, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей), но могут посягать и на один (например, незаконное производство аборта, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей). При этом важно иметь в виду, что каждая из составляющих частей не утрачивает своего преступного характера и при раздельном существовании.

Таким образом, субъективные особенности подобных преступлений производны от специфической конструкции объективной стороны: сосуществование двух различных форм вины в одном преступлении обусловлено наличием двух самостоятельных предметов виновного отношения субъекта: умысел (прямой или косвенный) является субъективным признаком основного состава преступления, а неосторожность (в виде легкомыслия или небрежности) характеризует психическое отношение к последствиям, играющим роль квалифицирующего признака. При этом каждая из форм вины, сочетающихся в одном преступлении, полностью сохраняет свое качественное своеобразие. Именно поэтому подобные преступления характеризуются в законе как совершаемые с двумя формами вины.

5. Преступлений с двумя формами вины в уголовном законодательстве немного, и все они сконструированы по одному из следующих двух типов.

Первый тип образуют преступления с двумя указанными в законе и имеющими неодинаковое юридическое значение последствиями. Речь идет о квалифицированных видах преступлений, основной состав которых является материальным, а в роли квалифицирующего признака выступает более тяжкое последствие, чем последствие, являющееся обязательным признаком основного состава. Характерно, что квалифицирующее последствие, как правило, заключается в причинении вреда другому, а не тому непосредственному объекту, на который посягает основной вид данного преступления. Так, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ч.1 ст.111 УК РФ) имеет объектом здоровье человека, но если оно сопряжено с неосторожным причинением смерти потерпевшего (ч.4 ст.111 УК РФ), то объектом такого неосторожного посягательства становится жизнь. Это, а также другие преступления подобной конструкции, например, умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, повлекшие по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия (ч.2 ст.167 УК РФ), характеризуются умышленным причинением основного последствия и неосторожным отношением к квалифицирующему последствию.

6. Второй тип преступлений с двумя формами вины характеризуется неоднородным психическим отношением к действию или бездействию, являющемуся преступным независимо от последствий, и к квалифицирующему последствию. При этом квалифицирующее последствие состоит в причинении вреда, как правило, дополнительному объекту, а не тому, который поставлен под уголовно-правовую охрану нормой, формулирующей основной состав данного преступления. К этому типу относятся квалифицированные виды преступлений, основной состав которых является формальным, а квалифицированный состав включает определенные тяжкие последствия. Они могут указываться в диспозиции в конкретной форме (например, смерть человека при умышленном причинении тяжкого вреда здоровью либо при угоне судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава - ч.4 ст.111, ч.2 ст.211 УК РФ) либо оцениваться с точки зрения тяжести (тяжкие последствия - ч.2 ст.128, ч.2 ст.167, ч.3 ст.206 УК РФ и др.).

В составах подобного типа умышленное совершение преступного действия (бездействия) сочетается с неосторожным отношением к квалифицирующему последствию.

7. Исследование субъективного содержания преступлений с двумя формами вины необходимо для отграничения таких преступлений, с одной стороны, от умышленных, а с другой - от неосторожных преступлений, сходных по объективным признакам. Так, если вследствие тяжкого вреда здоровью, который был причинен умышленно, наступила смерть потерпевшего, которая также охватывается умыслом виновного (хотя бы косвенным), деяние характеризуется единой формой вины и квалифицируется как убийство. И наоборот, если при неосторожном лишении жизни не установлено умысла на причинение тяжкого вреда здоровью, то нет и двух форм вины, а деяние следует квалифицировать как причинение смерти по неосторожности. И лишь сочетание умысла на причинение тяжкого вреда здоровью с неосторожностью в отношении наступившей смерти позволяет квалифицировать деяние по ч.4 ст.111 УК РФ.

Судебная практика

1. В нарушение положений ст.27 УК РФ суд необоснованно пришел к выводу о недоказанности неосторожной формы вины Л. в наступлении смерти Ф., в связи с чем его действия незаконно переквалифицированы с ч.4 ст.111 УК РФ на п."з" ч.2 ст.111 УК РФ, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего с применением кустарно изготовленного ножа в качестве оружия. Судом первой и апелляционной инстанции не принято во внимание, что между недостатками оказания медицинской помощи и наступлением смерти Ф. установлена только непрямая (косвенная) связь. Вместе с тем между смертью Ф. и сквозным колото-резаным ранением правого плеча с повреждением глубокой правой плечевой вены имеется непосредственная прямая причинно-следственная связь. В приговоре суда первой инстанции, а также в апелляционном определении суда апелляционной инстанции не мотивированы выводы о недоказанности неосторожной формы вины Л. по отношению наступившему последствию в виде смерти Ф.: постановление Президиума Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 27 июля 2017 г. N 44у-65/2017 // СПС...

2. Находясь в непосредственной близости лицом к потерпевшей, намеренно, по своей воле совершая многократное нанесение ударов кулаками больной женщине 62 лет в голову (место расположения системы жизненно важных центров и органов человека) со значительной силой, с силой травмирующего воздействия, превышающего пороговую сопротивляемость тканей, осужденный Ч., имея достаточные образование и жизненный опыт, даже на бытовом интуитивном уровне не мог не осознавать и не предвидеть возможность при таком развитии событий причинения потерпевшей тяжкого вреда здоровью. Таким образом, осознанное, намеренное, а не случайное, нанесение со стороны осужденного значительного количества ударов в голову потерпевшей обуславливает наличие у осужденного умысла и цели на причинение потерпевшей тяжкого вреда здоровью при одновременном наличии у осужденного вины в форме неосторожности по отношению к смерти потерпевшей: апелляционное определение суда Чукотского автономного округа от 23 апреля 2013 г. по делу N 22-13/2013, 1-12/2013 // СПС...

3. Действия, предшествующие смерти А., Э. совершил умышленно, а именно нанес в лицо потерпевшему удар кулаком, от которого А. упал навзничь из положения стоя, ударившись теменной областью, в результате чего был причинен тяжкий вред здоровью, от которого наступила смерть. Статья 109 УК РФ применима лишь к случаям, когда виновный, действуя неосторожно, причиняет смерть потерпевшему. В данном случае имеет место преступная небрежность по отношению к смерти, а потому действия осужденного должны квалифицироваться, как причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего: апелляционное постановление Московского городского суда от 7 апреля 2016 г. // СПС...

4. Суд установил наличие прямой причинной связи между умышленными действиями виновного и возникшим угрожающим для жизни состоянием потерпевшего, а именно возникшей механической асфиксией от сдавливания шеи тупым твердым предметом, возникшим от ударно-сдавливающего неоднократного воздействия травмирующей силы. Возникшая механическая асфиксия, в свою очередь, повлекла смерть потерпевшего, наступление которой умыслом С. не охватывалось. При таких обстоятельствах в соответствии с положениями ст.27 УК РФ виновное лицо несет ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины: апелляционное определение Московского областного суда от 28 мая 2013 г. по делу N 22-3597/2013 // СПС...

5. Судебная коллегия посчитала необходимым удовлетворить доводы кассационного представления и исключить из описательно-мотивировочной части приговора ссылку суда на ст.27 УК РФ и указание о совершении Е. в целом умышленного преступления, поскольку преступление, предусмотренное ст.264 УК РФ характеризуется неосторожной формой вины в виде легкомыслия или небрежности: определение Московского городского суда от 10 августа 2011 г. по делу N 22-9944 // СПС...

Комментарий к статье 28. Невиновное причинение вреда

1. В соответствии со ст.5 УК РФ лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. Уголовная ответственность за невиновное причинение вреда не допускается. Уголовный кодекс впервые включил норму о невиновном причинении вреда, предусмотрев две его разновидности.

ALIGN="justify" ID="P03E8" CLASS="formattext topleveltext">

2. В ч.1 комментируемой статьи закреплена такая разновидность невиновного причинения вреда, которая в теории уголовного права именуется субъективным случаем, или "казусом". Применительно к формальным составам это означает, что лицо, совершившее общественно опасное деяние, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия). Подобного рода "казусом" является, например, сбыт при расчете за покупку фальшивой денежной купюры, о поддельности которой покупатель не знал и не имел оснований догадываться. Применительно к преступлениям с материальным составом субъективный случай заключается в том, что лицо, совершившее общественно опасное деяние, не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть. Эта разновидность субъективного случая отличается от небрежности отсутствием либо обоих, либо хотя бы одного из его критериев.

Для констатирования "казуса" не обязательно одновременное отсутствие обоих критериев небрежности, достаточно отсутствия хотя бы одного из них - или объективного или субъективного.

3. Хотя в ч.1 ст.28 предусмотрена только одна разновидность субъективного случая (отсутствие хотя бы одного критерия преступной небрежности), на самом деле возможно и другая его разновидность - отсутствие волевого элемента преступного легкомыслия.

Волевое содержание этого вида неосторожности характеризуется самонадеянным расчетом на предотвращение общественно опасных последствий, возможность наступления которых охватывается предвидением виновного. Этот расчет характеризуется в законе как самонадеянный, если он построен "без достаточных к тому оснований". Но психологическое содержание совершаемого деяния в корне меняется, если у субъекта имеются вполне резонные основания рассчитывать на определенные факторы, которые должны в сложившейся ситуации исключить возможность наступления общественно опасных последствий. Например, перед обеденным перерывом бригадир-электромонтажник дает своему напарнику указание отключить электропитание от ремонтируемого участка электрической сети. Напарник забыл выполнить полученное указание, но во избежание упреков не признался в этом. В отсутствие ушедших на обед электромонтажников случайно пришедший к месту ремонтных работ подросток касается рукой оголенного провода и получает тяжелую травму. В действиях бригадира нет состава причинения тяжкого вреда здоровью по неосторожности, поскольку отсутствует самонадеянный (без достаточных к тому оснований) характер расчета на предотвращение общественно опасных последствий.

4. В ч.2 ст.28 закреплена новая, ранее не известная закону и судебной практике разновидность невиновного причинения вреда. Она характеризуется тем, что лицо, совершившее общественно опасное деяние, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам. Отказавшись от постановки вопроса о способности или неспособности субъекта осознавать общественную опасность своих действий, законодатель невольно перевел проблему из субъективной плоскости в объективную. В ситуации, описанной в ч.2 ст.28, причинение вреда признается невиновным не из-за дефектов интеллектуального или волевого отношения, а вследствие объективной невозможности предотвратить наступление общественно опасных последствий, возможность наступления которых лицом осознается, по одной из двух указанных в законе причин.

Во-первых, невозможность предотвратить вредные последствия, которые охватываются предвидением действующего лица, исключает уголовную ответственность, если она обусловлена несоответствием психофизиологических качеств причинителя вреда требованиям экстремальных условий. Таковые могут означать неожиданное возникновение или изменение ситуации, к которым лицо не готово и по своим психофизиологическим качествам неспособно принять в экстремальных условиях оптимальное решение и найти способ предотвращения вредных последствий (например, в условиях аварии по причине конструктивных дефектов или заводского брака машины или механизма; в обстановке стихийного бедствия или чрезвычайной ситуации; в случае возникновения нештатной ситуации при выполнении работ водолазами, спелеологами, при занятии альпинизмом и т.д.).

Во-вторых, деяние признается невиновным, если невозможность предотвратить общественно опасные последствия обусловлена несоответствием психофизиологических качеств причинителя вреда его нервно-психическим перегрузкам (усталость, физическое или психическое перенапряжение в результате тяжелой физической работы, длительного непрерывного интеллектуального труда, например при работе пилота самолета или машиниста электровоза во вторую смену подряд).

Установление несоответствия психофизиологических качеств оператора как требованиям экстремальных условий, так и нервно-психическим перегрузкам должно быть предметом обязательного исследования судебно-психологической экспертизой.

Судебная практика

1. Добросовестное заблуждение относительно правомерности своих действий исключает виновность в совершении хищения в форме присвоения. И., являясь руководителем муниципального автономного учреждения, действовал невиновно, не осознавая противоправности и общественной опасности своих действий, поскольку он согласовывал вопрос получения доплат с заместителем главы муниципального образования, которого ошибочно воспринимал как лицо, уполномоченное принимать подобные решения от имени учредителя автономного учреждения. При этом, И. действовал открыто, документально фиксировал принимаемые им решения и совершаемые действия: Обобщение практики рассмотрения уголовных дел коррупционной направленности за 2-е полугодие 2013 г. и 2014 г. в судах Ямало-Ненецкого автономного округа // СПС...

Комментарий к главе 6. Неоконченное преступление


В комментируемой главе рассматриваются три известные современной теории уголовного права стадии совершения преступления, т.е. этапы (ступени) развития умышленной криминальной деятельности: 1) приготовление; 2) покушение; 3) оконченное преступление. Первые две из них (приготовление и покушение) образуют неоконченное преступление (предварительную преступную деятельность), а заключительная третья стадия представляет собой, собственно говоря, оконченное преступление. Они отличаются друг от друга по характеру и степени завершенности образующих их деяний.

Не являются в уголовно-правовом смысле значимыми стадиями совершения преступления так называемое обнаружение умысла и сокрытие преступления. Обнаружение умысла - это выраженное во вне (устно, письменно, мимикой, жестами или конклюдентными действиями) намерение совершить преступление. В отличие от уголовно наказуемой угрозы (см., например, ст.119 УК РФ) такое намерение не подкрепляется какими-либо фактическими данными, свидетельствующими о реальной возможности его осуществления. Обнаружение умысла - это фактически "нулевой" этап совершения преступления, который не обладает свойственной последнему общественной опасностью, не влияет на квалификацию содеянного и потому не влечет уголовной ответственности вообще. Установление самого по себе обнаружения умысла имеет важное криминологическое и оперативно-розыскное значение, поскольку позволяет предотвратить совершение задуманного преступления в будущем. Что касается сокрытия преступления, то оно, как правило, наличествует уже после совершения преступления и потому никак не сказывается на его уголовно-правовой оценке. Тем не менее указанный этап постпреступной деятельности имеет важное криминалистическое значение с точки зрения выявления, расследования и раскрытия преступления.

Совершение преступления не обязательно сопряжено с прохождением всех его стадий. Как показывает судебная практика, здесь возможны варианты, когда в наличии: 1) каждая из трех названных стадий совершения преступления; 2) только приготовление к преступлению; 3) только покушение на преступление; 4) приготовление к преступлению и покушение на преступление; 5) приготовление к преступлению и оконченное преступление; 6) покушение на преступление и оконченное преступление; 7) только оконченное преступление.

ALIGN="justify" ID="P03F4" CLASS="formattext topleveltext">
Литература

1. Бабий Н.А. Учение о стадиях преступления и неоконченных преступлениях. М., 2017.

2. Жукова Т.Г. Уголовная ответственность за приготовление к преступлению и покушение на преступление. М., 2007.

3. Звечаровский И.Э. Добровольный отказ от доведения преступления до конца. СПб., 2008.

4. Козлов А.П. Учение о стадиях преступления. СПб., 2002.

5. Уголовное право. Общая часть. Преступление. Академический курс. В 10 т. Т.VIII. Множественность преступлений. Стадии преступления. Кн.II. Стадии преступления / под ред. Н.А.Лопашенко. М., 2016.

Комментарий к статье 29. Оконченное и неоконченное преступление


Постановления Пленума Верховного Суда РФ

1. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г. N 23 "Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям".

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. N 1 "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм".

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30 ноября 2017 г. N 48 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате" // РГ. 2017.11 дек.

4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 4 декабря 2014 г. N 16 "О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности" // БВС РФ. 2015. N 2.

ALIGN="justify" ID="P040A" CLASS="formattext topleveltext">

1. Исходя из легального определения оконченного преступления видно, что в его основу положены признаки конкретного состава преступления, предусмотренные в соответствующей статье Особенной части, а также в целом ряде статей Общей части УК РФ. Другими словами, момент окончания того или иного преступления зависит от законодательной конструкции его состава, обусловленной, как известно, особенностями объективной стороны последнего.

2. По данному критерию принято разграничивать прежде всего материальные и формальные составы преступлений.

Преступление с материальным составом считается оконченным с момента наступления вызванных его совершением общественно опасных последствий. Сюда, в частности, относятся все виды убийства и большинство форм хищений.

Преступление с формальным составом считается оконченным с момента совершения в полном объеме самого общественно опасного деяния независимо от наступления вызванных им общественно опасных последствий. Это, к примеру, незаконное лишение свободы (ст.127 УК РФ) и все виды половых преступлений (п.7 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности").

Кроме того, в качестве самостоятельных видов составов преступлений или подвидов формальных составов в учебной и научной литературе принято также выделять составы опасности (или угрозы) и усеченные составы преступлений. Преступление с составом опасности считается оконченным с момента возникновения в результате совершенного общественно опасного деяния (действия или бездействия) реальной угрозы наступления общественно опасных последствий. Иллюстрациями здесь могут служить, в частности, угроза убийством (ст.119 УК РФ) и заведомое поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией (ч.1 ст.122 УК РФ). Преступление с усеченным составом считается оконченным с момента совершения деяний, внешне напоминающих приготовление к преступлению (п.7 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм") либо покушение на него (п.4 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 22 сентября 1989 г. N 9 "О применении судами законодательства об ответственности за посягательства на жизнь, здоровье и достоинство работников милиции, народных дружинников, а также военнослужащих в связи с выполнением ими обязанностей по охране общественного порядка").

3. Определенной спецификой обладает момент окончания длящихся и продолжаемых преступлений. Их характеристика дается в постановлении Пленума Верховного Суда СССР "Об условиях применения давности к длящимся и продолжаемым преступлениям". Исходя из названного постановления, длящееся преступление - это действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного преследования (п.1). Оно начинается с момента совершения преступного действия (бездействия) и оканчивается вследствие действия самого виновного, направленного к прекращению преступления, или наступления событий, препятствующих совершению преступления (например, вмешательство органов власти) (п.4). Продолжаемые преступления - это преступления, складывающиеся из ряда тождественных преступных действий, направленных к общей цели и составляющих в своей совокупности единое преступление (п.2). Его началом надлежит считать совершение первого из числа нескольких тождественных действий, составляющих одно продолжаемое преступление, а концом - момент совершения последнего преступного действия (п.5).

4. Приготовление и покушение, будучи видами неоконченного преступления (ч.2 ст.29), тесно связаны между собой, и если каждая из них имеет место в том или ином конкретном случае, то первая по времени всегда предшествует второй.

5. Из содержания ч.3 ст.29 следует, что основание уголовной ответственности за оконченное и неоконченное преступление едино. Такую роль выполняет соответственно состав оконченного и неоконченного, но одного и того же преступления (в последнем случае, точнее говоря, состав приготовления к преступлению и состав покушения на преступление). Поэтому формула квалификации неоконченного преступления помимо соответствующей статьи Особенной части должна включать в себя и ссылку на ч.1 или 3 ст.30 УК РФ. При этом нужно учитывать, что каждая последующая стадия поглощает предыдущую. К примеру, если имело место и приготовление к преступлению, и покушение на него, то при квалификации содеянного указывается только на ч.3 ст.30 УК РФ. Что касается оконченного преступления, то оно независимо от предшествующих стадий квалифицируется только по соответствующей статье Особенной части без ссылки на ст.30 УК РФ.

Судебная практика

1. Действия виновного в отношении одного и того же потерпевшего, направленные на достижение единого преступного результата, совершенные в короткий промежуток времени и объединенные одними и теми же целями и мотивами, не требуют дополнительной квалификации по ч.1 ст.30 УК РФ, поскольку полностью охватываются ч.3 ст.30 УК РФ: постановление Президиума Верховного Суда РФ от 12 марта 2008 г. N 33-П08 // БВС РФ. 2008. N 10.

2. С учетом положений ч.1 ст.29 УК РФ в действиях Ш. содержатся все признаки оконченного состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.290 УК РФ: кассационное определение Верховного Суда РФ от 1 января 2006 г. N 85-О06-26 // СПС...

ALIGN="justify" ID="P0418" CLASS="formattext topleveltext">

3. Действия осужденного, связанные с покушением на убийство М. необоснованно квалифицированы по п."а", "д", "е" ч.2 ст.105 УК РФ. В соответствии с ч.3 ст.29 УК РФ уголовная ответственность за неоконченное преступление наступает по статье Особенной части УК РФ со ссылкой на ст.30 УК РФ. Убийство четырех человек и покушение на убийство М. не может рассматриваться как одно оконченное преступление, так как смерть потерпевшей не наступила по обстоятельствам, не зависящим от А., и подлежит самостоятельной квалификации по ч.3 ст.30, п."д", "е" ч.2 ст.105 УК РФ с назначением наказания, соразмерного всем установленным по делу обстоятельствам: кассационное определение Верховного Суда РФ от 6 марта 2012 г. N 48-О12-14 // СПС...

Комментарий к статье 30. Приготовление к преступлению и покушение на преступление


Постановления Пленума Верховного Суда РФ

1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)" // БВС РФ. 1999. N 3.

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. N 5 "О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств" // БВС РФ. 2002. N 5.

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" // БВС РФ. 2003. N 2.

4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. N 14 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными сильнодействующими и ядовитыми веществами" // БВС РФ. 2006. N 8.

1. Исходя из сформулированного в ч.1 комментируемой статьи законодательного определения приготовления к преступлению, можно заключить, что суть его сводится к умышленному созданию условий для совершения преступления. Собственно говоря, создание таких условий и прерванность, т.е. недоведение преступления до конца по не зависящим от лица обстоятельствам, характеризуют данную первоначальную стадию неоконченного преступления с ее объективной стороны.

CLASS="formattext topleveltext">

2. Виды приготовления к преступлению весьма разнообразны. В законе дан их примерный перечень, который включает в себя: приискание средств или орудий совершения преступления, изготовление средств или орудий совершения преступления, приспособление средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления и иное умышленное создание условий для совершения преступления. Внешне приготовление к преступлению может выражаться как в одном из перечисленных видов, так и в их совокупности. Как правило, данная стадия совершения преступления объективируется в форме действия, в очень редких случаях - в форме бездействия (например, оставление сейфа незапертым или невключение охранной сигнализации с целью последующего совершения кражи).

3. Приискание лицом средств или орудий преступления охватывает собой любые правомерные либо неправомерные действия по их нахождению или приобретению (поиск, покупка, обмен, временное позаимствование, получение в дар, кража и т.п.). Средства совершения преступления - это предметы и процессы внешнего мира, опосредованно используемые при совершении преступления и облегчающие его совершение (например, автомашина для вывоза похищенного). Орудия совершения преступления - это предметы, внешнего мира, непосредственно используемые для совершения преступления, без которых совершение преступления невозможно или весьма затруднительно (например, пистолет при убийстве).

Изготовление средств или орудий совершения преступления заключается в любом (кустарном или заводском) способе их создания из других материалов или веществ (например, изготовление взрывного устройства).

Приспособление средств или орудий совершения преступления означает внесение в предметы или процессы внешнего мира таких изменений, которые делают их пригодными для совершения преступления (например, переделка охотничьего ружья в обрез).

Приискание соучастников преступления предполагает их нахождение и вербовку, т.е. привлечение к выполнению какой-либо роли в совершении преступления посредством убеждения, уговоров, подкупа, обмана и т.п.

Сговор на совершение преступления зачастую является логическим продолжением приискания соучастников преступления и выражается в достижении между двумя и более лицами соглашения (договоренности) о совместном совершении преступления.

Под иным умышленным созданием условий для совершения преступления понимаются все другие (помимо перечисленных выше) виды или способы приготовления к преступлению. Отдельные из них названы в других статьях Общей части УК РФ: действия остальных соучастников в случае недоведения исполнителем преступления до конца, неудавшееся подстрекательство или пособничество в совершении преступления (ч.5 ст.34); создание организованной группы в случаях, не предусмотренных статьями Особенной части УК РФ (ч.6 ст.35). Кроме того, обобщение материалов судебной практики, анализ специальной литературы и изучение зарубежного уголовного законодательства показывают, что сюда принято также относить: разработку плана преступления; заблаговременное устранение препятствий для его совершения; предварительное обследование места предполагаемого преступления; совершение действий, направленных на сокрытие намеченного преступления или на беспрепятственное пользование результатами этого преступления; прибытие преступника к месту совершения преступления.

4. Перечисленные виды приготовительных действий находятся за пределами подготавливаемого преступления, объективная сторона которого еще даже не начинает осуществляться. Однако иногда встречаются случаи, когда приготовление к какому-либо одному преступлению (например, к убийству) включает совершение деяний, которые сами по себе образуют оконченный состав другого самостоятельного преступления (например, хищения огнестрельного оружия). Содеянное в таких случаях должно квалифицироваться по совокупности соответствующих (оконченного и неоконченного) преступлений.

5. С субъективной стороны приготовление к преступлению как вид целенаправленной деятельности характеризуется исключительно умышленной формой вины. Причем вид умысла может быть только прямым: лицо сознает, что создает условия для последующего совершения преступления, и желает их создать. Не имея преступного намерения, не желая его реализовать, невозможно заниматься какими-либо приготовительными действиями. Отсюда очевидно, что стадия приготовления изначально невозможна в неосторожных преступлениях и преступлениях, совершаемых с косвенным умыслом.

6. В ч.2 ст.30 установлены ограничения в объеме криминализации приготовления к преступлению с учетом принадлежности последнего к той или иной категории. Поскольку приготовление к преступлению представляет собой только создание условий для его последующего совершения, постольку данная стадия обладает наименьшей по сравнению с другими степенью общественной опасности. Порой эта степень столь невелика, что содеянное не достигает уровня, свойственного преступлению вообще. Именно поэтому в ч.2 ст.30 зафиксировано правило, согласно которому уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и (точнее или) особо тяжкому преступлению. Вместе с тем, на самом деле сфера наказуемости приготовительных действий еще уже. Эта сфера не распространяется на те (пускай даже умышленные) тяжкие или особо тяжкие преступления, конструктивные особенности которых фактически исключают стадию приготовления к ним. К ним, в частности, относятся преступления с формальным составом, совершаемых путем бездействия, и преступления с материальным составом, обязательным криминообразующим признаком которых является наступление строго определенных последствий, указанных в конкретной статье Особенной части УК РФ (например, ст.285 и 286).

7. Законодательное определение покушения характеризуется двумя специфическими объективными признаками: 1) непосредственная направленность действий (бездействия) лица на совершение преступления и 2) их прерванность (незавершенность) по не зависящим от виновного лица обстоятельствам.

Первый из названных признаков отграничивает покушение от приготовления к преступлению. Он означает, что при покушении объект уголовно-правовой охраны ставится под прямую угрозу причинения вреда, поскольку субъект преступления уже реально воздействует на него. Как правило, объективная сторона покушения выражается в действии, хотя не исключается и бездействие (например, когда мать не кормит новорожденного ребенка, чтобы лишить его жизни). В отличие от приготовления при покушении речь идет не о создании условий для совершения преступления, а уже о начале или продолжении выполнения деяний, входящих в объективную сторону последнего и образующих ее неотъемлемый компонент.

Второй из названных признаков (незавершенность или прерванность посягательства) отграничивает покушение от оконченного преступления. Он означает, что субъекту не удалось до конца осуществить объективную сторону задуманного состава преступления. В зависимости от конструкции последнего степень такой незавершенности может варьироваться от невыполнения в полном объеме самого преступного деяния (при формальном составе) до ненаступления указанных в законе общественно опасных последствий либо наступления иных (по характеру и количеству) общественно опасных последствий (при материальном составе преступления). Примером незавершенности преступления с формальным составом могут служить действия лица, которое, несмотря на применяемое насилие, не смогло преодолеть сопротивление потерпевшей и совершить с нею половой акт (п.4 и 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам против половой неприкосновенности и половой свободы личности). Примером незавершенности преступления с материальным составом могут служить действия лица, которое вопреки задуманному совершает грабеж не в особо крупном, а в крупном размере (п.25 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое"). Обстоятельства, т.е. причины и условия, препятствующие доведению преступления до конца вне зависимости от воли виновного лица, могут иметь самый разнообразный (но всегда объективный) характер: противодействие (сопротивление) потерпевшего, вмешательство третьих лиц, непригодность орудий и средств совершения преступления, действие сил природы либо различных механизмов, отсутствие у посягающего должного опыта и квалификации и т.п.

8. Исходя из особенностей конструкции отдельных видов составов преступлений и с учетом ранее рассмотренных объективных признаков, покушение невозможно: 1) в преступлениях с материальным составом, обязательным криминообразующим признаком которых выступает наступление строго определенных последствий, указанных в диспозиции некоторых статей Особенной части УК РФ (например, ст.285, 330); 2) в преступлениях с формальным составом, осуществляемых путем бездействия (например, ст.125, 157, 315); 3) в преступлениях с составом опасности (например, ч.1 ст.122, ч.1 ст.215, ч.1 ст.247); 4) в преступлениях с усеченным составом, момент окончания которых связан не с приготовительными действиями, а с началом осуществления самого посягательства (например, ст.277, 295, 317).

9. Покушение на преступление, будучи разновидностью целенаправленной деятельности, с субъективной стороны изначально, т.е. уже по своему определению, предполагает наличие только прямого умысла. Содержание этого умысла при материальном составе преступления включает в себя осознание лицом общественной опасности своего действия или бездействия, предвидение возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий и желание их наступления; при формальном составе преступления - осознание общественно опасного характера совершаемых действий и желание их совершить. При этом в любом случае осознанием виновного должен охватываться сам факт недоведения преступления до конца. Такой подход нашел закрепление в п.2 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)" и во многих других актах высшей судебной инстанции страны по конкретным уголовным делам.

10. В теории уголовного права и в судебной практике в зависимости от субъективного критерия (степени реализации задуманного) покушение на преступление классифицируется на два вида: 1) оконченное; 2) неоконченное. Первое из них имеет место тогда, когда лицо совершает все, что считает необходимым для достижения преступного результата, но последний не наступает по не зависящим от него обстоятельствам (например, преступник с близкого расстояния с намерением убийства производит из пистолета прицельный выстрел, но не попадает в жертву). Второе наличествует тогда, когда лицо по не зависящим от него причинам не выполняет всех действий, которые были намечены им для достижения преступного результата (например, у преступника выбивают из рук пистолет в момент, непосредственно предшествующий прицельному выстрелу в жертву).

ALIGN="justify" ID="P043A" CLASS="formattext topleveltext">
По общему правилу уголовно наказуемым признается и так называемое негодное покушение, которое в зависимости от характера допускаемой лицом фактической ошибки подразделяется на два вида: 1) покушение на негодный (нереальный) объект или предмет и 2) покушение с негодными средствами. Под первым из них понимаются действия лица, которые вследствие допущенной им фактической ошибки не создают реальной опасности причинения вреда охраняемым уголовным законом общественным отношениям (п.13 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств" и п.16 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными сильнодействующими и ядовитыми веществами"). Например, преступник вместо живого человека стреляет в манекен, вскрывает пустой сейф или передает предмет взятки мнимому посреднику. Сущность второго вида заключается в использовании в ходе совершения преступления таких орудий, средств или способов, которые объективно не могут привести к выполнению в полном объеме его объективной стороны (например, выстрел из неисправного или незаряженного оружия).

В рамках данного вида различается покушение с абсолютно непригодными средствами, при котором в силу крайнего невежества лица или наличия у него суеверий используются средства, не способные ни при каких обстоятельствах привести к намеченному преступному результату. Например, покушение на убийство при помощи сверхъестественных сил, наговоров, молитв, заклинаний, колдовства и ворожбы. В последнем случае речь идет по существу скорее об обнаружении умысла, которое ввиду отсутствия общественной опасности не влечет уголовной ответственности вообще.

11. Уголовная ответственность за покушение на преступление (в отличие от приготовления к преступлению) наступает независимо от принадлежности последнего к той или иной категории тяжести. Наказание за неоконченное преступление (приготовление и покушение) назначается с учетом правил, предусмотренных ст.66 УК РФ.

Судебная практика

1. Действия лица, совершившего покушение на изнасилование несовершеннолетней группой лиц, повлекшие по неосторожности ее смерть, суд квалифицировал по ч.3 ст.30 и п."а" ч.3 ст.131 УК РФ: определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 февраля 1998 г. // БВС РФ. 1998. N 8.

2. Действия лица, связанные с приготовлением к незаконному сбыту наркотического средства, судом ошибочно квалифицированы как два самостоятельных преступления: определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ N 5-Д13-65 // БВС РФ. 2014. N 10.

3. Если лицо незаконно приобретает, хранит наркотические средства в целях последующего их сбыта, содеянное при наличии к тому оснований подлежит квалификации по ч.1 ст.30 и ч.1 ст.228_1 УК РФ как приготовление к незаконному сбыту наркотических средств: определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 января 2014 г. N 9-Д13-55 // БВС РФ. 2014. N 11.

4. Утверждение суда в приговоре об излишней квалификации преступления по ч.3 ст.30, ч.2 ст.105 УК РФ противоречит смыслу уголовного закона, ухудшает положение лица, нарушает его право на защиту и является необоснованным: кассационное определение Верховного Суда РФ от 6 марта 2012 г. N 48-О12-14 // СПС...

Комментарий к статье 31. Добровольный отказ от преступления


Постановления Пленума Верховного Суда РФ

1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 декабря 2006 г. N 64 "О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления" // БВС РФ. 2007. N 3.

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 4 декабря 2014 г. N 16 "О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности".

1. Из определения добровольного отказа от преступления (ч.1 комментируемой статьи) следует, что суть его заключается, прежде всего, в прекращении преступного посягательства. Временные рамки такого прекращения ограничены моментом окончания последнего, т.е. добровольный отказ может иметь место только в период предварительной преступной деятельности.

2. На стадии приготовления к преступлению он возможен без каких-либо ограничений, поскольку виновное лицо лишь создает условия для совершения преступления в будущем и еще не приступает к выполнению его объективной стороны. В данном случае допускается как активная (п.14 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления"), так и (что гораздо чаще) пассивная форма добровольного отказа. Например, лицо уничтожает или сдает в правоохранительные органы орудие преступления либо просто воздерживается от дальнейшего выслеживания потенциальной жертвы преступления.

3. На стадии покушения сфера добровольного отказа зависит, главным образом, от вида покушения на преступление. При неоконченном покушении он возможен всегда, поскольку субъект еще не успевает выполнить в полном объеме объективную сторону задуманного преступления. Как и при приготовлении к преступлению, добровольный отказ при этом может осуществляться в форме действия или бездействия. Иначе (дифференцированно) должен решаться данный вопрос применительно к оконченному покушению. Здесь добровольный отказ возможен далеко не всегда, а только в весьма редких случаях, когда между совершенным деянием и вызываемыми им общественно опасными последствиями существует разрыв во времени, в силу чего у лица сохраняется контроль над дальнейшим ходом событий (в частности, над развитием причинной связи в преступлениях с материальным составом). В рассматриваемой ситуации добровольный отказ может выражаться только в действии, т.е. активной форме поведения. Например, лицо с целью убийства устанавливает в автомобиле, принадлежащим предполагаемой жертве, взрывное устройство с часовым механизмом, но затем обезвреживает его.

4. Согласно ч.2 комментируемой статьи отказ от совершения преступления характеризуется двумя обязательными признаками: добровольностью и окончательностью. Добровольность означает, что лицо по собственной воле прекращает дальнейшую преступную деятельность, осознавая возможность доведения ее до конца. При этом не имеет значения, существовала ли на самом деле в действительности возможность доведения преступления до конца. Если отказ стал результатом возникновения непреодолимых или труднопреодолимых препятствий, то он признается вынужденным и влекущим уголовную ответственность на общих основаниях. Инициатива добровольного отказа может исходить как от самого субъекта преступления, так и от других лиц (потерпевших, родственников, знакомых и т.д.), которые могут при помощи советов, просьб или уговоров побудить его отказаться от доведения своего криминального поведения до конца. Однако в любом случае причина отказа должна стать в конечном счете результатом свободного волеизъявления виновного лица. Мотивы добровольного отказа весьма разнообразны: стыд, раскаяние, сострадание к жертве, страх перед наказанием и др. Как правило, самостоятельного уголовно-правового значения они не имеют.

Окончательность добровольного отказа означает, что лицо полностью и бесповоротно (навсегда) прекращает совершение начатого преступления, т.е. без намерения продолжить его в будущем. В этой связи не образует добровольного отказа временное приостановление преступной деятельности либо перенесение ее завершения на другой, более благоприятный период. Рассматриваемый признак отсутствует и тогда, когда имеет место отказ от повторной попытки совершить преступление после безрезультативности первой (например, отказ от повторного выстрела с целью убийства жертвы после промаха в первый раз). В данном случае общественная опасность лица и содеянного им сохраняются в полной мере, так как при первом посягательстве было сделано все необходимое для совершения преступления, но общественно опасные последствия не наступили по не зависящим от лица обстоятельствам. Поэтому указанное лицо должно нести уголовную ответственность за оконченное покушение на убийство. Однако сам факт отказа от повторения преступления может быть учтен при назначении наказания.

5. В соответствии с ч.2 ст.31 при наличии каждого из двух признаков добровольного отказа лицо по общему правилу не подлежит уголовной ответственности. Это является уголовно-правовым последствием добровольного отказа от доведения преступления до конца. Такое правило имеет исключение лишь в том случае, когда фактически совершенное до добровольного отказа деяние содержит иной состав преступления (ч.3 ст.31). Например, лицо, добровольно отказавшееся совершить изнасилование, должно нести уголовную ответственность за фактическое причинение в ходе покушения на это преступление средней тяжести вреда здоровью потерпевшей.

6. В ч.4 и 5 ст.31 регламентируются особенности добровольного отказа других (помимо исполнителя) соучастников преступления. Данный вопрос решается дифференцированно в зависимости от вида соучастника преступления.

Организатор и подстрекатель (с учетом их первостепенной роли в совершении преступления) не подлежат уголовной ответственности при наличии одного дополнительного, но весьма существенного условия: если им путем своевременного сообщения органам власти или иными предупредительными мерами (например, посредством отмены приказа о совершении преступления, применения физической силы или уговоров) удалось ликвидировать созданную ими же возможность для совершения преступления, т.е. предотвратить доведение преступления исполнителем до конца. В случае неудавшегося добровольного отказа с их стороны все действия указанных лиц по предотвращению преступления учитываются судом при назначении наказания как смягчающие обстоятельства (ст.61 УК РФ).

Пособник преступления (с учетом его второстепенной роли в совершении преступления) не подлежит уголовной ответственности также при наличии одного дополнительного, но менее радикального условия: если он лишь предпринял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления (например, сообщил о преступлении органам власти или вопреки обещанию не предоставил исполнителю орудие совершения преступления). При этом результативность или безрезультативность предпринятых им мер на их уголовно-правовую оценку не влияет. В то же время подлежит уголовной ответственности пособник, который заранее обещал скрыть преступление, если он отказался от своего обещания, но после совершения этого преступления. В данном случае пособник уже не в состоянии ликвидировать созданные им ранее предпосылки для совершения преступления.

7. Добровольный отказ нужно отличать от деятельного раскаяния. Во-первых, добровольный отказ возможен только до момента окончания преступления, а деятельное раскаяние - после. Во-вторых, цель добровольного отказа заключается в предотвращении общественно опасных последствий, тогда как цель деятельного раскаяния - в устранении или уменьшении этих последствий. В-третьих, если добровольный отказ внешне выражается в двух формах (активной и пассивной), то деятельное раскаяние всегда только в одной (активной). В-четвертых, различны их уголовно-правовые последствия: добровольный отказ исключает уголовную ответственность, а деятельное раскаяние по общему правилу смягчает назначаемое судом наказание (подробнее о деятельном раскаянии - см. комментарий к п."и", "к" ч.2 ст.62, ст.75 и ст.76 УК РФ).

Судебная практика

1. Лицо, добровольно и окончательно отказавшееся от доведения преступления до конца, не подлежит уголовной ответственности за это преступление: определение Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 января 2003 г. // БВС РФ. 2004. N 3.

2. Лицо не подлежит уголовной ответственности, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения конкретного преступления до конца: определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 февраля 2004 г. N 3-004-4 // БВС РФ. 2004. N 9.

3. Согласно ч.4 ст.31 УК РФ организатор преступления не подлежит уголовной ответственности лишь в том случае, если он своевременным сообщением органам власти или иными предпринятыми мерами предотвратил доведение преступления исполнителем до конца. В данном случае М. является организатором преступлений, совершенных К. Как установлено судом, М. не предпринял каких-либо мер по предотвращению преступлений Карелиным, организатором которых он явился: определение Верховного Суда РФ от 22 января 2007 г. N 1-006-54 // СПС...

CLASS="formattext topleveltext">

4. И., явившись с повинной, добровольно сообщил правоохранительным органам информацию, позволившую предотвратить преступление, что в соответствии с ч.4 ст.31 УК РФ является условием добровольного отказа подстрекателя и пособника от преступления: кассационное определение Верховного Суда РФ от 9 января 2013 г. N 33-012-36 // СПС...

5. В силу ч.2 ст.31 УК РФ лицо не подлежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца. Соответственно уголовное дело в части обвинения Г. в совершении преступления, предусмотренного ч.5 ст.33, п."а", "б" ч.4 ст.162 УК РФ, подлежит прекращению за отсутствием в его действиях состава преступления.

В то же время Г. в процессе приготовления к совершению преступления в отношении Н. совершил совместно с К. во время преследования Н. и при осуществлении попытки прохождения с оружием мимо поста ДПС незаконные хранение, передачу, перевозку и ношение огнестрельного оружия - обреза охотничьего ружья, за которые он в соответствии с ч.3 ст.31 УК РФ подлежит самостоятельной уголовной ответственности: кассационное определение Верховного Суда РФ от 4 апреля 2012 г. N 49-О12-9 // СПС...

Комментарий к главе 7 Соучастие в преступлении


Институт соучастия в преступлении, состоящий из положений Общей и Особенной частей УК РФ, имеет основное значение в системе мер борьбы с групповой преступностью. Уголовно-правовое значение института соучастия в преступлении выражается, во-первых, в том, что он определяет круг лиц, несущих уголовную ответственность за совместно совершенное преступление, оставляя за пределами этого круга многих фактических участников совместной преступной деятельности, в частности, лиц, не обладающих признаками субъекта преступления (возрастом, вменяемостью).

Во-вторых, институт соучастия определяет правовые основания и пределы уголовной ответственности соучастников преступления, прежде всего тех из них, кто не является исполнителем или соисполнителем преступления, так как их действия не охватываются конкретной статьей Особенной части УК РФ и предусмотрены гл.7 Общей части УК РФ.

В-третьих, совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) является отягчающим наказание обстоятельством в соответствии с п."в" ч.1 ст.63 УК РФ.

В-четвертых, в некоторых составах преступления (п."ж" ч.2 ст.105 УК РФ и др.) совершение их группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой является квалифицирующим признаком, влекущим более тяжкое наказание, чем за совершение преступления, образующего основной состав.

В двух последних случаях уголовный закон отражает повышенную общественную опасность групповых преступлений по сравнению с преступлением, совершаемым в одиночку. Совершение преступления группой лиц или соисполнительство обычно признается законодателем квалифицирующим признаком состава преступлений тогда, когда оно в существенной степени повышает результативность преступного деяния и является типичным для преступлений определенного вида. Это касается прежде всего насильственных преступлений (п."ж" ч.2 ст.105, п."а" ч.3 ст.111 УК РФ и др.) и корыстно-насильственных преступлений (ч.2 ст.162, п."а" ч.2 ст.163 УК РФ и др.), при совершении которых соединение усилий соисполнителей приводит к умалению способностей потерпевшего защитить свою телесную или психическую неприкосновенность в результате особого восприятия им посягательства как более опасного и в результате более эффективного преодоления его сопротивления непосредственным согласованным воздействием нескольких лиц. Эффективность соединения усилий нескольких лиц для воздействия на потерпевшего обуславливает типичность соисполнительства при совершении преступлений насильственным способом.

В случае совершения преступления соисполнителями ненасильственным способом совместными усилиями при выполнении объективной стороны деяния ими легче преодолеваются усилия потерпевшего по защите своих интересов. Например, при краже соисполнителям легче, чем одному лицу, взломать дверь квартиры. В отдельных случаях снижение защитных возможностей потерпевшего обусловлено восприятием им преступления, совершаемого соисполнителями, как более опасного (например, при ненасильственном грабеже). Однако нет такого существенного признака, повышающего результативность соисполнительства, как преодоление насилием сопротивления потерпевшего. Это означает, что соисполнительство при совершении этих преступлений рассматривается в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, в соответствии с п."в" ч.1 ст.63 УК РФ. Между тем эффективность соисполнительства при совершении ненасильственных преступлений значительно возрастает в результате усиления интенсивности взаимодействия между соучастниками, которая возникает при наличии особого способа согласования усилий соучастников - предварительного сговора на совершение преступления между ними. Предварительный сговор в сочетании с соисполнительством характерен для группы корыстных преступлений, поэтому такие посягательства нередко учитываются законодателем в качестве квалифицирующего признака (п."а" ч.2 ст.158, ч.2 ст.159 УК РФ и др.).

Организованная группа повышает общественную опасность любого преступления: в силу четкой дифференциации функций и согласования усилий между ее участниками она повышает результативность преступления, а стойкость преступных устремлений участников такой группы увеличивает возможность совершения ими новых преступлений. Совершение преступления организованной группой является типичным для насильственных, корыстных и корыстно-насильственных преступлений, поэтому в значительном числе случаев такое соучастие признается квалифицирующим признаком составов преступлений (п."ж" ч.2 ст.105, п."а" ч.3 ст.111, п."а" ч.4 ст.158, п."а" ч.4 ст.162 УК РФ и др.).

В-пятых, в ряде случаев устойчивые преступные группы являются конститутивным (обязательным и основным) признаком состава преступления: организованная группа - в ст.208, 209 УК РФ, преступное сообщество (преступная организация) - в ст.205_4, 210, 282_1 УК РФ. Это обусловлено тем, что определенные разновидности устойчивых преступных групп в силу факта своего существования обладают особой общественной опасностью и являются типичными для тех видов преступности, которые существуют только как групповая преступность, либо преимущественно как групповая, либо тяготеют к групповым формам выражения. Например, видовым объектом преступлений, предусмотренных ст.208-210 УК РФ, является общественная безопасность. Однако сама общественная безопасность состоит из нескольких непосредственных объектов уголовно-правовой охраны, представленных конкретными видами безопасности (производства различных работ, обращения с общеопасными предметами и т.д.), на которые посягают преступления, предусмотренные гл.24 УК РФ, и общей безопасности, на которую посягают непосредственно некоторые из преступлений, предусмотренных этой главой, в частности ст.205_4, 208-210 УК РФ. При создании рассматриваемых видов преступных групп нарушается состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства, так как появляется коллективный субъект преступной деятельности, посягающий на них. При нарушении общей безопасности, кроме того, создается угроза конкретным видам безопасности, предусмотренным гл.24 УК РФ, а также безопасности другим объектам уголовно-правовой охраны (жизни и здоровью, собственности и т.д.).

И, наконец, выделенные в законе устойчивые преступные группы являются типичными субъектами криминальной деятельности для тех видов преступности, которые тесно связаны с ее групповыми формами. Так, банда и преступное сообщество являются основными видами преступных групп, которые входят в организованную преступность. Эти виды групп характерны и для профессиональной преступности, которая предполагает наличие стойкой криминогенной среды, на основе которой возникают преступные группы. Незаконные вооруженные формирования свойственны терроризму, который также тяготеет к групповой преступной деятельности. Преступления террористического характера в силу особых мер защиты общества от них и в силу специфики террористического насилия предполагают тщательную и длительную подготовку к ним, вооруженность, соединение усилий многих лиц, сплочение их посредством жесткой дисциплины. Это возможно только в устойчивой преступной группе, обладающей признаками воинского формирования. Экстремизм как социальное явление также невозможен вне организованной негативной социальной среды.

Литература

1. Бабий Н.А. Соучастие в преступлении: формы, виды, ответственность. М., 2015.

2. Курсаев А.В. Неосторожное сопричинение в российском уголовном праве. М., 2015.

3. Чашин К.В. Уголовная ответственность за посредничество во взяточничестве. М., 2015.

4. Шатов С.А. Соучастие в преступлении. СПб., 2012.

5. Шеслер А.В., Смирнов И.О. Уголовно-правовая характеристика организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем. М., 2016.

Комментарий к статье 32. Понятие соучастия в преступлении


Постановления Пленума Верховного Суда РФ

1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое".

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18 ноября 2004 г. N 23 "О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве" // БВС РФ. 2005. N 1.

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30 ноября 2017 г. N 48 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате".

4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 г. N 24 "О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях" // БВС РФ. 2013. N 9.

5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 4 декабря 2014 г. N 16 "О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности".

1. Исходя из законодательного определения следует выделить два признака соучастия в преступлении, а именно: множественность субъектов преступления и совместность совершаемого ими преступления. Эти признаки в совокупности отличают соучастие от других случаев множественности участников преступления и стечения нескольких лиц в одном преступлении: посредственного причинения (ч.2 ст.33 УК РФ); неосторожного сопричинения; группового посягательства при одном субъекте преступления; участия одних лиц в негативной посткриминальной деятельности других лиц (несообщения о преступлении - ст.205_6 УК РФ, укрывательства преступлений - ст.316 УК РФ); деятельности групповых образований, образующих обстановку совершения преступления (например, толпы, придающей беспорядкам массовый характер - ст.212 УК РФ), воплощающих результат преступного деяния (например, притона для потребления наркотических средств - ст.232 УК РФ) или выступающих в качестве средства совершения преступления (например, некоммерческой организации, посягающей на личность и права граждан - ст.239 УК РФ).

2. Множественность субъектов преступления означает, во-первых, фактическую включенность в совершение одного и того же преступления двух и более участников. Включенность в совершение одного и того же преступления нескольких лиц не означает одинаковую квалификацию индивидуальных действий каждого из них. Различная квалификация действий соучастников возможна даже при соисполнительстве. Например, совместные действия, образующие шпионаж, совершенные гражданином России, будут квалифицироваться по ст.275 УК РФ, а совершенные гражданином иностранного государства или лицом без гражданства, - по ст.276 УК РФ. Во-вторых, этот признак означает, что каждый из этих участников должен быть субъектом преступления, т.е. достичь возраста уголовной ответственности ко времени совершения преступления (ст.20 УК РФ) и быть вменяемым в момент его совершения (ст.21 УК РФ).

ALIGN="justify" ID="P0484" CLASS="formattext topleveltext">

3. В судебной практике иногда необоснованно расширяется субъектный состав такой разновидности соучастия, как совершение преступления группой лиц. Так, в обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за III квартал 2004 г. отмечалось: "Убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего ... независимо от того, что некоторые из участников преступления не были привлечены к уголовной ответственности ввиду их невменяемости". Эта позиция, безусловно, противоречит действующему уголовному законодательству, так как участники группы в ч.1 ст.35 УК РФ названы исполнителями, которыми по смыслу ч.2 ст.33 УК РФ могут быть только лица, обладающие признаками субъекта преступления. Фактические участники совместно совершенного преступления могут быть признаны участниками группы не в уголовно-правовом, а в криминологическом значении. Такое участие и его общественная опасность тоже получают уголовно-правовую оценку через норму о посредственном совершении преступления (ч.2 ст.33 УК РФ). Однако эта оценка влечет уголовно-правовые последствия только для того участника группового посягательства, который является субъектом преступления и действия которого квалифицируются как действия исполнителя преступления, фактические участники совместной преступной деятельности могут быть подвергнуты различным формам индивидуального воздействия, относящимся к специально-криминологической профилактике. В тех случаях, когда имеет место фактическая ошибка одного из участников преступления в отношении возраста уголовной ответственности или вменяемости другого лица, совместно с ним совершающего преступление, то действия лица, допустившего такую ошибку, следует квалифицировать как покушение на совершение соответствующего преступления в соучастии (например, при совершении кражи по ч.3 ст.30 и п."а" ч.2 ст.158 УК РФ).

4. Судебная практика в большинстве случаев не придерживается расширительного толкования группы лиц. В частности, в п.12 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" отмечается: "Если лицо совершило кражу, грабеж или разбой посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, его действия (при отсутствии иных квалифицирующих признаков) следует квалифицировать по частям первым статей 158, 161 или 162 УК РФ как действия непосредственного исполнителя преступления (часть вторая статьи 33 УК РФ)".

5. Признак совместности совершаемого двумя и более лицами одного и того же преступления имеет объективную и субъективную стороны. Совместность преступления соучастников с объективной стороны означает причинение единого преступного результата общими усилиями соучастников и включает в себя общность деяния соучастников, единый для всех соучастников преступный результат и причинную связь между ними.

Общность деяния соучастников преступления означает взаимную обусловленность действий (бездействия) каждого из них. Эта общность достигается через разделение функций и соединение усилий соучастников в процессе совершения преступления. Разделение функций может осуществляться либо в виде простого распределения аналогичных усилий соучастников, либо в виде различных по характеру действий, обуславливающих действия других соучастников. Первая ситуация характерна для группового посягательства, когда каждый из соучастников полностью выполняет деяние, входящее в объективную сторону конкретного состава преступления (например, каждый из соучастников изнасилования применяет к потерпевшей насилие и вступает с ней в половую связь). При групповом посягательстве также возможно совершение фактически различных действий (например, при изнасиловании один из соучастников изнасилования применяет к потерпевшей насилие, а другой вступает с ней в половую связь). Однако во всех случаях группового посягательства действия соучастников получают уголовно-правовую оценку как исполнителей преступления. В частности, в п.10 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности" отмечается, что изнасилованием и насильственными действиями сексуального характера, совершенными группой лиц, должны признаваться не только действия лиц, непосредственно совершивших насильственное половое сношение или насильственные действия сексуального характера, но и действия лиц, содействовавших им путем применения физического или психического насилия к потерпевшему лицу или к другим лицам. Вторая ситуация характерна для соучастия с юридическим разделением ролей, когда действия соучастников преступления получают различную уголовно-правовую оценку в соответствии со ст.33 УК РФ.

6. Соединение усилий может происходить одновременно с совершением действий всех соучастников, что характерно для группового преступления, может происходить последовательно, когда один соучастник использует результаты уже совершенных действий другого соучастника. Последнее характерно для соучастия с юридическим разделением ролей. Однако такое соединение усилий возможно и при групповом преступлении. Например, участники преступной группы, занимающейся незаконным оборотом наркотиков, последовательно совершают указанные в ст.228_1 УК РФ действия в отношении одного и того же предмета преступления: одни производят наркотики, вторые их пересылают, третьи - сбывают. Эти действия являются последовательным соисполнительством в преступлении.

ALIGN="justify" ID="P048C" CLASS="formattext topleveltext">

7. Единство преступного результата при соучастии вытекает из взаимной обусловленности деяний соучастников, направленных к достижению единой цели и образующих общность деяния соучастников, содержащего в себе неизбежность или реальную возможность наступления преступного результата на всем протяжении выполнения объективной стороны определенного состава преступления. Единый преступный результат вменяется всем соучастникам преступления, обуславливает квалификацию их действий, а также вид и размер уголовного наказания, назначаемого каждому из них. Судебная практика исходит из вменения преступного результата как единого всем соучастникам преступления. Так, в п.25 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" отмечается, что при квалификации действий лиц, совершивших хищение в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы по признакам причинения значительного ущерба гражданину и в крупном размере следует исходить из общей стоимости похищенного всеми участниками преступной группы. В п.17 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях" также акцентируется внимание на вменении соучастникам получения взятки или коммерческого подкупа общего результата их действий: "Решая вопрос о квалификации получения взятки или предмета коммерческого подкупа в составе группы лиц по предварительному сговору либо организованной группы, следует исходить из общей стоимости ценностей (имущества, имущественных прав, услуг имущественного характера), предназначавшихся всем участникам преступной группы". В п.13 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве" подчеркивается: "При исчислении размера дохода, полученного организованной группой лиц, судам следует исходить из общей суммы дохода, извлеченного всеми ее участниками".

Безусловно, вменение преступного результата как единого всем соучастникам преступления не исключает необходимость установления вклада каждого из соучастников в совместно совершенное преступление. Установление этого вклада лежит в основе дифференциации и индивидуализации их ответственности.

CLASS="formattext topleveltext">

8. Единство преступного результата при соучастии определяет особенности причинной связи, которая существует между общим деянием соучастников и единым для них преступным результатом. Данное обстоятельство обусловлено тем, что соучастники совершают одно преступление. Поэтому деяние каждого из них следует рассматривать как составную часть общей причины - совместного деяния. Деяния каждого из соучастников не могут содержать в себе неизбежность или реальную возможность причинения вреда, которая требуется для причинной связи как признака состава преступления. Наличие причинных связей между действиями нескольких лиц и одним результатом характеризует лишь их причастность к одному преступному результату, а не совместность их действий. В данном случае самостоятельно развивающиеся причинные связи пересекаются в одном последствии. В частности, не образуют соучастия причинение одним лицом другому тяжкого вреда здоровью и некачественно произведенная врачом операция потерпевшему, доставленному в больницу, которая привела к смерти последнего. Каждое из этих лиц совершило разные преступления: одно лицо умышленно причинило тяжкий вред здоровью потерпевшего (ст.111 УК РФ), а врач причинил потерпевшему смерть вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей (ч.2 ст.109 УК РФ).

9. С субъективной стороны совместность совершаемого соучастниками преступления означает совместность умысла этих лиц при совершении ими умышленного преступления. Совместность умысла соучастников характеризуется особенностями интеллектуального и волевого моментов. Особенности интеллектуального момента состоят, во-первых, в осознании каждым из соучастников взаимной обусловленности деяний друг друга, во-вторых, в предвидении единого результата совместного деяния и осознании причинной связи между общностью деяния и единым результатом. Осознание каждым из соучастников этих обстоятельств предполагает наличие между ними двусторонней субъективной связи, которая может выражаться как в детальном знании о деяниях друг друга, так и в знании соучастниками только о намерении двух или более лиц совершить определенное преступление совместно и в знании о характере совершаемых преступных действий. Причем некоторые соучастники могут знать не всех участников преступления, а только одного из них. Случаи причастности нескольких лиц к совершению одного преступления при односторонней субъективной связи соучастием в преступлении не являются, так как лицо, которое не осознает оказанного ему содействия другими лицами, действует свободно не в полной мере, в определенном смысле является орудием преступного посягательства в руках других лиц.

Особенности волевого момента состоят в совместности волевых усилий соучастников, которые воплощаются в наличии у них общей групповой цели, реализуемой в преступлении.

Вопрос о том, каким должен быть умысел при соучастии, решается в зависимости от вида соучастия, а именно: действия организатора преступления возможны только с прямым умыслом, поскольку у него всегда есть цель - соединение усилий других соучастников, действия иных соучастников могут совершаться как с прямым, так и с косвенным умыслом, т.к. в значительном числе случаев они лишь допускают наступление определенного преступного результата.

10. Совместность умысла не исключает того, что мотивы и конкретные цели участия в преступлении каждого из участников могут быть различными. Например, один из соисполнителей убийства действует из корыстных побуждений, не желая возвращать потерпевшему долг, а другой по мотивам мести. Соответственно действия первого из них будут квалифицированы по п."з" ч.2 ст.105 УК РФ, а действия второго - по п."е.1" ч.2 ст.105 УК РФ.

11. Особенности интеллектуального и волевого моментов при соучастии образуют психическую общность соучастников преступления, которая отличает соучастие от неосторожного сопричинения, при котором деяния нескольких лиц вызывают самостоятельно развивающиеся причинные связи, пересекающиеся в одном последствии. При неосторожном сопричинении в деяниях нескольких лиц нет групповой цели. Поэтому при совершении неосторожного преступления одно лицо не в состоянии предвидеть и предотвратить последствия неосторожного преступного поведения других лиц. Это означает, что каждое из этих лиц несет ответственность не за совместно причиненный вред, а за вред, причиненный индивидуально по неосторожности.

12. Вопрос об уголовной ответственности за соучастие в преступлениях, совершенных с двумя формами вины (ст.27 УК РФ), решается следующим образом: неосторожное причинение преступного результата выходит за пределы соучастия, поэтому за этот результат уголовную ответственность несет только тот, кто его причиняет. Например, если несколькими лицами совместно умышленно причинен тяжкий вред здоровью, повлекший по неосторожности смерть потерпевшего (ч.4 ст.111 УК РФ), то за наступление первого преступного результата (тяжкого вреда здоровью) уголовную ответственность несут все соучастники (исполнитель, организатор, подстрекатель, пособник), а за наступление второго преступного результата (смерть потерпевшего) - только тот, кто его причиняет (исполнитель и соисполнитель преступления).

Судебная практика

1. Нанесение виновными лицами множественных ударов потерпевшему в жизненно важные органы свидетельствует о наличии у каждого из них умысла на лишение потерпевшего жизни, а не на причинение тяжкого вреда его здоровью: апелляционный приговор Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 апреля 2016 г. N 49-АПУ16-5 // БВС РФ. 2016. N 12.

2. Пособник, оказывая содействие исполнителю преступления, должен осознавать, в каком преступлении он исполняет роль соучастника: постановление Президиума Верховного Суда от 6 декабря 2002 г. по делу Ц. и др.// БВС РФ. 2003. N 7.

3. Лицо, не содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением средств или устранением препятствий, необоснованно было признано виновным в пособничестве: определение Военной коллегии Верховного Суда РФ от 4 апреля 1997 г. по делу Т. // БВС РФ. 1997. N 8.

4. Лицо, заранее хотя и осведомленное о преступных намерениях иных лиц, но участия в разбойном нападении не принимавшее и содействия им не оказавшее, соучастником разбоя признано быть не может: постановление президиума Орловского областного суда от 16 июня 1994 г. по делу Ю. и др. // БВС РФ. 1995. N 4.

Комментарий к статье 33. Виды соучастников преступления


Постановления Пленума Верховного Суда РФ

1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое".

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г. N 1 "О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних".

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2011 г. N 11 "О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности" // БВС РФ. 2011. N 8.

4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 февраля 2012 г. N 1 "О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности" // БВС РФ. 2012. N 4.

5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 4 декабря 2014 г. N 16 "О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности".

1. В основе выделения видов соучастников лежит функциональная роль каждого из них в совместном совершении преступления.

2. Исполнитель преступления в различных формах выполняет объективную сторону конкретного состава преступления, предусмотренного Особенной частью УК РФ, остальные соучастники создают для этого необходимые условия. Действующий уголовный закон предусматривает три вида исполнителей преступления.

Во-первых, исполнителя, непосредственно совершившего преступление, то есть лицо, самостоятельно выполнившее конкретный состав преступления, предусмотренный статьей Особенной части УК РФ.

Во-вторых, соисполнителя преступления, то есть лицо, которое наряду с другими исполнителями полностью или частично выполнило объективную сторону конкретного состава преступления, предусмотренного статьей Особенной части УК РФ. Например, в п.10 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности" указывается: "Изнасилованием и насильственными действиями сексуального характера, совершенными группой лиц (группой лиц по предварительному сговору, организованной группой), должны признаваться не только действия лиц, непосредственно совершивших насильственное половое сношение или насильственные действия сексуального характера, но и действия лиц, содействовавших им путем применения физического или психического насилия к потерпевшему лицу или к другим лицам. При этом действия лиц, лично не совершавших насильственного полового сношения или насильственных действий сексуального характера, но путем применения насилия или угроз содействовавших другим лицам в совершении преступления, следует квалифицировать как соисполнительство в совершении изнасилования или насильственных действий сексуального характера".

Как соисполнительство квалифицируются действия лиц, которые выполнили полностью или частично объективную сторону состава преступления с другими лицами и одновременно участвовали в преступлении фактически в роли организатора, подстрекателя или пособника. Это вытекает из редакции ч.3 ст.34 УК РФ и обусловлено тем, что именно роль исполнителя преступления является ключевой в смысле воплощения усилий других соучастников преступления. Различная общественная опасность действий соисполнителей преступления, из которых выделяются фактические организаторы, подстрекатели и пособники, может быть учтена при привлечении их к уголовной ответственности и назначении им наказания исходя из вклада каждого из них в совместно совершенное преступление (ч.1 ст.31, ч.1 ст.67 УК РФ).

В-третьих, исполнителя, который участвовал в преступлении, выполняя объективную сторону конкретного состава преступления посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу того, что они не являются субъектами преступления (не достигли возраста уголовной ответственности, невменяемы) или в силу других обстоятельств (например, обстоятельств, исключающих преступность деяния). Фактическое выполнение объективной стороны состава преступления лицами, не подлежащими уголовной ответственности, в судебной практике именуется посредственным причинением. В частности, в п.42 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних" указывается: "В случае совершения преступления несовершеннолетним, не подлежащим уголовной ответственности, лицо, вовлекшее его в совершение преступления, в силу части 2 статьи 33 УК РФ несет ответственность за содеянное как исполнитель путем посредственного причинения". Аналогичное положение содержится в п.12 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое": "Если лицо совершило кражу, грабеж или разбой посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, его действия... следует квалифицировать... как действия непосредственного исполнителя преступления.".

3. В отдельных случаях законодатель организаторские, подстрекательские и пособнические действия предусматривает в виде самостоятельного состава преступления. Такие действия квалифицируются по соответствующей статье УК как действия исполнителя преступления без ссылки на соответствующую часть ст.33. Например, создание и руководство преступным сообществом квалифицируются по ст.210 УК РФ, склонение к совершению преступлений, предусмотренных ст.205-205_5, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360 и 361 УК РФ, квалифицируется по ч.1 ст.205_1 УК РФ, пособничество совершению преступлений, предусмотренных ст.205, ч.3 ст.206, ч.1 ст.208 УК РФ, квалифицируется по ч.3 ст.205_1 УК РФ.

4. Организатор преступления - это организатор конкретных преступлений или организатор преступной группы.

Организатор конкретного преступления - лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением (ч.3 ст.33). Организация совершения преступления состоит в соединении усилий соучастников при его подготовке (подбор соучастников, разработка плана, распределение ролей и т.д.). Руководство совершением преступления выражается в соединении усилий соучастников непосредственно в процессе преступного посягательства (дача необходимых распоряжений соучастникам, перераспределение ролей и т.д.). Если деятельность организатора преступления образует самостоятельный состав преступления (например, в ст.212 УК РФ), то она квалифицируется как деятельность исполнителя преступления без ссылки на ст.33. Нередко организатор преступления своей деятельностью выполняет кроме своей роли также роли подстрекателя или пособника, однако отличие его роли от роли других соучастников состоит в том, что он соединяет усилия других лиц, совместно совершающих преступления.

ID="P04B6" CLASS="formattext topleveltext">

5. Деятельность организатора преступной группы выражается в создании организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) либо в руководстве ими. Обычно лицо, создавшее группу, в последующем становится ее руководителем. Следует обратить внимание на то, что уголовное законодательство предусматривает организаторов двух видов групп, а именно: организованной группы (ч.3 ст.35, ст.208, ст.209 УК РФ) и преступного сообщества (ч.4 ст.35, 205_4, 210, 282_1 УК РФ). В тех случаях, когда деятельность организатора преступной группы образует самостоятельный состав преступления, она квалифицируется как деятельность исполнителя преступления по ст.205_4, 208, 209, 210, 282_1 УК РФ без ссылки на ч.3 ст.33.

6. Различие организаторов конкретных преступлений и организаторов преступных групп имеет большое практическое значение, поскольку различными являются основания и пределы уголовной ответственности этих лиц (см., например, комментарий к ст.208-210 УК РФ).

7. Подстрекатель преступления - это лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления любым способом. Исходя из этого определения, можно сделать следующие выводы. Во-первых, подстрекателем является тот, кто возбудил (породил) у другого лица решимость совершить преступление. Причем это возможно как в тех случаях, когда намерение совершить преступление еще не возникло, так и в тех случаях, когда это намерение возникло, однако еще не перешло в решимость.

Во-вторых, подстрекательством может быть возбуждение решимости совершить именно преступление, а не иное уголовно ненаказуемое деяние (административное правонарушение, общественно опасное деяние лица, не обладающего признаками субъекта преступления и т.д.). Подстрекательство к совершению непреступных действий может образовывать самостоятельный состав преступления, однако такое подстрекательство соучастием в преступлении не является. Так, в ст.151 УК РФ предусмотрено вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий. В ст.150 УК РФ говорится о вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления, однако, если вовлекается лицо, не достигшее возраста уголовной ответственности или невменяемое, то такие действия не образуют соучастия в вовлекаемом преступлении. Не образуют соучастия сходные с подстрекательством действия, направленные на возбуждение решимости совершить деяния, образующие состав административного правонарушения: потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача (ст.6.9 КоАП РФ), занятие проституцией (ст.6.9 КоАП РФ). Такие действия могут содержать в себе признаки самостоятельных составов преступлений (ст.230, 240 УК РФ).

В-третьих, подстрекательство всегда конкретно. Это означает, что подстрекательством может быть возбуждение решимости совершить только конкретное преступление, а не возбуждение решимости заниматься преступной деятельностью вообще. Обучение определенному преступному ремеслу, формирование криминального мировоззрения, общего желания заниматься преступной деятельностью подстрекательства не образует. Кроме того, возбуждать решимость можно только у конкретных лиц. Действующее уголовное законодательство знает исключения из этого свойства подстрекательства. Эти исключения, как правило, составляют самостоятельные составы преступлений, совершение которых квалифицируется как действия исполнителя. В частности, в ст.280_1 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации. Судебная практика исходит из того, что указанные призывы направлены на возбуждение решимости совершить преступление у неопределенного круга лиц и, кроме того, на совершение преступления определенного рода, без указания на то, какое конкретно. В п.6.2 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности" отмечается, что "...публичные призывы, предусмотренные ст.280_1 УК РФ, не должны быть направлены на склонение определенных лиц к совершению конкретных уголовно-наказуемых деяний. Если такие призывы конкретизированы, то действия виновного квалифицируются по правилам совокупности преступлений, т.е. по ст.280 УК РФ и по той статье УК РФ, которая предусматривает состав преступления, к которому подстрекает виновный".

8. Между тем законодатель стал прибегать к формулированию подстрекательства к конкретному преступлению в качестве самостоятельного состава преступления. В частности, таким составом преступления является содействие террористической деятельности в форме склонения к совершению хотя бы одного из преступлений, образующих эту деятельность (ч.1 ст.205_1 УК РФ). В данном случае действия лица следует квалифицировать по совокупности преступлений, а именно по ч.1 ст.205_1 УК РФ и по соответствующей статье УК, предусматривающей преступление, к которому подстрекал виновный, со ссылкой на ч.4 ст.33 как действия подстрекателя. Однако такая квалификация возможна в тех случаях, когда санкция, предусмотренная в ч.1 ст.205_1 УК РФ равна или меньше санкции, предусмотренной за соответствующее преступление террористического характера, например санкции, предусмотренной ч.1 ст.205 УК РФ. Напротив, излишней представляется квалификация действий такого подстрекателя по совокупности ч.1 ст.205_1 УК РФ и ч.1 ст.211 УК РФ, в силу отсутствия указанного соотношения между санкциями этих статей.

9. Действия лица могут быть названы подстрекательством в том случае, когда они не только объективно повлияли на формирование умысла исполнителя преступления, но и когда это преступление охватывалось умыслом подстрекателя, который может быть прямым или косвенным.

Способ действий подстрекателя уголовно-правового значения не имеет. Законодатель оставляет открытым перечень способов подстрекательства и называет наиболее типичные из этих способов: уговор, подкуп, угроза. Уговор представляет собой убеждение соучастника в необходимости совместно с другими лицами совершить преступление, подкуп - создание у соучастника материальной заинтересованности в преступлении (обещание денег, имущества и т.д.), угроза - воздействие на психику другого соучастника (словом, письменно, конклюдентными действиями), которое является реально выраженным намерением причинить этому соучастнику физический, психический, имущественный или моральный вред (например, огласить сведения о его интимной жизни). Возможны иные способы подстрекательства (поручение, обман, приказ и т.д.), однако все они должны быть направлены на возбуждение у другого соучастника решимости совершить преступление.

10. Пособник преступления - это лицо, которое в отличие от подстрекателя не возбуждает, а укрепляет уже возникшую у другого лица независимо от пособника решимость совершить преступление. Различают физическое и интеллектуальное виды пособничества, признаки которых могут одновременно содержаться в действиях одного лица.

Физическое пособничество состоит в содействии преступлению путем предоставления физической, материальной или организационной помощи другому лицу в процессе подготовки или совершении преступления. В законодательстве это пособничество определено как содействие преступлению предоставлением средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий.

Интеллектуальное пособничество состоит в укреплении решимости других участников совершить преступление путем психического воздействия пособника на их сознание и волю. Законодатель дает перечень действий, в которых может выражаться интеллектуальное пособничество: содействие совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, заранее данное обещание скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, приобрести или сбыть такие предметы. Последующие действия по выполнению данного пособником обещания сами по себе преступления не образуют, так как не влияют на укрепление умысла других соучастников преступления, прежде всего исполнителя. Если действия по укрывательству преступлений не были заранее обещаны, они не образуют соучастия в преступлении, а представляют собой в случае, предусмотренном ст.316 УК РФ, самостоятельную форму преступной деятельности - укрывательство. Это обусловлено тем, что заранее не обещанное укрывательство не находится в причинной и виновной связи с совершенным преступлением. Такое укрывательство имеет место после совершения преступления, поэтому оно объективно не может укрепить решимость исполнителя или других соучастников, а субъективно умысел укрывателя также не может быть направлен на оказание помощи исполнителю.

11. Не является пособничеством и другая форма прикосновенности к преступлению, а именно несообщение о преступлении, которое не было заранее обещано (ст.205_5 УК РФ). Заранее обещанное несообщение о преступлении укрепляет решимость других соучастников совершить преступление, так как предоставляет им информацию об отсутствии возможного содействия государству в предотвращении преступления со стороны конкретных лиц. Поэтому такое несообщение находится в причинной и виновной связи с совершенным в соучастии преступлении. Напротив, заранее не обещанное несообщение в указанной связи с совершенным преступлением не находится. Такое несообщение имеет место после совершения преступления, поэтому оно объективно не может укрепить решимость исполнителя или других соучастников.

Если деятельность пособника образует самостоятельный состав преступления (например, в ч.3 ст.205_1 УК РФ), то она квалифицируется как деятельность исполнителя преступления без ссылки на ст.33. Причем судебная практика исходит из того, что не требуется дополнительная квалификация по другим статьям УК, предусматривающим преступление, совершению которого содействовал виновный. Так, в п.17.1 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности" указано: "...ответственность за пособничество по части 3 статьи 205_1 УК РФ наступает при условии, если оно имело место в совершении хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьей 205, частью 3 статьи 206, частью 1 статьи 208 УК РФ. Указанное пособничество охватывается частью 3 статьи 205_1 УК РФ и не требует дополнительной квалификации по статье 205, части 3 статьи 206, части 1 статьи 208 УК РФ".

Судебная практика

1. Предварительно согласованные действия виновных обоснованно признаны соисполнительством в совершении разбоя и убийстве двух лиц: определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 мая 2014 г. N 32-АПУ14-8 // БВС РФ. 2015. N 1.

2. Лицо, участвовавшее в совершении разбойного нападения, обоснованно признано соисполнителем преступления: определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 апреля 2008 г. N 48-007-98 // БВС РФ. 2008. N 9.

3. Осужденная обоснованно признана соисполнителем в совершении изнасилования группой лиц: определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 4 сентября 2007 г. N 9-007-61 // БВС РФ. 2008. N 5.

CLASS="formattext topleveltext">

4. Действия лица как организатора в получении взяток излишне квалифицированы еще и как пособничество: постановление Президиума Верховного Суда РФ от 31 января 2007 г. N 596-П06 // БВС РФ. 2007. N 12.

5. В соответствии с ч.2 ст.33 УК РФ исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями). Соучастие в форме пособничества в убийстве не образует квалифицирующий признак "совершенное группой лиц по предварительному сговору". Если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей УК РФ в качестве квалифицирующего признака преступления, оно не может повторно учитываться при назначении наказания в качестве отягчающего обстоятельства: определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 апреля 2006 г. N 23-О06-14 // БВС РФ. 2006. N 10.

Комментарий к статье 34. Ответственность соучастников преступления


Постановления Пленума Верховного Суда РФ

1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. N 1 "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм".

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 декабря 2006 г. N 64 "О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления" // БВС РФ. 2007. N 3.

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 июля 2010 г. N 12 "О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)" // БВС РФ. 2010. N 8.

4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2011 г. N 11 "О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности".

5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 февраля 2012 г. N 1 "О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности".

CLASS="formattext topleveltext">

1. В комментируемой статье определяются основания и пределы уголовной ответственности за соучастие в преступлении, общие правила квалификации действий соучастников, правила квалификации действий соучастников при соучастии в преступлениях со специальным субъектом, а также при предварительной преступной деятельности исполнителя преступления и неудавшемся подстрекательстве. Следует отметить, что ст.34 содержит лишь общие положения об уголовной ответственности соучастников преступления, конкретизируемые в других статьях УК РФ, к которым следует обращаться при раскрытии положений ст.34.

2. Фактическое основание уголовной ответственности соучастников состоит в совершении каждым из них преступления, поскольку деяние каждого из них содержит его признаки, указанные в ч.1 ст.14 УК РФ.

Юридическое основание уголовной ответственности соучастников заключается в наличии в действиях каждого из них признаков конкретного состава преступления. Однако если исполнители (соисполнители) выполняют объективную сторону конкретного состава преступления, предусмотренного определенной статьей Особенной части УК РФ, то другие соучастники создают для этого необходимые условия. Поэтому действия исполнителей (соисполнителей) преступления квалифицируются по соответствующей статье Особенной части УК РФ, действия других участников, кроме того, со ссылкой на соответствующую часть ст.33 УК РФ.

3. Пределы уголовной ответственности соучастников вытекают из оснований их ответственности и обусловлены, во-первых, пределами, установленными статьей Особенной части УК РФ, по которой квалифицированы действия соучастников, с учетом положений Общей части УК РФ, во-вторых, пределами личной виновности каждого соучастника. Первое положение означает, что к соучастникам могут быть применены только те виды уголовной ответственности и в тех пределах, которые предусмотрены действующим уголовным законом, в частности, наказание каждому соучастнику может быть назначено лишь того вида и в тех пределах, которые предусмотрены конкретной статьей Особенной части УК РФ, за исключением случаев, специально предусмотренных законом (например, в ст.65 УК РФ). Второе положение означает, что причиненный преступлением вред вменяется всем соучастникам, так как деяние каждого из них является вкладом в совместную преступную деятельность. Однако вклад каждого соучастника является различным, поэтому уголовный закон содержит требования о дифференциации и индивидуализации уголовной ответственности и наказания соучастников преступления.

ID="P04E2" CLASS="formattext topleveltext">

4. Дифференциация уголовной ответственности и наказания соучастников является средством законодательной оценки общественной опасности преступлений определенного вида и лиц, их совершивших в соучастии, и осуществляется соответственно через установление в законе вида и меры уголовной ответственности, а также вида и размера уголовного наказания. Дифференциация уголовной ответственности и наказания при соучастии выражается, во-первых, в том, что в некоторых составах преступлений, как уже отмечалось, их совершение группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой является квалифицирующим признаком, влекущим более суровое наказание, чем совершение преступления, образующего основной состав. Во-вторых, в тех случаях, когда организованная группа или преступное сообщество являются конститутивным признаком состава преступления, за создание таких групп, руководство или участие в них соответствующей статьей Особенной части УК РФ предусмотрена самостоятельная санкция (ст.208, 210 УК РФ и др.). В-третьих, законодательно установлена специфика пределов уголовной ответственности организаторов и руководителей организованных групп и преступных сообществ по сравнению с пределами уголовной ответственности организаторов конкретных преступлений. Такая специфика состоит в том, что указанные пределы расширены, а именно: данные лица несут уголовную ответственность не только за организацию таких групп и руководство ими, но и за все преступления, совершенные группами, если они охватывались умыслом этих лиц (ч.5 ст.35 УК РФ). Безусловно, что речь должна идти не о всех преступлениях, а только о тех из них, которые охватывались целями, для которых была создана организованная группа или преступное сообщество. Например, организаторам и руководителям террористического сообщества будут вменяться те преступления, совершенные таким сообществом, которые не только охватывались умыслом этих лиц, но и являлись реализацией целей сообщества, указанных в ч.1 ст.205_1 УК РФ.

5. Индивидуализация уголовной ответственности и наказания соучастников является средством судебной оценки общественной опасности конкретного преступления и лица, его совершившего в соучастии, через выбор судом вида и меры уголовной ответственности, а также вида и размера уголовного наказания в отношении конкретного лица.

Индивидуализация уголовной ответственности и наказания соучастников преступления выражается, во-первых, в закрепленных в ч.1 ст.34 и ч.1 ст.67 УК РФ требованиях об учете характера и степени фактического участия каждого из соучастников в совершении преступлений при привлечении их к уголовной ответственности и при назначении наказания. Характер участия в преступлении - это осуществляемая соучастником преступления роль: исполнителя, организатора, подстрекателя или пособника. Степень фактического участия в преступлении - это проявленная соучастником активность при выполнении той или иной роли. Степень участия во многом определяется ролью соучастников в преступлении. Обычно более весомый вклад делают исполнители и организаторы, поэтому они, как правило, наказываются строже. Однако жесткой зависимости между характером и степенью участия в совместно совершенном преступлении нет, поэтому вклад других соучастников (пособников, подстрекателей) может быть в ряде случаев более весомым и влечь повышенную ответственность. Такая ситуация характерна для преступлений, совершенных с участием лидеров преступных сообществ, конкретная роль которых в целях маскировки их лидерских функций может выражаться лишь в пособничестве преступлению, совершенному рядовыми участниками преступного сообщества. В ч.1 ст.67 УК РФ некоторым образом уточняется степень фактического участия и указывается на его значение для достижения цели преступления, его влияние на характер или размер причиненного или возможного вреда.

Во-вторых, в учете деятельного раскаяния соучастников. Способствование изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления является обстоятельством, смягчающим наказание (п."и" ч.1 ст.61 УК РФ). Если при этом нет отягчающих обстоятельств, срок и размер наказания не могут превышать 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ (ч.1 ст.62). Участнику группового преступления, активно содействующему его раскрытию, суд может назначить в соответствии с ч.1 ст.64 УК РФ наказание ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ, или назначить более мягкий вид наказания, чем предусмотрен этой статьей, или не применять дополнительный вид наказания, предусмотренный в качестве обязательного. Деятельное раскаяние в форме добровольного прекращения участия лица в деятельности некоторых преступных групп (при отсутствии в его действиях иного состава преступления), является основанием освобождения его от уголовной ответственности (примечание к ст.282_1 УК РФ). Для участников террористического сообщества, незаконного вооруженного формирования и преступного сообщества (преступной организации) законодатель выдвигает дополнительные условия: сообщение о существовании террористического сообщества (примечание к ст.205_4 УК РФ), сдача оружия (примечание к ст.208 УК РФ), активное способствование раскрытию или пресечению преступления (примечание к ст.210 УК РФ).

В-третьих, в том, что совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества, особо активная роль в совершении преступления являются обстоятельствами, отягчающими наказание (п."в", "г" ч.1 ст.63 УК РФ).

В-четвертых, в учете смягчающих или отягчающих наказание обстоятельств, относящихся к личности одного из соучастников преступления, только этому соучастнику (ч.2 ст.67 УК РФ).
ID="P04E6" CLASS="formattext topleveltext">

6. Уголовный закон допускает возможность соучастия в преступлениях со специальным субъектом лиц, не являющихся таковыми. Эта возможность следует из того, что такие лица могут оказать специальному субъекту реальную помощь в совершении преступления. Однако в комментируемой статье предусмотрены не все случаи соучастия в преступлениях со специальным субъектом. Положения ч.4 ст.33 УК РФ применяются только в тех случаях, когда круг субъектов преступления ограничен. Такое ограничение может быть прямо предусмотрено законом. Например, субъектами преступлений против военной службы в соответствии с ч.1 ст.331 УК РФ могут быть военнослужащие, проходящие военную службу по призыву либо по контракту, а также граждане, пребывающие в запасе, во время прохождения ими военных сборов. Кроме того, это ограничение нередко вытекает из сути самого преступления, которое может быть совершено только лицами, обладающими помимо признаков общего субъекта преступления дополнительными уголовно-правовыми признаками. В частности, в соответствии с п.7 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления" субъектом преступления, предусмотренного ст.199 УК РФ, могут быть руководители и главные бухгалтера (заменяющие их лица) организации-налогоплательщика, так как на них возложена обязанность предоставления налоговой декларации и иных документов, составляющих предмет указанного преступления. Иные соучастники этого преступления могут выполнять лишь роль организаторов, подстрекателей или пособников даже в тех случаях, когда они фактически участвовали в выполнении объективной стороны преступления, например, оформляли первичные документы бухгалтерского учета.

Однако в тех случаях, когда характеристика специального субъекта в законе является достаточно общей, круг лиц, которые могут быть субъектами преступления, строго не ограничен (субъект преступления является общеспециальным), лица, не являющиеся специальными субъектами, могут быть соисполнителями указанных преступлений, если они фактически участвовали в выполнении хотя бы части основного признака объективной стороны преступления - деяния. Например, исполнителем изнасилования может быть только мужчина, однако если женщина участвовала в преодолении физического сопротивления потерпевшей, она является соисполнителем этого преступления.

ALIGN="justify" ID="P04E8" CLASS="formattext topleveltext">

7. Вместе с тем судебная практика допускает квалификацию как соисполнительства действий тех участников организованных групп, которые не обладают признаками специального субъекта преступления, однако участвуют в совершении преступления, круг субъектов которого ограничен. Так, в п.16 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях" отмечается: "В организованную группу, помимо одного или нескольких должностных лиц или лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, могут входить лица, не обладающие признаками специального субъекта получения взятки или коммерческого подкупа. В случае признания получения взятки либо предмета коммерческого подкупа организованной группой действия всех ее членов, принимавших участие в подготовке и совершении этих преступлений, независимо от того, выполняли ли они функции исполнителя, организатора, подстрекателя или пособника, подлежат квалификации по соответствующей части статьи 290 или ст.204 УК РФ без ссылок на статью 33 УК РФ".

8. Судебной практикой разрешена проблема квалификации действий фактических соисполнителей одного и того же преступного деяния, каждый из которых обладает признаками специального субъекта разных преступлений, сходных по своей объективной стороне. Несмотря на то, что такими лицами совершено в соисполнительстве одно преступление, их действия квалифицируются по различным статьям УК, так как каждый из них выполняет свой состав преступления.

Кроме того, действия фактических соисполнителей одного и того же преступного деяния могут быть квалифицированы как действия исполнителей по различным статьям УК РФ даже в тех случаях, когда один из них обладает признаками специального субъекта, а другой - признаками общего субъекта преступлений. Такая квалификация осуществляется, когда действия этих лиц, сходных по своей объективной стороне, предусмотрены общей и специальной нормой. Например, один из соисполнителей убийства совершает его в состоянии аффекта, вызванного противоправным или аморальным поведением потерпевшего, а другой из соисполнителей - из чувства обычной неприязни к потерпевшему. Действия первого из них будут квалифицированы по ч.1 ст.107 УК РФ, действия второго - по ч.1 ст.105 УК РФ. Совместные действия, образующие насилие в отношении начальника, совершаемые военнослужащим, будут квалифицированы по ст.334 УК РФ, а совершаемые лицом, не обладающим признаками субъекта, указанными в ч.1 ст.331 УК РФ, по соответствующим статьям о преступлениях против личности и т.д.

CLASS="formattext topleveltext">

9. К вопросам, характеризующим соучастие со специальным субъектом, относится вопрос об обстоятельствах, относящихся к личности одного из соучастников. Эти обстоятельства вменяются другим соучастником преступления при наличии двух условий. Во-первых, они охватываются умыслом соучастников. Во-вторых, они повышают общественную опасность не только личности одного из соучастников, но и деяния в целом. Указанные обстоятельства могут быть двух видов, а именно: одни из них являются квалифицирующими признаками состава преступления (например, мотив религиозной ненависти при убийстве, предусмотренный п."л" ч.2 ст.105 УК РФ), другие - обстоятельствами, отягчающими наказание (например, мотив религиозной ненависти, предусмотренный п."е" ч.1 ст.63 УК РФ). Мотив религиозной ненависти увеличивают общественную опасность не только личности одного из соучастников, но и преступления в целом. Данное обстоятельство обусловлено тем, что такой мотив в значительной степени концентрируют направленность воли лица на совершение преступления даже в условиях, препятствующих этому.

Если указанные обстоятельства, относящиеся к личности одного из соучастников, не охватываются умыслом других соучастников или не повышают общественную опасность деяния в целом, они вменяются только этому соучастнику. К обстоятельствам, повышающим общественную опасность только личности одного из соучастников, также относятся как квалифицирующие признаки некоторых составов преступлений (например, судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетних, предусмотренная ч.5 ст.131 УК РФ), так и обстоятельства, отягчающие наказание (например, рецидив преступлений, предусмотренный п."а" ч.1 ст.63 УК РФ).

10. В ряде случаев законодатель предусматривает в качестве признака привилегированного состава преступления (например, убийство матерью новорожденного ребенка в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости, в ст.106 УК РФ) или в качестве обстоятельства, смягчающего наказание (например, несовершеннолетие виновного в п."б" ч.1 ст.61 УК РФ), обстоятельства, снижающие общественную опасность только личности одного из соучастников. Эти обстоятельства не влияют на снижение общественной опасности совместно совершенного преступления в целом даже при их осознании другими соучастниками. Поэтому в отношении последних лиц такие обстоятельства не учитываются ни при квалификации их действий, ни при назначении им наказания. В частности, действия соисполнителя убийства матерью новорожденного ребенка квалифицируются по "в" ч.2 ст.105 УК РФ, действия других соучастников по соответствующей части ст.33 УК РФ и по "в" ч.2 ст.105 УК РФ.

11. Решение вопроса о квалификации предварительной преступной деятельности соучастников в ч.5 ст.34 поставлено в зависимость от того, на каком этапе завершилась преступная деятельность исполнителя, или от того, совершил ли вообще исполнитель действия, на которые были направлены усилия соучастников. Наличие оконченного состава преступления в деянии исполнителя влечет квалификацию действий других соучастников как оконченного преступления, и наоборот, при недоведении исполнителем преступления до конца действия других соучастников квалифицируются соответственно как организация, подстрекательство или пособничество приготовлению к преступлению либо покушению на него со ссылкой на ст.30, 33 УК РФ.

Если виновному лицу по не зависящим от него обстоятельствам не удалось склонить других лиц к совершению преступления, оно несет уголовную ответственность за приготовление к преступлению (ч.5 ст.34). В этом случае речь идет о неудавшемся подстрекательстве, при котором у какого-либо лица в результате действий подстрекателя не возникло решимости совершить преступление, так как подстрекаемый сразу отказался совершить преступление или сначала согласился, потом отказался. Данное обстоятельство обусловлено тем, что деяние подстрекателя не входит в объективную сторону конкретного состава преступления, предусмотренного Особенной частью УК РФ, и создает лишь необходимые условия для выполнения этого состава, что по своей сути является приготовлением к преступлению (ч.1 ст.30 УК РФ). Аналогично должен быть решен вопрос в случаях неудавшейся организаторской деятельности (например, в виде приискания соучастников) и неудавшегося пособничества, при которых предполагаемый исполнитель не воспользовался созданными другими лицами условиями, облегчающими преступление. Безусловно, что неудавшееся соучастие влечет уголовную ответственность только в тех случаях, когда оно в соответствии с ч.2 ст.30 УК РФ образует приготовление к тяжкому и особо тяжкому преступлению.

12. Таким образом, российское уголовное законодательство частично признает принцип акцессорности соучастия, при котором ответственность соучастников зависит от уголовно-правовой оценки действий исполнителя. Однако эта зависимость не является абсолютной. Каждый из соучастников совершает деяние, которое характеризуется специфической общественной опасностью, является индивидуальным вкладом в совместное преступление, учитываемым при дифференциации и индивидуализации их ответственности и наказания.

ID="P04F4" CLASS="formattext topleveltext">

13. Приготовление к преступлению и покушение на него, при которых преступление не доведено до конца по причинам, не зависящим от соучастников, необходимо отличать от деяния, которое образует добровольный отказ соучастников и направлено на прекращение предварительной преступной деятельности. Добровольный отказ исполнителя преступления не имеет каких-либо специфических особенностей и возможен при совокупности условий, указанных ст.31 УК РФ: начатое преступление не доведено до конца; исполнитель осознает возможность доведения преступления до конца; отказ является добровольным, а не вынужденным; отказ является окончательным; если фактически совершенное виновным содержит состав другого преступления, он освобождается от уголовной ответственности только за то посягательство, от доведения которого до конца отказался. Добровольный отказ исполнителя возможен путем пассивного поведения, то есть путем отказа от продолжения начатого преступления. Однако при техническом разделении ролей у соисполнителей преступления, когда среди них выделяются фактические организаторы, подстрекатели и пособники, добровольный отказ соучастников может выражаться только в активном вмешательстве в развитие причинной связи, в принятии необходимых мер для того, чтобы другие соисполнители не довели преступление до конца. Данное обстоятельство обусловлено тем, что каждый из соисполнителей полностью или частично начал выполнять объективную сторону конкретного состава преступления. Поэтому изъять свой вклад в совместное преступление он может, только прекратив его дальнейшее совершение.

Добровольный отказ иных соучастников имеет свои особенности, которые можно разделить на две группы: общие, характерные для всех соучастников, и специфические, которые характерны для каждого соучастника в отдельности (организатора, подстрекателя, пособника).

14. Общие особенности добровольного отказа соучастников состоят в следующем. Во-первых, добровольный отказ одного из соучастников не освобождает от уголовной ответственности других соучастников, поскольку деяния этих лиц, являющиеся вкладом в совместную преступную деятельность, не утрачивают своего общественно опасного характера. Во-вторых, добровольный отказ соучастников возможен в том случае, когда исполнитель не довел преступление до конца, поскольку при наличии в действиях исполнителя состава оконченного преступления умысел всех соучастников и общественная опасность их предшествующей деятельности уже реализованы. В-третьих, добровольный отказ каждого из соучастников состоит в изъятии им своего вклада в совместную преступную деятельность.

Специфические особенности добровольного отказа соучастников состоят в характере совершаемых ими действий по изъятию своего вклада в совместную деятельность. Изъять свой вклад - это значит нейтрализовать свои усилия по созданию необходимых условий для совершения преступления исполнителем. Изъятие соучастниками своего вклада в совместную преступную деятельность предполагает, как правило, активную форму деятельности соучастников.

Подстрекатель, возбудив в исполнителе решимость совершить преступление, организатор, соединив усилия других соучастников, положили начало причинной связи между совместным деянием и его результатом, развитие которой в основном уже зависит не от них, а от исполнителя. Чтобы нейтрализовать общественную опасность своего поведения, организатор и подстрекатель должны активными действиями прервать развитие причинной связи, предотвратить доведение исполнителем преступления до конца. Организатор преступления в этом случае направляет свои действия на то, чтобы нейтрализовать усилия других соучастников преступления, подстрекатель преступления - на уничтожение у исполнителя решимости совершить преступление. Результат предпринятых организатором и подстрекателем мер должен быть только один, а именно недоведение исполнителем преступления до конца. Если указанными действиями организатор и подстрекатель не способны достичь этого результата, то предотвратить доведение преступления исполнителем до конца они обязаны путем соответствующего своевременного сообщения органам власти. В тех случаях, когда усилия организатора и подстрекателя не привели к предотвращению совершения исполнителем преступления, они привлекаются к уголовной ответственности, а предпринятые ими меры могут быть признаны судом при назначении наказания смягчающими обстоятельствами (ч.5 ст.31 УК РФ) как деятельное раскаяние (п."и" ч.1 ст.61 УК РФ).

15. Добровольный отказ лиц, организующих устойчивую преступную группу, предусмотренную в качестве основного признака состава преступления (ст.208, 209, 205_4, 210, 282_1 УК РФ), возможен до момента ее создания и выражается в активных действиях, направленных на нейтрализацию этими лицами усилий по созданию группы. Данное обстоятельство обусловлено тем, что в соответствии со сложившейся судебной практикой, деяния по созданию устойчивых преступных групп считаются оконченными с момента их фактического образования (п.7 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм"; п.7 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)"; п.14 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности"; п.22.3, 24 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности"). Правила добровольного отказа организатора преступления, предусмотренные ч.4 ст.31 УК РФ, могут быть применены к организаторам таких преступных групп в тех случаях, когда они участвовали в совершении конкретных преступлений совместно с другими участниками групп. При этом отметим, что имеется в виду добровольный отказ не в отношении факта создания преступной группы, а в отношении не доведенного до конца конкретного преступления.

16. Пособник, укрепляя у исполнителя решимость совершить преступление, не порождает причинную связь между совместным преступным деянием и его результатом, а лишь способствует ее развитию. Поэтому его вмешательство в развитие причинной связи, его нейтрализация своего вклада в совместную преступную деятельность состоит, в соответствии с ч.4 ст.31 УК РФ, в принятии всех зависящих от него мер с тем, чтобы предотвратить совершение преступления исполнителем. Если эти меры приняты, а исполнитель совершил преступление, то пособник освобождается от уголовной ответственности.

Следует отметить особенности изъятия своего вклада в совместное преступление интеллектуального и физического пособников. Интеллектуальный пособник при добровольном отказе должен убедить исполнителя отказаться от совершения преступления, физический пособник должен изъять представленные им исполнителю средства или орудия совершения преступления или восстановить устраненные им препятствия к совершению преступления. Такие отличия в добровольном отказе вытекают из того, что интеллектуальный пособник укрепляет у исполнителя решимость совершить преступление, воздействуя непосредственно на его сознание и волю, физический пособник опосредованно воздействует на сознание и волю исполнителя через оказание ему физической, материальной или организационной помощи.

Добровольный отказ пособника от преступления, как правило, выражается в действиях, однако в тех случаях, когда данное заранее исполнителю обещание содействовать совершению преступления не подкреплено конкретными действиями, добровольный отказ пособника возможен в форме пассивных действий. Это обещание необходимо отличать от заранее данного обещания содействовать исполнителю после совершения им преступления в формах, перечисленных в ч.5 ст.33 УК РФ. При таком обещании от пособника до совершения исполнителем преступления не требуется еще каких-либо действий, его вклад в совместную преступную деятельность уже внесен. Поэтому невыполнение данного пособником обещания после совершения исполнителем преступления может при определенных условиях рассматриваться как деятельное раскаяние, которое, возможно, повлияет на последующую, но не на состоявшуюся преступную деятельность исполнителя. Иная ситуация складывается при обещании пособником содействовать именно совершению преступления. Для того, чтобы это обещание существенным образом укрепило преступную решимость исполнителя, пособник должен подтвердить его конкретными действиями, указанными в ч.5 ст.33 УК РФ, т.е. это обещание должно воплотиться в одну из форм интеллектуального или физического пособничества. Если пособник отказал исполнителю в обещанной помощи до совершения преступления, он тем самым устранил со своей стороны укрепление преступных намерений исполнителя. Подобным отказом пособник предпринял все от него зависящее, чтобы предотвратить преступление, то есть в форме пассивных действий нейтрализовал свой вклад в совместную преступную деятельность. В такой ситуации пособник освобождается от уголовной ответственности в силу добровольного отказа.

Судебная практика

1. Действия лица, организовавшего убийство по найму с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, подлежат квалификации как по п."з" ч.2 ст.105, так и по п."к" ч.2 ст.105 УК РФ: определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 ноября 2014 г. N 58-АПУ14-56СП // БВС РФ. 2015. N 10.

2. Участник организованной группы несет уголовную ответственность как соисполнитель за преступление, совершенное организованной группой, в котором он участвовал или которое подготавливал: определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 января 2011 г. N 46-О10-111 // БВС РФ. 2011. N 9.

3. Лицо, склонившее другое лицо к совершению убийства по найму, признается подстрекателем, и его действия подлежат квалификации по ч.4 ст.33 и соответствующей статье УК РФ: определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 апреля 2008 г. N 16-Д08-21 // БВС РФ. 2008. N 10.

4. Если умыслом виновных при разбойном нападении, совершенном по предварительному сговору группой лиц, охватывалось применение насильственных действий, направленных на причинение вреда здоровью потерпевшего, то все участники разбойного нападения несут ответственность как соисполнители: постановление Президиума Верховного Суда РФ от 6 июня 2007 г. N 179-П07// БВС РФ. 2008. N 4.

5. Следователь милиции обоснованно осужден за фальсификацию доказательств по уголовному делу о тяжком преступлении, а адвокат - за подстрекательство к фальсификации доказательств: определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 января 2005 г. N 69О05-1 // БВС РФ. 2006. N 4.

Комментарий к статье 35. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией)


Постановления Пленума Верховного Суда РФ

1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. N 1 "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм".

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 2010 г. N 12 "О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)" // БВС РФ. 2010. N 8.

1. В комментируемой статье законодатель выделяет наиболее типичные формы соучастия, основанные на сочетании его различных объективных и субъективных признаков и влекущие более строгое наказание.

2. Совершение преступления группой лиц или соисполнительство - это такая форма соучастия, при которой каждый из соучастников полностью или частично выполняет объективную сторону конкретного состава преступления, т.е. деяния каждого из соучастников вписываются в юридические границы состава преступления, предусмотренного конкретной статьей Особенной части УК РФ. Выполнение объективной стороны состава определенного преступления заключается прежде всего в исполнении входящего в нее деяния.

Судебная практика допускает расширительное толкование соисполнительства, включая в него действия присутствовавших на месте и во время совершения исполнителем преступления лиц, которые выполняли часть объективной стороны состава преступления. Однако эти действия являлись не частью основного признака последней - деяния, а частью ее других признаков (времени, обстановки и т.д.). Например, действия лица, подстраховывавшего других соучастников хищения от возможного обнаружения совершаемого преступления, квалифицируются как совершение преступления группой лиц. Определенные основания для подобной квалификации дает толкование Пленумом Верховного Суда РФ в п.10 постановления "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" такого квалифицирующего признака кражи, грабежа и разбоя, как совершение их по предварительному сговору группой лиц: "... уголовная ответственность за кражу, грабеж или разбой, совершенные группой лиц по предварительному сговору, наступает и в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них. Если другие участники в соответствии с распределением ролей совершили согласованные действия, направленные на оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления (например, лицо не проникало в жилище, но участвовало во взломе дверей, запоров, решеток, по заранее состоявшейся договоренности вывозило похищенное, подстраховывало других соучастников от возможного обнаружения совершаемого преступления), содеянное ими является соисполнительством и в силу части второй статьи 34 УК РФ не требует дополнительной квалификации по статье 33 УК РФ".

Вместе с тем такое толкование ориентирует правоприменителя прежде всего на то, что соисполнителями хищения следует считать лиц, которые непосредственно оказывали содействие хищению, осуществляя незаконное проникновение в жилище (взламывая двери, запоры, решетки и т.п.). Это обусловлено тем, что квалифицирующий признак (проникновение в жилище), предусмотренный п."а" ч.3 ст.158, п."в" ч.2 ст.161, ч.3 ст.162 УК РФ, вместе с основным составом хищения образует учтенную в законе совокупность преступлений против собственности и неприкосновенности жилища (ст.139 УК РФ), квалифицируемую как одно преступление. Именно поэтому действия лиц, оказавших указанное содействие, можно считать выполнением деяния, входящего в объективную сторону единого сложного преступления.

3. Соисполнительство без предварительного сговора характеризуется тем, что субъективная связь (согласованность преступных действий) между соучастниками возникает в процессе выполнения объективной стороны конкретного состава преступления. Степень согласованности действий между соисполнителями незначительна и субъективная связь между ними может ограничиться знанием одним из них о присоединяющейся деятельности другого лица. Несмотря на отсутствие предварительного сговора, в отдельных случаях соисполнительство может повышать общественную опасность деяния. В частности, при групповом изнасиловании соединение усилий соисполнителей приводит к умалению способностей потерпевшей защитить свою половую свободу в результате восприятия ею посягательства как более опасного и в результате более эффективного преодоления ее физического сопротивления непосредственным воздействием нескольких лиц. Кроме того, отсутствие предварительного сговора при соисполнительстве в изнасиловании может существенно повысить его опасность в силу того, что совместно действующие лица могут совершать эксцессивные действия, выходящие за пределы умысла других соисполнителей, и причинить потерпевшей более тяжкий вред.

Действия соисполнителей преступления квалифицируются так же, как действия исполнителя, т.е. без ссылки на ст.33 УК РФ. В некоторых составах преступления (п."ж" ч.2 ст.105 УК РФ и др.) совершение их группой лиц является квалифицирующим признаком, влекущим более тяжкое наказание, чем за совершение преступления, образующего основной состав; в остальных случаях совершение преступления в составе группы лиц является отягчающим наказание обстоятельством в соответствии с п."в" ч.1 ст.63 УК РФ.

CLASS="formattext topleveltext">

4. Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору означает возникновение субъективной связи между соисполнителями до начала выполнения деяния, входящего в юридические границы объективной стороны конкретного состава преступления. Если субъективная связь между соисполнителями возникает в процессе выполнения деяния, составляющего основу объективной стороны состава преступления, то предварительный сговор отсутствует. Однако в тех случаях, когда преступник, встретив значительные затруднения, временно приостанавливает преступную деятельность, которая уже вписывается в юридические границы конкретного состава преступления, и находит себе соучастника для доведения преступления до конца, возникшая субъективная связь между соучастниками до продолжения временно приостановленной преступной деятельности образует предварительный сговор на совершение преступления. Предварительный сговор на совершение преступления может возникнуть задолго до совершения преступления, непосредственно перед его совершением, способ соглашения может быть письменным, словесным, в виде конклюдентных действий и т.д. Степень согласованности действий соучастников при наличии между ними предварительного сговора может быть различной, однако во всех случаях субъективная связь между ними не ограничивается знанием каждого участника о присоединяющейся деятельности других лиц. Даже в элементарной форме предварительный сговор предполагает некоторую детализацию совместной преступной деятельности.

Действия лиц, совершивших преступление в составе группы, образованной по предварительному сговору, квалифицируются так же, как действия исполнителя, то есть без ссылки на ст.33 УК РФ. Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору влечет более строгое наказание, а именно: в некоторых составах преступления (п."а" ч.2 ст.158 УК РФ и др.) совершение их группой лиц по предварительному сговору является квалифицирующим признаком, влекущим более тяжкое наказание, чем за совершение преступления, образующего основной состав; в остальных случаях совершение преступления в составе группы лиц по предварительному сговору является отягчающим наказание обстоятельством в соответствии с п."в" ч.1 ст.63 УК РФ.

5. Совершение преступления организованной группой означает наличие более сложного предварительного сговора на совершение преступления, на основе которого образуется организованная группа. Законодатель определяет такую группу как устойчивую группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (ч.3 ст.35).

Понятие организованной группы конкретизируется в ряде постановлений Пленумов Верховного Суда РФ. Так, в п.4 постановления "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм" в качестве признаков, характеризующих устойчивость банды как разновидности организованной группы, указывается на стабильность ее состава, тесную взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений. В п.15 постановления "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" в качестве ее признаков указывает на устойчивость, наличие в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределение функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла. В этом же постановлении отмечается, что об устойчивости организованной группы может свидетельствовать не только большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, но и их техническая оснащенность, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства (например, специальная подготовка участников организованной группы к проникновению в хранилище для изъятия денег (валюты) или других материальных ценностей). В п.17 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 3 апреля 2008 г. N 3 "О практике рассмотрения судами уголовных дел об уклонении от призыва на военную службу и от прохождения военной или альтернативной гражданской службы" в качестве признаков организованной группы указывается на наличие в ее составе организатора (руководителя), наличие заранее разработанного плана совместного совершения дезертирства, предварительная подготовка (изготовление документов, приобретение гражданской одежды, определение места пребывания или работы), распределение функций между членами группы, длительность подготовки данного преступления. В п.6 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности" отмечается, что об устойчивости организованной группы свидетельствуют большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, их техническая оснащенность и распределение ролей между ними, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства (например, специальная подготовка участников организованной группы). В п.16 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 г. N 24 "О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях" отмечается, что организованная группа характеризуется устойчивостью, более высокой степенью организованности, распределением ролей, наличием организатора и (или) руководителя.

6. В уголовном законодательстве подчеркивается устойчивый характер организованной группы, а анализ судебной практики позволяет считать признак устойчивости организованной группы субъективно-объективным. В субъективном смысле под устойчивостью следует понимать стойкость преступных намерений участников группы, то есть стремление неоднократно совершать преступления. Однако группа может быть устойчивой и при стремлении ее участников совершить одно преступление, которое требует длительной подготовки или в случае стремления ее участников совершить продолжаемое преступление. Стойкость преступных намерений в данном случае состоит из стремления участников группы совершить несколько преступных актов, составляющих в совокупности единое преступление. Обычно подобные группы уже были устойчивыми в социально-психологическом смысле. Использование этого свойства группы даже при совершении одного преступления приводит к тому, что такая устойчивая группа (криминогенная или просто асоциальная) перерастает в организованную преступную группу.

Объективным проявлением устойчивости организованной группы являются следующие признаки: длительный по времени или интенсивный за короткий промежуток времени период преступной деятельности группы, складывающийся из значительного числа преступлений или образующих в своей совокупности единое преступление актов, совершенных участниками группы; сорганизованность участников группы (структурная определенность группы, наличие в ней руководства, системы связи и управления); относительно стабильный состав участников группы; постоянство форм и методов преступной деятельности.

В случае признания преступления совершенным организованной группой действия всех соучастников независимо от их роли в содеянном квалифицируются как соисполнительство без ссылки на ст.33 УК РФ. Совершение преступления организованной группой влечет более строгое наказание, а именно: в некоторых составах преступления (п."а" ч.2 ст.131 УК РФ и др.) совершение их организованной группой является квалифицирующим признаком, влекущим более тяжкое наказание, чем за совершение преступления, образующего основной состав. В ряде случаев совершение преступления организованной группой образует особо квалифицирующий признак, влекущий более тяжкое наказание, чем за совершение преступления по предварительному сговору группой лиц (п."а" ч.4 ст.158 УК РФ и др.). В остальных случаях совершение преступления в составе группы лиц по предварительному сговору является отягчающим наказание обстоятельством в соответствии с п."в" ч.1 ст.63 УК РФ.
CLASS="formattext topleveltext">

7. Учитывая особую ценность некоторых объектов уголовно-правовой охраны, законодатель в отдельных случаях признает как оконченное преступление сам факт создания организованной группы, считая эти действия самостоятельным составом преступления. В этих случаях законодатель помимо признака устойчивости указывает другие признаки организованной группы. Так, для незаконного вооруженного формирования обязательными признаками является то, что оно вооружено и не предусмотрено федеральным законом (ст.208 УК РФ). Для террористического сообщества обязательным является наличие одной из целей, указанных в ч.1 ст.205_4 УК РФ, а именно осуществление террористической деятельности, подготовка или совершение одного или нескольких преступлений, указанных в этой норме. Для банды обязательными признаками являются вооруженность и специальная цель - нападение на граждан или организации (ст.209 УК РФ), для экстремистского сообщества - цель подготовки или совершения преступлений экстремистской направленности (ст.282_1 УК РФ). Признание факта создания организованной группы оконченным преступлением влечет установление законодателем самостоятельной санкции за его совершение, которая не ограничена размерами, установленными за приготовление к преступлению (ч.2 ст.66 УК РФ). Кроме того, лица, создавшие указанные виды организованных групп или руководящие ими, несут уголовную ответственность за все совершенные организованной группой преступления, если они охватывались их умыслом. В тех случаях, когда создание организованной группы не предусмотрено в качестве самостоятельного состава преступления, оно наказывается как приготовление к тому преступлению, для совершения которого группа создана. Лица, создавшие обычные организованные группы или руководящие ими, несут уголовную ответственность только за те преступления, в которых они принимали участие.

8. Совершение преступления преступным сообществом (преступной организацией) является наиболее сложной формой соучастия в преступлении. Преступное сообщество, предусмотренное ст.210 УК РФ, создается для совершения общеуголовных корыстных и корыстно-насильственных преступлений; террористическое сообщество, предусмотренное ст.205_4 УК РФ, создается для совершения преступлений, образующих террористическую деятельность; экстремистское сообщество, предусмотренное ст.282_1 УК РФ, создается для совершения преступлений, образующих экстремистскую деятельность.

9. Преступное сообщество (преступная организация) бывает двух видов: особая разновидность организованной группы и объединение организованных групп. Организованная группа как разновидность преступного сообщества характеризуется тремя дополнительными признаками. Во-первых, она создается в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, определение которых дается соответственно в ч.4 и 5 ст.15 УК РФ. Во-вторых, эти преступления совершаются для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды. В соответствии с п.2 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)" под прямым получением финансовой или иной материальной выгоды понимается совершение одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, в результате которых осуществляется непосредственное противоправное обращение в пользу членов преступного сообщества имущества; под косвенным получением такой выгоды понимается совершение одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, которые непосредственно не посягают на чужое имущество, однако обуславливают в дальнейшем получение денежных средств и прав на имущество или иной имущественной выгоды не только членами сообщества, но и другими лицами. Например, если организованная группа совершает мошенничество, в результате которого изымается чужое имущество, то имеет место прямая материальная выгода. Если организованная группа совершает мошенничество, предметом которого является право на чужое имущество, или совершает убийство из корыстных побуждений для устранения конкурента, установления монопольного положения на рынке товаров и услуг, то имеет место косвенная материальная выгода.

ALIGN="justify" ID="P0520" CLASS="formattext topleveltext">
В-третьих, организованная группа является структурированной, т.е. состоящей из подразделений, характеризующихся стабильностью состава и согласованностью своих действий, взаимодействием между собой в целях реализации общих преступных намерений, распределением между ними функций, наличием возможной специализации в выполнении конкретных действий при совершении преступления и других форм обеспечения деятельности преступного сообщества. Само структурное подразделение преступного сообщества представляет собой функционально и (или) территориально обособленную группу, состоящую из двух или более лиц, которая в рамках и в соответствии с целями этого сообщества осуществляет преступную деятельность. Эти подразделения могут совершать не только отдельные преступления, но и выполнять иные задачи, направленные на обеспечение функционирования преступного сообщества. К числу таких задач относятся, например, финансирование сообщества, снабжение его информацией, ведение необходимой документации, подыскание жертв преступлений, установление коррупционных связей, создание условий совершения преступлений.

10. Объединение организованных групп образует преступное сообщество, когда они действуют под единым руководством, между ними существуют устойчивые связи, осуществляется совместное планирование и участие в совершении одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений, совместное выполнение иных действий, связанных с функционированием такого объединения. Через доказывание наличия относительно самостоятельных организованных преступных групп, входящих в единую организацию, сформировалась судебная практика о преступных сообществах. О едином руководстве организованных групп свидетельствует наличие в преступном сообществе лиц, выполняющих функции, указанные в ч.1 ст.210 УК РФ (координация преступных действий самостоятельных организованных групп, установление между ними устойчивых связей и т.д.), а также консолидация лидеров организованных групп в виде их собрания, на котором обсуждаются вопросы, связанные с планированием или организацией преступлений, для совершения которых создано преступное сообщество.

11. При совершении преступления преступным сообществом действия всех соучастников получают уголовно-правовую оценку как действия участников организованной группы. Прежде всего это означает, что независимо от роли соучастников в конкретном преступлении, совершенном преступным сообществом, содеянное каждым из них квалифицируется как соисполнительство без ссылки на ст.33 УК РФ. Кроме того, совершение преступления преступным сообществом рассматривается в качестве квалифицирующего или особо квалифицирующего признака в виде совершения преступления организованной группой и влечет более строгое наказание, чем за совершение преступления, образующего основной состав, или за совершение преступления по предварительному сговору группой лиц. В тех случаях, когда такой квалифицирующий или особо квалифицирующий признак в законе не предусмотрен, совершение преступления в составе преступного сообщества является отягчающим наказание обстоятельством в соответствии с п."в" ч.1 ст.63 УК РФ.

12. Признание факта создания преступного сообщества оконченным преступлением влечет установление законодателем самостоятельной санкции за его совершение, которая не ограничена размерами, установленными за приготовление к преступлению (ч.2 ст.66 УК РФ). Кроме того, лица, создавшие преступное сообщество либо руководившие им, подлежат уголовной ответственности не только за сам факт создания или руководство такой группой, но и за все преступления, совершенные группой, которые охватывались умыслом указанных лиц. Системное толкование ст.35 и 210 УК РФ дает основание полагать, что это правило распространяется и на лидеров преступного сообщества, которые не являются его организаторами (создателями или руководителями), а выполняют в нем иные роли, например разрабатывают планы и создают условия для совершения преступными группами преступлений, разделяют сферы преступного влияния и преступные доходы между ними, участвуют в собрании представителей организованных групп и др.

Судебная практика

1. Убийство следует признавать совершенным группой лиц и в том случае, когда в процессе совершения одним лицом действий, направленных на умышленное причинение смерти, к нему с той же целью присоединилось другое лицо: определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 июля 2016 г. N 53-АПУ16-15 // БВС РФ. 2017. N 2.

2. Соучастие в форме пособничества в убийстве не образует квалифицирующего признака совершения преступления группой лиц: определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 декабря 2015 г. N 127-АПУ15-10 // БВС РФ. 2016. N 8.

3. Убийство признается совершенным группой лиц и в случае, когда в процессе совершения одним лицом действий, направленных на умышленное причинение смерти, к нему с той же целью присоединилось другое лицо: определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 августа 2014 г. N 53-АПУ14-31 // БВС РФ. 2015. N 4.

CLASS="formattext topleveltext">

4. Предварительно согласованные действия виновных обоснованно признаны соисполнительством в совершении разбоя и убийстве двух лиц: определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 мая 2014 г. N 32-АПУ14-8 // БВС РФ. 2015. N 1.

5. Совершение осужденными убийства, сопряженного с бандитизмом, предусмотренного п."з" ч.2 ст.105 УК РФ, не требует дополнительной квалификации по п."ж" данной статьи как убийства, совершенного организованной группой: определение Военной коллегии Верховного Суда РФ от 28 февраля 2013 г. N 202-О13-1 // БВС РФ. 2013. N 10.

Комментарий к статье 36. Эксцесс исполнителя преступления


Постановления Пленума Верховного Суда РФ

1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г. N 45 "О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений" // БВС РФ. 2008. N 1.

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 2010 г. N 12 "О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)".

1. Случаи совершения исполнителем преступления, не охватывающегося умыслом других соучастников, именуются законодателем эксцессом исполнителя. За эксцесс исполнителя другие соучастники уголовной ответственности не подлежат в связи с тем, что действия, образующие эксцесс исполнителя, находятся за рамками совместной преступной деятельности.

2. Следует различать количественный и качественный эксцессы исполнителя. Количественный эксцесс имеет место в тех случаях, когда:

- исполнитель совершает преступление, охватываемое умыслом других соучастников, однако отходит от общего замысла по поводу квалифицирующих признаков преступления или обстоятельств, отягчающих наказание;

- преступление совершается способом, сходным с тем, который охватывался умыслом соучастников (например, обман используется не для совершения мошенничества, а для совершения кражи);

- исполнитель совершает преступление, охватываемое умыслом других соучастников и перерастающее в последующем в другое преступление (например, кража перерастает в грабеж).

ALIGN="justify" ID="P053C" CLASS="formattext topleveltext">
Во всех остальных случаях отход исполнителя преступления от замысла иных соучастников образует качественный эксцесс. В частности, к качественному эксцессу относятся случаи совершения наряду или вместо преступления, охватываемого умыслом соучастников, другого преступления.

3. Выделение двух видов эксцесса имеет практическое значение, поскольку при количественном эксцессе в определенной мере применяются нормы о соучастии применительно к совершенному исполнителем преступлению, образующему эксцесс, при качественном эксцессе исполнителя нормы о соучастии не применяются в отношении преступления, образующего эксцесс. Так, к преступлению, совершенному при квалифицирующих обстоятельствах, не охватываемых умыслом иных соучастников, могут быть применены нормы о соучастии, поскольку между действиями исполнителя, образующего основной состав преступления, и действиями соучастников сохраняется причинная и виновная связь. Например, соучастники замышляли и подготовили убийство без квалифицирующих обстоятельств, а исполнитель совершил убийство с особой жестокостью. В такой ситуации взаимообуславливающая и субъективная связь между действиями соучастников и основной частью деяния, образующего количественный эксцесс, сохраняется, поэтому применяются нормы о соучастии, а именно: при совершении исполнителем убийства с особой жестокостью остальные соучастники несут уголовную ответственность за оконченное убийство без отягчающих обстоятельств, совершенное в соучастии, особая жестокость вменяется только исполнителю.

При изменении исполнителем согласованного с другими соучастниками вида преступного посягательства теряется взаимообуславливающая и виновная связь между действиями соучастников и совершенным исполнителем преступлением. Например, усилия соучастников были направлены на то, чтобы исполнитель совершил хищение в форме кражи. Однако в конкретной жизненной ситуации исполнитель отступил от общего замысла соучастников и совершил хищение в форме разбоя. Вполне очевидно, что нормы о соучастии в преступлении не будут применены при квалификации образующих качественный эксцесс действий исполнителя, который будет нести ответственность за разбой. Остальные соучастники будут нести уголовную ответственность за приготовление к краже, поскольку они направляли свои усилия на создание условий для совершения именно кражи, а не разбоя.

4. Эксцесс следует отличать от тех случаев, когда исполнитель совершает деяние при таких обстоятельствах, которые заранее не оговаривались, однако предвиделись и допускались другими соучастниками. Например, в процессе хищения исполнитель применил насилие, которое допускалось иными соучастниками заранее. В этом случае все соучастники, помимо исполнителя, действуют с косвенным умыслом в отношении факта насилия, поэтому им вменяется примененное исполнителем насилие, характер которого позволяет квалифицировать совершенное хищение как грабеж или разбой.

5. В процессе совместной преступной деятельности за пределы умысла могут выходить действия не только исполнителей, но и других соучастников. Эксцесс соучастника возможен не только при соучастии с юридическим разделением ролей, но и при групповом посягательстве, когда соучастники (соисполнители) преступления совершают юридически тождественные действия. Эксцесс участников преступного сообщества имеет определенные особенности, а именно: он возможен только в отношении тех преступлений, которые совершены не в связи с планами преступного сообщества.

6. Эксцесс исполнителя преступления следует отличать от эксцесса исполнителя другого правонарушения, при котором действия, образующие эксцесс, становятся преступлением. За эти действия уголовную ответственность несет только лицо, допустившее такой эксцесс. Так, в п.5 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений" отмечается: "В случае если одно лицо в ходе совершения совместных противоправных действий при отсутствии предварительного сговора с другими участниками преступления применило оружие или предметы, используемые в качестве оружия, либо продолжило хулиганские действия по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, содеянное им при наличии к тому оснований подлежит квалификации по соответствующему пункту части 1 статьи 213 УК РФ (статья 36 УК РФ)".

Судебная практика

1. Если во время совершения хулиганских действий одним из участников преступления был применен предмет, используемый в качестве оружия, без ведома других участников преступления, то ответственность по ч.2 ст.213 УК РФ может нести только лицо, применившее его для нанесения телесных повреждений: постановление президиума Белгородского областного суда от 7 мая 2015 г. // БВС РФ. 2016. N 5.

2. Если умыслом виновных, совершивших разбойное нападение группой лиц по предварительному сговору, охватывалось лишение потерпевшего жизни, но только один из них причинил смерть потерпевшему, действия всех участников группы следует квалифицировать как соисполнительство в разбое: апелляционное определение Судебной коллегии по делам военнослужащих Верховного Суда РФ от 7 мая 2015 г. N 211-АПУ15-1 // БВС РФ. 2016. N 2.

3. При установлении эксцесса исполнителя другие соучастники преступления уголовной ответственности не подлежат: определение Военной коллегии Верховного Суда РФ от 16 апреля 2013 г. N 208-О13-1 // БВС РФ. 2013. N 11.

4. Согласно ст.36 УК РФ при эксцессе исполнителя другие участники преступления за его действия уголовной ответственности не подлежат. Судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до восемнадцати лет, не учитываются при признании рецидива преступлений: постановление Президиума Верховного Суда РФ от 13 июня 2007 г. N 107-П07 // БВС РФ. 2008. N 3.

5. Действия лица, при завладении имуществом не применявшего к потерпевшему насилия, опасного для жизни или здоровья, и не угрожавшего таким насилием, переквалифицированы с разбоя на грабеж: определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 июня 2006 г. N 72-Д05-3 // БВС РФ. 2007. N 2.

Комментарий к главе 8 Обстоятельства, исключающие преступность деяния


Под институтом обстоятельств, исключающих преступность деяния, следует понимать совокупность уголовно-правовых норм, регулирующих общественные отношения, возникающие в связи с отдельными обстоятельствами, при наличии каждого из которых деяние, в иной ситуации считавшееся бы преступным и наказуемым, в силу закона перестает быть таковым. Каждое отдельное обстоятельство, исключающее преступность деяния, следовательно, представляет собой такое явление действительности, при котором причинение вреда охраняемым уголовным законом отношениям не считается преступным и наказуемым. Обстоятельствами, исключающими преступность деяния, запрещенность деяния как признак преступления, указанный в ч.1 ст.14 УК РФ, устраняется.

При этом совершенное деяние заключает в себе все признаки соответствующего состава преступления. Так, причиняющий смерть другому человеку в состоянии правомерной необходимой обороны без превышения ее пределов выполняет состав убийства (ст.105 УК РФ); уничтожающий чужое имущество при крайней необходимости - состав преступления, предусмотренного ст.167 УК РФ, и т.д. Соответственно, отсутствие одного из признаков состава преступления (например, недостижение лицом возраста, с которого наступает уголовная ответственность) исключает необходимость самой по себе постановки вопроса о наличии либо же отсутствии соответствующего обстоятельства, так как лицо уже подлежит оправданию за отсутствием состава преступления.

В теории уголовного права идет дискуссия о том, содержат ли действия лица при обстоятельствах, исключающих преступность деяния, такие признаки преступления, как общественная опасность, виновность, состав преступления. Эти споры носят по большей части отвлеченный теоретический характер.

Обстоятельства, исключающие преступность деяния, не следует смешивать с другими специфическими обстоятельствами, предусмотренными уголовными законом, также устраняющими преступность и наказуемость деяния, такими как, например, малозначительность деяния (ч.2 ст.14 УК РФ), добровольный отказ от преступления (ст.31 УК РФ).

Обстоятельства, исключающие преступность деяния, следует также отличать от так называемых негативных признаков состава преступления - невменяемости, недостижения возраста уголовной ответственности, невиновное причинение вреда и др. Последние устраняют состав преступления. Негативный признак прямо включен в состав преступления (либо подразумевается его наличие), поэтому он не может быть отнесен к обстоятельству, исключающему преступность деяния. В зависимости от конструкции состава преступления некоторые обстоятельства могут быть либо негативными признаками, либо исключать преступность деяния. Это характерно, в частности, для согласия лица на причинение вреда. Например, в ст.115-116_1 УК РФ согласие выступает в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния. Напротив, в ст.137 УК РФ согласие (точнее, его наличие) - негативный признак состава преступления. Если бы ст.131-132 УК РФ были сформулированы так, как в современных условиях за рубежом часто формулируются составы половых преступлений (т.е. как действия сексуального характера без согласия другого лица), то согласие играло бы роль негативного признака состава преступления; сейчас же оно исключает применительно к ст.131-132 УК РФ преступность деяния, совершаемого, например, в рамках различного рода насильственных действий сексуального характера, но по обоюдному согласию сторон.

Сложившаяся схема анализа обстоятельств, исключающих преступность деяния, предполагает выделение условий правомерности причинения вреда. При соблюдении всех условий, соответственно, совершенное деяние не считается преступлением. Напротив, нарушение хотя бы одного из условий правомерности в зависимости от конкретного обстоятельства и нарушенного условия влечет квалификацию содеянного либо как умышленного преступления на общих основаниях (например, как убийства при воображаемой обороне), либо как неосторожного преступления (например, как причинения смерти по неосторожности при извинительной мнимой обороне), либо как умышленного преступления при смягчающих обстоятельствах (ст.108, 114 УК РФ), либо не создавая ситуации обстоятельства, исключающего преступность деяния, не влечет уголовной ответственности ввиду отсутствия специального состава преступления (например, ненаказуемо умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны) или ввиду прямого на то указания закона (например, превышение пределов крайней необходимости влечет уголовную ответственность только в случае умышленного причинения вреда - ч.2 ст.39 УК РФ).

В силу п."е", "ж" ч.1 ст.61 УК РФ совершение преступления с нарушением условий правомерности соответствующего обстоятельства, исключающего преступность деяния, является смягчающим наказание обстоятельством.

Обстоятельства, исключающие преступность деяния, лишь частично кодифицированы в Уголовном кодексе. К числу таковых относятся шесть обстоятельств, указанных в гл.8 УК РФ, а также частные случаи согласия потерпевшего на причинение вреда (примечание к ст.122 УК) и крайней необходимости (примечание к ст.151 УК РФ).

Некодифицированные обстоятельства - это те, которые предусмотрены либо в специальных законах (например, ст.7, 8 Федерального закона от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ "О противодействии терроризму"), либо выделяются в теории уголовного права и применяются на практике. К последним относятся, в частности, согласие потерпевшего; религиозные обряды; причинение вреда при исполнении специального задания; восстание народа при сопротивлении тирании; провокация преступления; осуществление своего права; выполнение профессиональных обязанностей; исполнение закона; права родителей и воспитателей; взаимность; спортивные состязания; причинение вреда в ситуации вооруженного конфликта и т.д.

Признанию существования некодифицированных обстоятельств, исключающих преступность деяния, не препятствуют ч.1 ст.1 и ч.1 ст.3 УК РФ. Взятые в их буквальном прочтении, они говорят о новых законах, предусматривающих уголовную ответственность, и об определении Уголовным кодексом преступности деяния, а также его наказуемости и иных уголовно-правовых последствий. Исключение преступности деяния лишь с натяжкой может быть отнесено к уголовно-правовым последствиям; скорее, это исключает всякие такого рода последствия.

Согласие лица на причинение ему вреда исключает преступность деяния при соблюдении следующих условий правомерности:

а) должно быть осознанным (т.е. охватывать все значимые обстоятельства причинения вреда) и добровольным;

CLASS="formattext topleveltext">

б) своевременным, т.е. быть дано до причинения вреда. Согласие, полученное после причинения вреда, может при соответствующих условиях давать основание к применению, например, ст.76 УК РФ;

в) причинение вреда, на которое дается согласие, не должно ставить в опасность интересы третьих лиц, общества или государства (например, наказуемо членовредительство по ст.339 УК РФ, хотя бы и с согласия военнослужащего, поскольку им ставятся в опасность интересы государства). Это ограничивает сферу уголовно значимого согласия преимущественно преступлениями против личности и против собственности;

г) нельзя соглашаться на причинение смерти и, хотя это и дискуссионно, тяжкого вреда здоровью.

Единственная норма УК РФ, говорящая о согласии лица, - примечание к ст.122 УК РФ. Хотя в данном примечании говорится об освобождении лица от уголовной ответственности, это представляет собой скорее законодательный прием легализации согласия как имеющего уголовно-правовое значение.

Согласие лица следует также отличать от уголовных дел частного и частно-публичного обвинения (ст.20 УПК РФ), в которых согласие потерпевшего на уголовное преследование приобретает только уголовно-процессуальное значение.

Выполнение религиозных обрядов (например, обрезание младенцев мужского пола, причащение несовершеннолетних вином или практики долгих постов) следует рассматривать как обстоятельство, исключающее преступность деяния, при условии:

а) религия является законодательно признанной, т.е. на основании закона действует религиозная группа или религиозная организация;

б) обряд является устоявшимся и регулярно практикуемым;

в) участники обряда осознанно и добровольно соглашаются принимать в нем участие;

г) следствием обряда не является долгосрочный ущерб здоровью (по этому основанию, например, не может считаться приемлемой существующая в ряде религиозных культур практика так называемого женского обрезания, связанная с долгосрочным ущербом здоровью, в отличие от мужского обрезания).

Выполнение специального задания лицом, внедренным в преступную группу, с целью разоблачения последней исключает преступность деяний, совершенных таким лицом, при наличии следующих условий: а) преступление совершается в рамках деятельности преступной группы в интересах ее раскрытия; б) вынужденно, т.е. совершающим предприняты все зависящие от него меры по избежанию такого преступления, а его несовершение, в свою очередь, ставит под угрозу выполнение им задания; в) совершенное преступление не сопряжено с посягательством на жизнь или здоровье человека. Последнее условие вместе с тем может трактоваться ограничительно, позволяя совершать в рамках специального задания нетяжкие посягательства на жизнь или здоровье человека.

Восстание народа с целью свержения действующей власти исключает преступность самого по себе восстания и сопряженных с ним преступных действий при следующих условиях: а) имеет место народное восстание, а не государственный переворот, массовые беспорядки, террористические или экстремистские выступления и т.п. Для восстания характерны массовость движения (оценочный признак, предполагающий, что существенная доля населения страны или места, где поднимается восстание, принимает в нем участие или как минимум поддерживает его) и цели восстания - смена власти и переход, как следствие, к управлению государством на основе правовых демократических принципов с устранением в будущем оснований к восстанию; б) ситуация в государстве должна характеризоваться исключительностью. Например, право на восстание может быть реализовано, когда власть осуществляет геноцид населения или его части, совершает преступления против человечности, виновна в развязывании агрессии против другого государства или в бездействии по отражению агрессии; в) восстание должно быть единственным средством добиться изменений; г) действия восставших должны быть пропорциональными. Не могут совершаться действия, выходящие за рамки необходимых при преодолении сопротивления свергаемой власти. Соответственно, действия при восстании, выходящие за границы указанных условий правомерности, образуют умышленные преступления против жизни и здоровья, собственности или основ конституционного строя, квалифицируемые на общих основаниях.

Провокация преступления исключает преступность совершенного спровоцированным преступления при следующих условиях: а) лицо при иных обстоятельствах не совершило бы этого преступления, т.е. у него нет умысла, заранее сформировавшегося до провокации, и им не предприняты приготовительные к совершению преступления действия; б) лицо не занимается систематической преступной деятельностью, для которой подстроенный преступный эпизод является одним из типичных.

Критерии приемлемости провокации подробно разработаны также в практике Европейского Суда по правам человека (например, постановления от 15 декабря 2005 г. по делу "Ваньян (Vanyan) против Российской Федерации" (жалоба N 53203/99); от 26 октября 2006 г. по делу "Худобин (Khudobin) против Российской Федерации" (жалоба N 59696/00); от 4 ноября 2010 г. по делу "Банникова против Российской Федерации" (Bannikova v. Russia) (жалоба N 18757/06); от 2 октября 2012 г. по делу "Веселов и другие (Veselov and Others) против Российской Федерации" (жалобы N 23200/10, 24009/07 и 556/10). Провокация совершения преступления со стороны сотрудника правоохранительного органа наказуема либо по ст.286 УК РФ, либо по специальной норме (ст.304 УК РФ).

Причинение вреда в ходе спортивных состязаний исключает преступность деяния при условиях: а) имеет место признанный законный вид спорта; б) спортивное состязание проходит в соответствии с правилами; в) у состязающихся нет цели причинить вред жизни или здоровью другого участника.

Причинение вреда в ситуации вооруженного конфликта предположительно может образовывать обстоятельство, исключающее преступность деяния, в случаях, когда нормы международного гуманитарного права, допускающие такое причинение вреда, по-иному, в сравнении с общими обстоятельствами, исключающими преступность деяния, описывают условия правомерности причинения вреда в ситуации вооруженного конфликта. Конкуренция в этом случае возможна практически со всеми кодифицированными обстоятельствами, исключающими преступность деяния, в особенности с крайней необходимостью, исполнением приказа или распоряжения, причем международное гуманитарное право может как сужать, так и расширять сферу правомерного причинения вреда здесь. Соответственно, причинение вреда в ситуации вооруженного конфликта становится общим понятием, охватывающим такие специфические обстоятельства, исключающие преступность деяния, как, например, репрессалии, военная необходимость, конфликт обязательств. К примеру, военная необходимость предполагает, что причинение вреда становится правомерным, если норма международного гуманитарного права, во-первых, допускает ссылку на военную необходимость (примером таких норм могут служить п.5 ст.54, п.1 ст.62, п.4 ст.67, п.3 ст.71 Дополнительного протокола к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г., касающегося защиты жертв международных вооруженных конфликтов (Протокол I), от 8 июня 1977 г.); во-вторых, имеет место вооруженный конфликт, к которому применимы нормы международного гуманитарного права; в-третьих, причинение вреда является необходимым (в ряде случаев используется терминология "настоятельным"); в-четвертых, соблюден баланс между причиненным ущербом и тем военным преимуществом, которое предполагается получить как следствие оправдывания действий военной необходимостью.

При этом причинение вреда может либо оправдываться на основании специальной нормы в соответствии с ч.3 ст.17 УК РФ, либо в отсутствие последней подчиняться общим правилам ст.37-42 УК РФ.
ID="P0562" CLASS="formattext topleveltext">
В соответствии с п.30 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. N 19 "О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление" "в случаях правомерного причинения вреда в состоянии необходимой обороны или при задержании лица, совершившего преступление, основанием вынесения оправдательного приговора или постановления (определения) о прекращении уголовного дела является отсутствие в деянии состава преступления". Данное разъяснение о необходимости применения п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ применимо ко всем обстоятельствам, исключающим преступность деяния, из предусмотренных УК РФ (о некодифицированных обстоятельствах см. комментарий), хотя вызывает критические замечания, поскольку состав преступления в соответствующей ситуации имеет место. Тем не менее существование именно такого разъяснения оправдывается отсутствием в процессуальном законодательстве самостоятельного, применимого к обстоятельствам, исключающим преступность деяния, основания к невозбуждению или прекращению уголовного дела, меньшей неточностью при наличии соответствующих обстоятельств является именно ссылка на п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ.

Литература

1. Блинников В.А. Обстоятельства, исключающие преступность деяния, в уголовном праве России. М., 2014.

2. Гарбатович Д.А. Квалификация непреступных уголовно-правовых деяний. М., 2017.

3. Дорогин Д.А. Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность. М., 2013.

4. Уголовное право. Общая часть. Преступление. Академический курс в 10 т. Т.10: Обстоятельства, исключающие преступность деяния / под ред. Н.А.Лопашенко. М., 2016.

5. Щелконогова Е.В. Обстоятельства, исключающие преступность деяния: природа, система, квалификация. М., 2015.

Комментарий к статье 37. Необходимая оборона


Законодательство и постановление Пленума Верховного Суда РФ

1. Федеральный закон от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ "О противодействии терроризму".

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. N 19 "О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление" // БВС РФ. 2012. N 11.

1. Право на необходимую оборону основывается на конституционном положении, согласно которому "каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом" (ч.2 ст.45 Конституции РФ).

2. Необходимая оборона допускается только от общественно опасных посягательств. Уголовный закон не раскрывает это понятие, его содержание может быть установлено на основе анализа судебной практики. К общественно опасным посягательствам относятся действия, которые по их совершении немедленно и неотвратимо вызывают наступление реальных серьезных вредных последствий для личности, общества или государства, причинение которых в принципе уголовно наказуемо.

К общественно опасным посягательствам можно относить насильственные действия, создающие угрозу причинения вреда или реально причиняющие вред жизни или здоровью человека, а также имуществу. К общественно опасным посягательствам также можно относить ненасильственные действия, которые, однако, угрожают немедленным и неотвратимым наступлением реальных серьезных вредных последствий для личности, общества или государства. Под эти достаточно емкие определения подпадают такие преступления, как убийство, причинение вреда здоровью, посягательства на свободу личности, половые преступления, насильственные и ненасильственные преступления против собственности (так, допустима необходимая оборона от кражи или грабежа), преступления против общественной безопасности, безопасности государства, правосудия и порядка управления, связанные с угрозой жизни или здоровью человека, а также имуществу (например, террористический акт, захват заложника, диверсия, побег, шпионаж и т.д.).

В п.2-3 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление" предложены некоторые критерии определения общественно опасного посягательства. Посягательство должно подпадать под признаки состава соответствующего преступления, предусмотренного УК РФ. Необходимая оборона от административных правонарушений, гражданско-правовых деликтов регулируется нормами не уголовного закона, а иных кодексов. Заблуждение лица о правовой природе совершаемого в отношении него посягательства следует оценивать по правилам о фактической ошибке либо как преступление по неосторожности (когда лицо не осознавало ошибочности своей оценки, однако по обстоятельствам дела должно было и могло это осознавать), либо как невиновное причинение вреда (при извинительности заблуждения). В целом квалификация здесь аналогична квалификации случаев мнимой обороны.

В законе говорится об общественно опасном посягательстве, а не о преступлении, следовательно, необходимая оборона допустима от действий невменяемых, лиц, не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность, субъектов, действующих невиновно (например, в состоянии фактической ошибки). В этом смысле требования к посягательству состоят в необходимости установления в нем признаков как минимум объекта и объективной стороны какого-либо состава преступления из предусмотренных уголовным законом. В соответствии с п.5 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление" "необходимая оборона может быть признана правомерной независимо от того, привлечено ли посягавшее лицо к уголовной ответственности, в том числе в случае защиты от посягательства лица в состоянии невменяемости или лица, не достигшего возраста, с которого наступает уголовная ответственность".

3. Дискуссионен вопрос о возможности признания состояния необходимой обороны в случае отражения неосторожных посягательств. Например, лицо в шутку наставляет на другого оружие, не зная, что оно заряжено, и намереваясь опять-таки в шутку нажать на курок, а тот, на кого оружие наставлено, наносит удар шутнику и тем самым предотвращает выстрел. Все иные условия правомерности необходимой обороны (включая условие своевременности, так как отражается не совершающееся неосторожное преступление, а реальная угроза его совершения) соблюдаются; кроме того, уголовный закон не ограничивает круг посягательств, от которых возможна необходимая оборона, только умышленными деяниями. Как следствие, в крайне редких ситуациях необходимая оборона возможна и от неосторожных посягательств. Это прямо допускается и п.3 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление".

Неоднозначно решается вопрос о возможности необходимой обороны от посягательств на честь и достоинство личности. Представляется, что в случае одномоментного посягательства на честь и достоинство личности "обороняющийся" просто не в состоянии успеть совершить оборонительные действия по пресечению посягательства, так что последние образуют уже расправу с обидчиком, квалифицируемую как умышленное преступление на общих основаниях. Однако в редких случаях продолжаемых во времени посягательств (например, попытка выставить на всеобщее обозрение или распространить клеветнические сведения об обороняющемся) необходимая оборона может быть констатирована, хотя затруднительно представить защитные действия, не превышающие в такой ситуации пределов необходимой обороны (разве что причинение легкого вреда здоровью либо же уничтожение или повреждение чужого имущества).

Не следует сводить посягательство, о котором речь идет в ч.1 и 2 ст.37, только к нападению на личность (в том числе в смысле п.6 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм"). Последнее понятие используется в ч.21 ст.37, ограничивая сферу действия данной нормы, тогда как ч.1 и 2 ст.37 охватывают более широкий круг преступных посягательств, не сводимых только к нападению.

Необходимая оборона невозможна от посягательств, совершаемых путем бездействия. Приводимые случаи, являющиеся предметом обсуждения (например, мать не кормит своего ребенка и принуждается к этому или стрелочник не переводит стрелку, создавая риск крушения поезда, и принуждается к этому), не подпадают по смыслу уголовного закона под понятие "посягательство", используемое в ст.37 УК РФ, и могут расцениваться по правилам о крайней необходимости. В п.3 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление" содержится ссылка на бездействие как разновидность общественно опасного посягательства при необходимой обороне, однако убедительных примеров в пользу такой позиции в судебной практике не встречается.

Возможна необходимая оборона от неправомерных как по существу, так и по форме действий должностных лиц, связанных с применением насилия в отношении граждан либо с угрозой его применения. Явная неправомерность таких действий образует состояние необходимой обороны; защита от действий, ошибочно расцениваемых защищающимся как неправомерные, но в действительности являющихся законными, расценивается по правилам о "мнимой" обороне. Этот вывод следует из п.6 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление". Ограничение применимости нормы о необходимой обороне здесь лишь насильственными действиями должностных лиц обусловлено тем, что для ненасильственных неправомерных действий законодательством установлен особый порядок обжалования, в том числе судебного. Вместе с тем такое ограничение носит доктринальный характер и не может быть ни подтверждено, ни опровергнуто сложившейся судебной практикой.

Особую правовую оценку получают случаи с нападением животных. Защиту от нападения дикого животного следует расценивать по правилам о крайней необходимости; аналогичное правило применимо к домашним животным, нападающим по собственной инициативе или по указанию лиц, не являющихся их владельцами (если последняя ситуация мыслима в принципе). Если же домашнее животное нападает по указанию хозяина, и вред причиняется самому животному, а также если вред причиняется хозяину животного, пытающемуся натравить животное, то такие случаи рассматриваются по правилам о необходимой обороне. Вместе с тем существует дискуссия о правомерности отнесения к необходимой обороне ситуаций с причинением вреда натравливаемому домашнему животному; предлагается такие случаи расценивать по правилам о крайней необходимости.

4. Нарушает данное условие правомерности и не создает необходимой обороны так называемая провокация необходимой обороны, т.е. умышленные действия лица, вызывающего на себя посягательство со стороны другого лица и использующего нападение со стороны последнего как повод для причинения вреда здоровью, хулиганских действий, сокрытия другого преступления и т.п. Содеянное квалифицируется как умышленное преступление на общих основаниях (п.9 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление").

Применительно к провокации необходимой обороны в судебной практике выработано несколько правил квалификации причинения вреда в ссоре (драке), а также при перестрелках преступных группировок между собой. Считается, что действия инициатора драки (ссоры, перестрелки) безусловно не создают для него в процессе этих событий необходимой обороны независимо от их течения. При этом в принципе состояние необходимой обороны все-таки можно усмотреть даже на стороне инициатора драки (ссоры, перестрелки), если другая сторона противостояния неожиданно для него начинает применять насилие (включая оружие или предметы, используемые в качестве оружия), явно выходящее за пределы ожидавшегося в начале столкновения. Неинициатор драки (ссоры, перестрелки) в случае вынужденности защитных действий и неожиданности нападения может ссылаться на необходимую оборону (если соблюдены также все иные условия ее правомерности). Наличие возможности избежать драки (ссоры, перестрелки) либо же "равная вина" с инициатором в их развязывании исключают ссылку на необходимую оборону для обеих сторон. Действия разнимающего драку (ссору, перестрелку) с целью пресечения нарушения общественного порядка и не становящегося ни на чью сторону, а также действия защищающего другое лицо от инициатора драки (ссоры, перестрелки) образуют состояние необходимой обороны.

CLASS="formattext topleveltext">

5. Нарушает данное условие правомерности и не создает необходимой обороны защита против лица, уже действующего в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости. Иными словами, если изначально посягающий сталкивается с активным сопротивлением со стороны потерпевшего, то его действия по причинению вреда такому потерпевшему в защиту от его оборонительных действий не создают необходимой обороны и расцениваются как умышленное преступление на общих основаниях. Если же посягающий, столкнувшись с активным сопротивлением со стороны потерпевшего, очевидно прекратил нападение, однако последний, осознав это, пытается тем не менее расправиться с первым, то защитные действия посягающего в такой ситуации будут образовывать необходимую оборону. Допустима необходимая оборона и от явного превышения пределов необходимой обороны: если при пресечении кражи неожиданно появившийся собственник попытается убить вора, то вор имеет право на необходимую оборону от собственника. Защита против действующего в состоянии крайней необходимости при известности "защищающемуся" о наличном и действительном состоянии правомерной крайней необходимости (например, автомобиль нужен для того, чтобы срочно отвезти пострадавшего в больницу, о чем известно владельцу машины, однако он оказывает сопротивление) также не образует необходимой обороны и расценивается как умышленное преступление на общих основаниях. Напротив, явно надуманное состояние крайней необходимости, неправомерность крайней необходимости либо неизвестность защищающемуся о реальном состоянии крайней необходимости допускают ссылку на необходимую оборону (например, лицо в действительном состоянии крайней необходимости пытается воспользоваться машиной обороняющегося, не объясняя ему, зачем она потребовалась).

6. Не создает состояние необходимой обороны защита от действий, хотя формально и содержащих признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом, но заведомо для причинившего вред не представлявших в силу малозначительности общественной опасности (ч.2 ст.14 УК РФ). В таких случаях ответственность наступает за умышленное преступление на общих основаниях (п.5 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление").

7. Действительность посягательства означает, что оно происходит в реальной действительности, в реальной жизни, а не в воображении обороняющегося.

Нарушение рассматриваемого условия правомерности, т.е. предположение обороняющегося о существовании посягательства при его фактическом отсутствии, именуется в уголовном праве либо воображаемой, либо мнимой обороной.

Воображаемая оборона имеет место тогда, когда посягательства не существовало в реальности и обстоятельства не давали лицу абсолютно никаких оснований полагать, что оно происходит. В таких случаях чьи-то действия рассматриваются как посягательство из страха или вследствие самовнушения. Квалифицируется причинение вреда здесь как умышленное преступление на общих основаниях (п.16 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление").

Мнимая оборона является разновидностью фактической ошибки и имеет место тогда, когда посягательства не существовало в реальности, однако лицо полагало, что оно происходит. Правила квалификации мнимой обороны приведены в п.16 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление".

Возможны два варианта мнимой обороны: во-первых, извинительная мнимая оборона; во-вторых, неизвинительная мнимая оборона. Извинительная мнимая оборона имеет место тогда, когда в отсутствие реального общественно опасного посягательства обстановка происшествия давала основания полагать, что совершается реальное посягательство. В этом случае лицо допускает извинительную фактическую ошибку. Действия лица в ситуации извинительной мнимой обороны оцениваются как бы по правилам о необходимой обороне; т.е. если будь посягательство реальным, были бы соблюдены все иные условия ее правомерности, то лицо не подлежит уголовной ответственности. Если же, будь посягательство реальным, лицо превысило бы тем не менее пределы необходимой обороны, то оно подлежит ответственности по нормам о превышении пределов необходимой обороны (ч.1 ст.108, ч.1 ст.114 УК РФ). Нарушение при извинительной мнимой обороне иных условий правомерности необходимой обороны (например, наличности посягательства, своевременности защиты) расценивается по соответствующим правилам, связанным непосредственно с нарушаемыми условиями.

Неизвинительная мнимая оборона имеет место тогда, когда в отсутствие реального общественно опасного посягательства обстановка происшествия давала основания полагать, что оно совершается, и лицо предполагало о его наличии, однако по обстоятельствам дела должно было и могло осознавать ошибочность своего предположения. В этом случае лицо действует небрежно, а его действия по причинению вреда квалифицируются как преступление, совершенное по неосторожности. Здесь имеет место юридическая фикция: вследствие мнимости обороны действия по умышленному причинению вреда квалифицируются как совершенные по неосторожности. Лицо может нести ответственность только за причинение тяжкого вреда здоровью человека (ч.1 ст.118 УК РФ) или смерти (ст.109 УК РФ).

8. Наличность посягательства означает временной интервал существования посягательства, в течение которого действия рассматриваются как посягательство и дают обороняющемуся лицу право защищаться от него. Наличности посягательства логически соответствует такое условие правомерности необходимой обороны, как своевременность защиты, и потому их можно рассмотреть вместе далее.

9. Условие правомерности необходимой обороны, согласно которому защите может быть подвергнут широкий круг правоохраняемых интересов, означает следующее. В соответствии с уголовным законом посредством необходимой обороны могут защищаться, во-первых, личность и права обороняющегося; во-вторых, личность и права других лиц (как близких обороняющемуся, так и совершенно посторонних для него); в-третьих, охраняемые законом интересы общества; в-четвертых, охраняемые законом интересы государства. Данное условие правомерности коррелирует с первым условием (об общественно опасном посягательстве), фактически подтверждая вывод о том, что состояние необходимой обороны возможно при совершении широкого круга общественно опасных посягательств.

Защищаемые интересы должны быть правомерными. Так, нельзя рассматривать как необходимую оборону насильственные действия во избежание раскрытия преступления или действия, внешне подпадающие под иные условия правомерности необходимой обороны, однако нацеленные на расправу с посягающим. Нарушение данного условия правомерности квалифицируется как умышленное преступление на общих основаниях.

10. Защита от посягательства должна быть сопряжена с причинением вреда исключительно посягающему. В этом условии можно выделить два значимых момента: во-первых, защита состоит в совершении действий по причинению физического или, крайне редко, имущественного вреда; во-вторых, вред при необходимой обороне причиняется исключительно посягающему, что, среди прочего, отличает необходимую оборону от крайней необходимости.

Защитные действия при необходимой обороне заключаются в совершении активных действий; невозможно защищаться от посягательства путем бездействия.

Уголовный закон не требует от обороняющегося выбора минимального по степени вредоносности ответа на посягательство; постольку, поскольку нет превышения пределов необходимой обороны, обороняющийся может избрать любой способ защиты.

CLASS="formattext topleveltext">
Право на защитные действия принадлежит в равной мере всем лицам и не связано с возможностью избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти (ч.3 ст.37). У частных лиц имеется право на необходимую оборону и как следствие возможность выбора, т.е. обороняться, сбежать или подчиниться, тогда как некоторые категории лиц обязаны оборонять себя, других граждан, общество и государство от преступных посягательств (например, сотрудники правоохранительных органов). Неисполнение этой обязанности, в свою очередь, при определенных обстоятельствах может образовывать преступление (например, по ст.293 УК РФ). В п.27-28 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление" приводятся правила квалификации действий, совершенных сотрудниками правоохранительных органов и аналогичных субъектов, в состоянии необходимой обороны. Особое внимание следует обратить на п.28 (абзац второй) этого постановления, согласно которому допускается состояние правомерной необходимой обороны и тогда, когда лицо применяет "оружие, специальные средства, боевую и специальную технику или физическую силу с нарушением установленного действующим законодательством порядка их применения, если исходя из конкретной обстановки промедление в применении указанных предметов создавало непосредственную опасность для жизни людей или могло повлечь за собой иные тяжкие последствия (экологическую катастрофу, совершение диверсии и т.п.)".

В случае если посягающих несколько, то вред может причиняться как всем им, так и любому из них. В таком случае не требуется причинения равного вреда всем посягающим, а меры защиты зависят не от поведения конкретного участника группы посягающих, а от поведения всей такой группы в целом. Даже сравнительно пассивно действующему посягающему может причиняться самый серьезный вред, вызываемый опасностью и характером действий всей группы.

Нарушение рассматриваемого условия правомерности может иметь место только при причинении вреда третьим лицам. Здесь возможны варианты развития событий с различной уголовно-правовой квалификацией. Во-первых, умышленное причинение вреда третьим лицам (как человеку, так и юридическим лицам, обществу или государству) в целях защиты от посягательства может образовывать состояние крайней необходимости (например, при нападении грабителей разбить витрину магазина с целью вызвать срабатывание сигнализации). Во-вторых, возможна ошибка в личности посягающего, когда вред ошибочно причиняется постороннему человеку, принятому за посягающего. По общим правилам квалификации фактической ошибки ответственность здесь либо исключается (извинительная фактическая ошибка, содеянное расценивается по правилам о необходимой обороне, если соблюдены все иные условия ее правомерности), либо наступает за неосторожное причинение вреда. В-третьих, если при необходимой обороне произошло отклонение действия, то вопрос решается по общим правилам об отклонении действия. Например, вы